1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 Голосов)

Описывая жизнь Господа Иисуса Христа, святые евангелисты нигде не сказали о внешности Спасителя, не дали даже самого общего представления о Его лике.

Из святых евангелий об облике Спасителя можно узнать совсем немного: что внешне Господь не отличался от своих учеников, или вообще от галилеян (Мф. 26, 69-75); что будучи кроток и смирен сердцем (Мф. 11, 29), Он иногда одушевлялся во время беседы и тогда говорил как власть имеющий, как никто из людей говорить не может (Иоан. 7, 44-47). А обыкновенно говорил тихо, опустив глаза (Лк. 6, 20), и, может быть, от этого казался старше своих лет (Иоан. 8,57). По Воскресении внешний вид Его настолько изменился, что и ученики Его иногда не узнавали (Мф. 28, 17; Л к. 24, 16; Иоан. 21,12).

Иногда Он являл Свое человеческое в немощи - уставал, жаждал, отдыхал во сне, был схвачен и связан в саду Гефсиманском, претерпел поругание, был распят и погребен.

Иногда Он являл Свое естество в состоянии славы и величия.

До нас не дошли прижизненные изображения Спасителя. Известно, что Его лицо чудесно отпечаталось на убрусе. Это - доподлинное изображение Божественного Лика Спасителя, самое достоверное и точное изображение Его внешности.

У тех, кто видел подлинный Нерукотворенный образ Господень, он невольно вызывал благоговение.

Первое, что поражало в иконе, - это глаза Спасителя. Живые, блестящие, они пронизывали каждого приближавшегося к Образу. Они будто испускали из себя светлые лучи. Где бы ни стоял смотревший, создавалось ощущение, что Спаситель смотрит именно на него каким-то особо приятным и нежным взором.

Волосы, темные, почти черные, спускались с середины широкого и довольно большого лба по обеим сторонам Лика. Закрывая уши, они соединялись с бородой.

Нос прямой, немного длинный, но пропорциональный; усы едва покрывают верхнюю губу, но нижняя совершенно открыта, так что хорошо видны прекрасно очерченные губы.

Этот Образ имел что-то сверхъестественное. Многие художники и иконописцы, видевшие этот Образ, свидетельствовали, что никаким искусством нельзя было достигнуть такого эффекта, что нет таких красок, которые могут передать цвет Святого Образа.

В 944 году стараниями греческого императора Константина Порфирогенета Нерукотворенный образ Господень был перенесен из Едессы в Константинополь. Но в 1204 году Константинополь был разграблен крестоносцами, Нерукотворенный образ был похищен, и корабль, везший эту святыню, затонул в Мраморном море.

Казалось, что мир потерял единственное свидетельство о внешнем облике Спасителя.

Но христиане, бережно относящиеся к каждому слову о Спасителе, сохранили предание, как выглядел Господь Иисус Христос. Немало современников Спасителя могли рассказать о Его облике тем христианам, которые уже не могли видеть Учителя - ведь вся Иудея с Галилеей видела Его и слушала Его проповеди.

Сами святые апостолы далеко не всё передавали ученикам в письменном виде - "...многое имею писать вам, не хочу на бумаге чернилами, надеюсь придти к вам и устами к устам говорить" (Второе послание Иоанна, 12) - и несомненно рассказывали, как же выглядел Учитель.

Эти рассказы очевидцев, переходя из уст в уста, из рода в род, и помогли сохранить предание о внешнем облике Господа нашего Иисуса Христа.

Авторитетный церковный историк Никифор Каллист, живший и писавший в XIV веке, тщательно собиравший и изучавший произведения своих предшественников, в своей "Церковной истории" так описывает внешность Спасителя:

"Вот изображение Господа нашего Иисуса Христа, сколько мы узнали от древних и какое только можно сделать в описании, всегда несовершенном.

Лицо Его отличалось красотой и выразительностью.

Волосы русые, не слишком густые и слегка волнистые; брови черные, но не совсем круглые.

Смугловатые и живые глаза неизъяснимо приятны. Нос был у Него продолговатый, борода русая и довольно короткая; но волосы на голове Он носил длинные. Иисус Христос никогда не стригся; ничья рука не касалась головы Его, кроме руки Матери, и то только тогда, когда Он был еще Младенцем.

Голову держал Он несколько наклонно, и от этого рост Его казался не так высок.

Цвет лица Его был почти пшеничный, когда пшеница начинает поспевать. Лицо было ни кругло, ни продолговато. Он много походил на свою Матерь, особенно нижнею частью лица, и был нежно румян.

Вид Его выражал важность, мудрость, кротость и милосердие.

Наконец, Он во всем походил на Божественную и непорочную Свою Матерь".

Ссылка на древних авторов указывает, что Никифор Каллист заботливо и бережно собирал все сведения, как письменные, так и устные. И если в своем описании он и не представил нам истинного изображения Спасителя, то несомненно сохранил то, что дошло в устных и письменных сведениях до него, запечатлел, какой в его время представлялась внешность Спасителя.

Сохранились и другие свидетельства.

В послании к императору Феофилу о святых и честных иконах, приписываемом преподобному Иоанну Дамаскину, богослову и писателю XIII века, пишется, что Спаситель и Бог наш, соделовавшись человеком от Святой Девы и Богородицы Марии, "вместе с плотию и кровию имел душу разумную, носил дебелую плоть, имел вид, подобный нашему, очень многими чертами походил на Матерь Свою и представлял в Себе образ Адама".

В послании рассказывается, что император Константин велел изобразить Иисуса Христа так, как Он представлен древними историками: "благообразный, располагающий к себе вид, высокий рост, стан несколько согбенный, брови нахмуренные, нос правильный, волосы кудрявые, борода черная, лицо пшеничного цвета - как у Матери, пальцы продолговатые, голос звучный". Во всем Господь был "кроткий, великодушный, терпеливый" .

И хотя ученые сомневаются, что это действительно писал преподобный Иоанн Дамаскин, нет сомнений в достоверности самого послания.

Историки пришли к выводу, что это послание, адресованное действительно императору Феофилу, было написано в IX веке тремя патриархами - Иовом Александрийским, Христофором Антиохийским и Василием Иерусалимским.

Очень схоже описан Иисус Христос в послании Публия Лентула, который был назван проконсулом Иудейским при царе Ироде. Этот текст стал известен в XIV или XV столетии:

"В настоящее время явился у нас и теперь еще жив человек весьма добродетельный, по имени Иисус Христос. Народ называет Его великим Пророком, а ученики Его - Сыном Божиим. Он воскрешает мертвых и исцеляет всякие болезни и недуги. Он высок и строен; вид Его важен и выразителен, так что, глядя на Него, нельзя не любить и вместе не бояться Его. Волосы на голове отлива виноградного, до ушей без блеска и гладки, от ушей до плеч идут светлыми волнами и спускаются ниже плеч; на голове разделяются на две стороны, по обычаю назореев. Лицо гладкое и чистое, на всем лице нет никаких пятен. Щеки покрыты негустым румянцем. Вид благообразный и приятный, нос и уста правильные. Борода довольно густая и одинакового цвета с волосами; разделяется надвое с подбородка. Глаза голубые и очень блестящие. В выговорах и укоризнах - страшен; в наставлениях и увещаниях - ласков и любезен. Взгляд удивительно приятен и вместе важен. Никогда никто не видел Его смеющимся, но видели плачущим. Рост высокий, руки длинные и прямые, плечи совершенные. Речь Его ровна и важна; но Он говорит мало. - Это прекраснейший из всех человеков".

Нам не известно, кто такой проконсул Иудейский Лентул, которому приписывают это послание. Во время жизни Спасителя римскими прокураторами Иудеи были Колоний, Марк Амбивий, Аний Руф, Валерий Грат и, наконец, Понтий Пилат. После Пилата, осужденного в ссылку около 37 года н. э., следовал Маркел.

О Лентуле - ни слова! Но кем бы ни было написано это послание, подлинное оно или нет, важно, что оно, пусть даже созданное не позднее XV столетия - время обнародования текста, - во всем совпадает с тем изображением Спасителя, которое приводит в свой истории Никифор Каллист.

По разному изображался Спаситель первыми христианами.

Иудеи были традиционно не расположены к изображениям. Вторая заповедь десятословия - "не сотвори себе кумира, ни всякого подобия" - мешала христианам из иудеев, не проникшим в дух и смысл новой веры, перейти к православному иконопочитанию. И образ исторического Христа, запечатленный средствами живописи, мог оказаться для них камнем преткновения, соблазном. Для многих иудеев, как и язычников, почитание даже святейшего Лика Христа казалось идолопоклонством.

Кроме того, древняя Церковь опасалась оскорбления, поругания со стороны язычников. Вера в Распятого высмеивалась и преследовалась Его врагами, а над всем святым для христиан глумились и издевались.

Вот почему первоначальные образы, самые древние - символические. Спаситель представлен в виде рыбы, в виде креста, в виде агнца, в виде доброго пастыря, несущего на плечах заблудшую овцу, в виде Орфея, игрой на лире укрощающего зверей... Первые христиане стремились скрыть, держать в тайне от язычников, а иногда и от оглашенных предметы культа и веры - отсюда и символика, понятная лишь посвященным.

К глубокой древности относится обычай изображать Иисуса Христа в длинном хитоне, с длинными волосами, с небольшой раздвоенной бородой. Так Спаситель отображен уже на иконе II века, которая сохранилась в римских катакомбах.

На древних христианских саркофагах Господь изображается почти так же, как на современных иконах: в длинном хитоне и мантии, со свитком, жезлом, крестом или ключами в руках. Он так юн, что на лице еще нет бороды, а волосы слегка вьются. Обычай такого изображения Спасителя сохранялся до X века - это видно на мозаиках базилики святого Марка в Венеции.

Когда в изображаемом событии Спаситель являлся как Чудотворец, Сын Божий, древние мастера изображали Спасителя юным.

Когда же Господь Иисус Христос изображался в качестве Просветителя, Учителя, то ему придавали бороду, атрибут зрелости, опытности и мудрости.

Тело Богочеловека имело необыкновенную красоту, как и воспел о Нем пророк Давид: красен добротою паче сынов человеческих (Псал. 44, 2).

Но эта красота производила на людей совсем не то впечатление, какое обыкновенно производят красивые лица и тела. Тело Христово исцеляло все страсти, телесные и душевные. Каким свойством оно было проникнуто, такое свойство оно и сообщало. Оно всеобильно преподавало Божественную благодать всем, взиравшим на него, всем прикасавшимся к нему. И мужчинам, и женщинам. Это то Божественное тело, о котором Сам Господь засвидетельствовал: "Ядый Мою плоть и пияй Мою кровь во Мне пребывает, и Аз в нем" (Иоан. 6, 54,56).

При погребении тело Христово было положено в тесную, искусственную пещеру, высеченную в камне. Пещера была так тесна, что в Евангелии названа гробом. Вход так низок, что в нее надо почти заползать. Когда в пещеру внесли тело Христово, то вход в гроб был завален огромным камнем. Иудейские священники, опасаясь предсказанного Господом Воскресения Его и думая, что тело Христово подчинено тем же законам, которым подчинены тела человеческие, закрыли вход в пещеру и к тому же поставили у входа стражу.

По соображению человеческому было сделано все, чтобы воспрепятствовать Воскресению, а если бы оно все же состоялось, то стража должна была сразу же уничтожить Воскресшего.

Но Божественное тело воскресло, невзирая на все эти человеческие преграды. После Воскресения Божественное тело проникло сквозь затворенную дверь к апостолам. Оно не было узнано двумя учениками, шедшими в Еммаус, когда же они узнали Его при преломлении хлеба, - Оно внезапно со делалось невидимым.

Все апостолы видели, как это тело отделилось от земли, начало возвышаться и вскоре скрылось высоко в небе, на недосягаемой высоте.

И не потому ли евангелисты, зная тайну этого Божественного тела, проникнутые мыслью, чувством, сознанием, что Тот, о Котором они повествуют, Мессия и Бог, Который может восприять человеческое тело так как Ему угодно, и не обращали внимание на его человеческий вид?

И Та, Которая носила в себе это Божественное тело, стала превыше всех святых человеков и святых Ангелов. По объяснению преподобного Григория Синаита, Богоматерь была единственным словесным сосудом, в который Бог вселился самим существом Своим. Другие святые становятся причастниками Божественного естества и обителями Триипостасного Бога по действию в них Святого Духа, и только Богоматерь одна приняла в Себя Бога для Его вочеловечения.

О внешнем облике Пресвятой Владычицы нашей Богородицы

Церковь сохранила свидетельства о внешнем облике Той, Которая родила Спасителя мира.

Одно из драгоценных исторических свидетельств о Божией Матери - письмо святого Дионисия Ареопагита, знаменитого ученого афинянина, обращенного в христианство святым апостолом Павлом. Он посетил Божию Матерь через тринадцать лет после Вознесения Христова, совершив долгое и опасное путешествие в Иерусалим.

В Старом городе он разыскал Сионскую горницу, рядом с которой стоял дом апостола Иоанна, где среди верных учеников Ее Сына, в маленькой общине христиан, жила Та, к Которой стремились все сердца первохристиан.

Молодой афинянин, допущенный в дом и общавшийся с Самой Матерью Бога, был так потрясен этим, что даже через почти две тысячи лет сквозь строчки письма, написанного своему учителю, апостолу Павлу, чувствуется изумление и волнение, которые и сейчас охватывают каждого, читающего:

"Исповедую пред Богом, о славный учитель и путеводитель наш, что мне казалось невероятным, чтобы могло быть существо, так обильно исполненное Божественной силы и дивной благодати, кроме Самого Вышняго Бога. Но я видел не только душевными, но и телесными очами то, что никакой ум человеческий постигнуть не может. Да! Да! Я видел собственными очами Богообразную и выше всех духов небесных святейшую, Матерь Христа Иисуса, Господа нашего. Удостоился этого по особенной благодати Божией, по благословению высшего из апостолов, по неисповедимой благодати и милосердию Самой Пресвятой Девы. Еще и исповедую пред благодатью Спасителя и пред преславным совершенством Девы Марии Его, что когда Иоанн, верховный апостол и высший из пророков, сияющий в земной жизни своей, как солнце на небеси, ввел меня пред лице Богообразной и Пресвятой Девы, то меня озарил не только извне, но и изнутри столь великий и безмерный свет Божественный, и кругом разлились столь дивные ароматы и благоухания, что ни тело мое немощное, ни даже дух мой не могли вынести столь чудных знамений и начатков вечного блаженства. Изнемогло сердце мое, изнемог дух мой во мне от Ее славы и Божественной благодати. Свидетельствуюсь Самим Богом, рожденным от Ее девической утробы, что если б не были твои Божественные наставления и законы еще так свежи в моей памяти и новопросвещенном уме, то я почел бы Ее истинным Богом и почтил бы Ее поклонением, какое должно воздавать одному истинному Богу. Человек не может постигнуть блаженства, чести и славы выше того блаженства, которого я удостоился, увидя Пречистую. Я был тогда совершенно счастлив! Благодарю Всевышнего милосердного Бога, Божественную Деву и преславного апостола Иоанна, и тебя, верховного предстоятеля и начальника Церкви, за то, что ты явил мне высочайшее из благодеяний".

Никифор Каллист, который так тщательно собирал все дошедшие свидетельства о внешнем облике Спасителя, запечатлел в своей истории и внешний облик Его Матери:

"Она была роста среднего, или, как иные говорят, несколько выше среднего; цвет лица Ее был как цвет зерна пшеничного; волосы у Нее были светло-русые и несколько златовидные; глаза ясные, взгляд проницательный, со зрачками как бы цвета маслины; брови немного наклоненные и умеренно черные; нос продолговатый; губы цветущие, исполненные сладких речей; лицо не круглое и не острое, но несколько продолговатое; руки и пальцы длинные.

В Ней во всем была простота и совершенное смирение".

Сохранилось предание, что "одежда Пресвятой Девы всегда была скромной; поступь величественная и твердая; взгляд серьезный и приятный; речь краткая, льющаяся прямо из незлобивого сердца; обращение безыскуственное и простое. Вся красота Ее божественной души отпечатлевалась на Ее лице, но эта красота наружности была только прозрачным покрывалом, сквозь которое светились все добродетели непорочной красоты ума и души.

В каждом деле Она была исполнена кроткого величия и целомудрия.

Она была славнейшая и прекраснейшая из всех земных жен, потому что Она Пресвятая Дева не только плотью, но и духом, потому что в Ее лице сосредоточены все сокровища благодати".

Повторим слова святых отцов:

"Поистине в Святой Деве изумляет нас не только непорочная и чистая красота телесная, но особенно совершенство Ее души. У Нее ум, Богом управляемый и к Одному Богу направленный; Ее желание устремлено только к единому достойному желания и любви; ненависть Она имела только к греху. Она была смиренна сердцем, благомудренная в беседе; на слова не скора, говорила мало и только необходимое, к чтению была прилежна, всегда трудолюбива, ко всем почтительна, наставляя не человека, но Бога своим судьею. К бедным и страждущим Она была милостива и никому не отказывала в помощи. Ее безусловное смирение и преданность воле Божией, непрестанная молитва, благодушное терпение тяжелых испытаний, сердечная теплота к ближним, постоянно проявлявшиеся в Ней от младенчества до Успения, поставили Ее выше всех святых людей, выше даже сил небесных: все предстоят со страхом и трепетом пред престолом Господа, как слабые творения пред всесильным Творцом, а Пресвятая Богородица предстоит пред Ним с материнским дерзновением, и многое может молитва Матери к Ее Сыну и Богу нашему!"

Бережно хранятся Церковью предания о чудесном рождении и об избранничестве с младых лет Пресвятой Девы.

Таинственно и чудесно уже само рождение Ее. Божия Матерь родилась от святых и праведных родителей, Иоакима и Анны, и была единственным плодом их супружества. Испрошенная многими молитвами и слезами, Дева Мария родилась после продолжительного бесплодия родителей, родилась, будучи извещена об этом родителям Ангелом, родилась, когда родители были уже в преклонных летах.

Родители - святые Иоаким и Анна - были из тех, кого возлюбил Бог. Иоаким происходил из царского рода Давида, Анна - из семьи иерея Матоана, рода славного, давшего не только мать Пресвятой Богородицы, но и мать той, которая родит Иоанна Предтечу.

Сейчас можно только предполагать, почему же именно в этой семье родилась Та, Которая родит Спасителя мира, - и можно рассказать о праведности и благочестии Иоакима и Анны, об их добродетелях, - но нам понятно, что это чудесное рождение не могло произойти по естественным, человеческим законам, что это был род, избранный Богом.

Блаженный Иероним пишет, что когда Богоматерь по обету, данному Ее родителям, привели в храм, то трехлетняя Мария Сама, без чьей-либо помощи, вдруг стала восходить по ступеням храма и остановилась на последней, пятнадцатой верхней ступени.

Далее произошли еще более чудесные события.

Архиерей Захария вдруг неожиданно для всех служащих в храме ввел трехлетнюю Деву Марию в святая святых, в самую сокровенную часть храма, куда не было входа не только женщинам - они не допускались туда никогда и ни под каким предлогом, - туда не позволялось входить даже священникам, в святая святых входил только архиерей, и то раз в год.

И вот именно здесь - в святая святых - было назначено место для молитвы Пресвятой Деве.

Вскоре Пресвятая Мария выучилась читать, научилась женскому рукоделию. По свидетельству св. Епифания: "Она была остроумна и любила учиться, часто читала Священное Писание и размышляла о нем, также пряла шерсть и лен, вышивала шелками. Ее благоразумие удивляло всех. Особенно любила Она вышивать такие одежды, которые необходимы были священникам во время их служения, и занималась таким рукоделием, которое позже, при Ее Сыне, дало Ей средства к существованию. Она сделала Своими руками для Господа Иисуса хитон, сотканный без шва".

Тот же св. Епифаний пишет, что Пречистая отдавала Свою еду странникам и нищим, а Сама, как воспевает Святая Церковь, питалась хлебом небесным. Св. Герман вслед за св. Епифанием повторяет: "пребывая во святая святых, Она принимала сладкую пищу от ангела".

Вот как описывает блаженный Иероним жизнь Пресвятой Девы в раннем детстве:

"Блаженная Дева еще в младенчестве и Детстве Своем, находясь с прочими девицами, Ее сверстницами, в храме, жила благочинно: от раннего утра до третьего часа она стояла на молитве, а от третьего часа до девятого занималась рукоделием или чтением. Потом от девятого часа она начинала молиться и только тогда заканчивала молиться, когда Ангел приносил ей пищу. Так все более и более возрастала Она в любви к Богу".

Святитель Захария собственными глазами видел, как ангел являлся к Пресвятой Богородице с пищей, об этом пишет св. Георгий Никодимийский. Об этом же пишет и блаженный Иероним: "ангелы посещали Ее каждый день, и если бы кто спросил меня, как Пречистая Дева проводила время Своей юности, я ответил бы ему: "Это известно только Самому Богу и архангелу Гавриилу, неотступному Ее хранителю, а также и другим ангелам, которые часто приходили к Ней и сладко с Ней беседовали".

Когда, по свидетельству Георгия Кедрина, Пресвятой Богородице исполнилось четырнадцать лет, архиерей и священники приказали Ей, чтобы она, как и другие девицы, воспитывавшиеся в храме, вышла замуж. Но Пресвятая ответила им, что Она еще с момента рождения была отдана Своими родителями Богу, и невозможно Ей соединиться со смертным, когда Она обещала Бессмертному. Пресвятая Дева была первой из дев, посвятившая Себя Богу, потому что в ветхозаветные времена супружеская жизнь считалась более почтенной.

Св. Григорий Нисский пишет: "пока еще была Она в юных летах, иереи соблюдали Ее, подобно как Самуил во храме, но когда вошла в совершенный возраст, то они совещались между собою, как поступить, чтобы не прогневать Бога".

Священники молились пред кивотом завета, прося Бога показать достойного мужа. Им было велено избрать из рода Давидова безбрачных мужей, положить жезлы их на алтарь и отдать девицу тому, чей жезл расцветет. Был праздник освящения храма, и со всех окрестностей собралось много мужей, среди них и родственники Девы Марии. Святитель Захария, отец Иоанна Предтечи, собрал двенадцать безбрачных мужей из племени Давида, взял их жезлы и положил на ночь в алтарь. На другой день утром священники увидели, что жезл Иосифа расцвел и на нем сидит голубица.

Так Пречистая Дева Мария была обручена Иосифу. Это был муж - праведный, старый, ему было около восьмидесяти лет. Под видом супружества Она была вручена ему для хранения и попечения о Ней. Св. Афанасий Александрийский пишет, что "посредство Иосифа было нужно для того, чтобы Дева слыла замужнею, и чрез то самое дьявол не мог бы узнать будущее, как благоволит Бог обитать на земле с человеками".

Св. Василий Великий также подтверждает, что "обручение Иосифово было устроено для скрытия тайны от князя мира".

Живя в доме Своего обручника. Пресвятая Дева не изменила тот образ жизни, какой Она вела в храме. Дом Иосифа стал для Нее храмом. Георгий Кедрин рассказывал, что Она никуда не выходила из дома, общалась только с дочерьми Своего мужа, а время проводила в чтении Писания, посте и молитве.

По свидетельству св. Евода, после четырехмесячного пребывания Святой Девы в доме Иосифа наступил час воплощения Бога-Слова, час, который ожидался веками, час, в который началось наше спасение.

Дух Святой низшел на Нее после благовестия, произнесенного архангелом Гавриилом. Дух Святой очистил Ее, чистую по человеческим понятиям соделал благодатно-чистой, способной принять в Себя Бога-Слово и соделаться Его Матерью.

На любой из множества икон Благовещения мы видим, что Гавриил нашел юную Деву читающей. Икона представляет Божию Матерь с открытой пред Нею книгой. В тот момент, когда к Ней явился небесный вестник, Она, как думают святые отцы, размышляла о словах пророка Исаии "Се Дева приимет во чреве".

Смиренная Мария не решалась поведать обручнику, что Ей явился великий Архангел, что Она сделалась чудным Божиим храмом. Когда Иосиф узнал от Ангела, явившегося ему во сне, о великом предназначении обрученной ему Девы, - он понял и всю значимость своей обязанности относительно Нее, сделался Ее служителем, совершая свое служение с благоговением и страхом.

О времени рождества Спасителя многие достоверные историки пишут, что Господь наш Иисус Христос благоволил родиться в день воскресный, в полночь. То же подтвердил и шестой Вселенский собор, на котором было установлено, что день воскресный надлежит праздновать, потому что "в этот день Бог сотворил свет; в этот день с небес спала манна; в этот день Господь благоволил родиться; в этот день премилосердный Искупитель рода человеческого, для нашего спасения, воскрес из мертвых; в этот день излил Он Духа Святаго на апостолов".

Великие чудеса произошли на земле в тот день. В час рождения Христова заструился из камня источник в пещере Вифлеемской; а в Риме вышел из земли источник елея и потек в Тибр. Идольский храм, называемый вечным, упал, все идолы сокрушились. Там же засветились на небе три солнца. В Испании в ту же ночь увидели облако светлее солнца; в Иудее зимой расцвели виноградники в пустыне Енгаддийской.

В Евангелии повествуется, как ангелы с пением сошли на землю и видимо показались людям.

По ветхозаветным законам было положено после рождения младенца очиститься принесением жертвы Богу и молитвой священника, представить Господу первенца и искупить его установленной ценой.

Во исполнение этого закона Матерь Божия пришла в храм с Самим Законодавцем на руках и - Нетленная, Непорочная и Пречистая - подчинилась закону очищения. Ей, родившей Бога-Слова без греха, без нетления, не нужно было очищения, но она исполнила закон.

И здесь снова совершилось чудесное, подобное тому, что произошло в момент Введения Девы в храм, когда архиерей ввел Ее во святая святых.

Первосвященник Захария, отец Иоанна Предтечи, ставит Пречистую с Младенцем не там, где стояли жены, приходящие в храм для очищения, но на том месте, где стояли девицы и где не позволялось стоять замужним.

Когда же книжники и фарисеи вознегодовали, первосвященник объявил им, что Дева, хотя и стала Матерью, вместе с тем не перестала быть Девою.

Тут же в храме Богоматерь с Младенцем была встречена старцем Симеоном (Сретение), ведавшим, что приближается время ожидаемого Мессии, и Анной-пророчицей.

Есть предание, что на пути в Египет, куда вскоре должна была укрыть Младенца Богородица, на них напали разбойники, чтобы отнять осла, везшего бедную поклажу.

Один из разбойников, увидя неописанную красоту Младенца, изумленно сказал, что даже если бы Бог принял на Себя тело человеческое, то и тогда Он не мог бы быть прекраснее этого Младенца. Разбойник не допустил своим товарищам ограбить путников и тогда Пречистая Дева пообещала этому разбойнику, что Божественный Младенец со временем отплатит ему за это. Это был, по преданию, тот самый разбойник, который со временем будет распят по правую сторону Христа и которому Господь сказал: "днесь со Мною будеши в раи".

Неизвестно, сколько прожило в Египте Святое Семейство. Св. Епифаний говорит два года, Никифор - три, Георгий Кедрин - пять, Аммоний Александрийский - семь. Одно достоверно, что Они, по свидетельству Евангелия, оставались там до смерти Ирода.

По избиении Младенцев в Вифлееме и по смерти Ирода ангел Господень велел Иосифу с Матерью и Младенцем вернуться в пределы галилейские, в город Назарет. С этого времени начинается новое служение Божией Матери своему Божественному Сыну.

В последние три с половиной года пребывания Господа на земле, Богоматерь не могла быть постоянно при Нем. Это время Господь странствовал по земле Иудейской для возвещения Евангелия. Но и в это время Богоматерь часто виделась с Ним, часто следовала за Ним в числе учеников, внимая Божественному Откровению.

После страшных событий Голгофы, после чудесного Воскресения Богоматерь обрела покой в доме возлюбленного ученика Господа, апостола Иоанна Богослова.

Св. Лука пишет в "Деяниях апостольских", что по вознесении Христа на небеса, ученики Его возвратились с горы Елеонской в Иерусалим и, войдя в горницу, где совершалась тайная вечеря, пребывали там вместе в единодушии и молитве с женами и Марией, Матерью Иисуса.

Находясь в обществе первых христиан, благоговейно уважаемая всеми за Свое высокое достоинство Матери Господа Спаса мира, так и за Свою святость, глубину веры и знание истин евангельских, Пресвятая Дева нигде, однако, не выступает со словом проповеди, учительства, предоставляя это право апостолам Петру, Иакову и прочим.

Все время своей жизни по Вознесении Господа Пресвятая Богородица отдает теперь тем, кто отвергнут обществом - нищим, убогим, бедным вдовам.

Существует предание, что некоторые из иудеев, ненавидевших христиан и зорко наблюдавших за всеми их поступками, донесли своим книжникам, что Мария, Матерь Иисусова, ходит каждый день на Голгофу и там, у гроба Своего Сына, становится на колени, плачет, воскуряет фимиам.

Пречистая жила в доме св. Иоанна Богослова в Иерусалиме, на горе Сионской. С того момента, как Господь на кресте Ей сказал: "Жено, се сын Твой", а ученику: "се Мати твоя", возлюбленный ученик Господа принял Ее к себе в дом и служил Ей как своей матери.

С этих времен многие из новопросвещенных стали стекаться в Иерусалим из самых дальних стран, чтобы увидеть Матерь Божию и, узрев Ее пресветлое лицо, вообразить Самого Спасителя.

Как и о Спасителе, так и о Ней пронеслась слава во все концы земли. Все стремились увидеть Ее, что видно из послания св. Игнатия Богоносца, который писал из Антиохии к апостолу Иоанну Богослову:

"Многие жены у нас желают посетить Пречистую Деву, коснуться персей, питавших Господа Иисуса, и услышать от Нее о многих таинствах. У нас пронеслась о Ней слава, что эта Дева и Матерь Божия исполнена благодати и всех добродетелей. Рассказывают, что Она в гонениях и бедах всегда весела; в нуждах и нищете не огорчается; на оскорбляющих Ее не только не гневается, но даже делает им добро; в благополучии кротка; к бедным милостива и помогает им, как и чем может; крепко стоит за веру против врагов ее, и нашему еще юному благочестию есть Наставница и Учительница всем верным на всякое доброе дело; более всех любит смиренных, потому что сама исполнена смирения. Много похвал воздают Ей видевшие Ее. Неистощимо Ее терпение, когда насмехаются над Нею учителя иудейские и фарисеи. О ней рассказывали нам люди, достойные всякого доверия, что по Ее святости видно, как в Ней соединилось естество ангельское с человеческим. Все это возбудило в нас безмерное желание увидеть это небесное чудо и столь изумительную святость".

В другом послании тот же Игнатий Богоносец пишет к апостолу Иоанну Богослову: "Если только буду иметь возможность, то приду к тебе увидеться со всеми верными святыми, у тебя собранными, а более всего желаю увидеть Матерь Иисуса, о Которой говорят, что Она у всех вызывает удивление, почтение и любовь, и все горят желанием Ее увидеть. И как не желать увидеть Пресвятую Деву, побеседовать с Той, Которая родила истинного Бога!"

Когда Ирод стал гнать Церковь, убил мечом Иакова, брата Иоанна, только что возвратившегося из Испании, и хотел то же сделать с Петром, посадив его в темницу, тогда и самые главные апостолы должны были из-за страшных гонений оставить Иерусалим.

Они разошлись по вселенной, кинув сперва жребий, кому в какую страну идти. Оставили Иерусалим и Пречистая Дева вместе с апостолом Иоанном Богословом и отправились в Эфес, место, которое выпало апостолу по жребию.

Посещала Пресвятая Богородица новопросвещенных христиан и в других городах - например, была в Антиохии, у Игнатия Богоносца, которому писала: "приду с Иоанном, и тебя с твоими увижу".

К этому времени относится и предание о посещении Богородицей горы Афон. Праведный Лазарь, чудесно воскрешенный Господом Иисусом Христом, был посвящен во епископа острова Кипр. Желая увидеть Богородицу, но боясь придти в Иерусалим - иудеи грозились убить его, - Лазарь прислал корабль, чтобы тот привез Богородицу на Кипр. Богородица отправилась в плавание вместе с апостолом Иоанном и некоторыми другими учениками Христа.

Недалеко от Кипра корабль попал в страшную бурю, и его волнами отнесло к Афонской горе. Пресвятая Дева, поняв, что это указание промысла Божия, сошла на берег неизвестной Ей страны. На горе Афонской в то время было множество идольских храмов, среди которых возвышался огромный храм Аполлона. Как только корабль с Богородицей стал приближаться к афонским берегам, духи, находящиеся в идолах, призвали всех жителей поспешить к пристани для встречи Матери Бога Иисуса. Святая Проповедница совершила на острове много чудес, призвала язычников к крещению. Перед отплытием с Афона она пророчески сказала, что это место будет Ее жребием, данным Ей от Сына, и на месте этом почиет особая благодать.

Благодатные дары Святого Духа, которыми обиловали апостолы, преизобильно и более всех имела Богоматерь. Она имела и дар пророчества, и дар прозорливости, и дар чудотворений и другие бесчисленные дары. Прикосновение к Ней исцеляло неисцелимые недуги. Ее тело, освященное Богом, стало вместилищем и источником чудес. Иконы Божией Матери чудодействуют по всей земле, проповедуют, свидетельствуют.

Богоматерь в третий день по блаженном успении Своем воскресла и ныне жительствует на небесах душой и телом. Она не только жительствует на небесах: Она царствует на небесах. Она, как Матерь Царя Небесного, объявлена Царицей Небесной, Царицей и святых Ангелов и святых человеков, Ей даны особая власть и особое дерзновение ходатайствовать пред Богом о человечестве.

Святая Церковь, обращаясь с прошениями ко всем величайшим угодникам Божиим, ко всем Ангелам и Архангелам, говорит им: "Молите Бога о нас".

И только к Той, Которая носила в Себе и родила Господа, Церковь взывает: "Пресвятая Богородица Спаси нас".

© 2017 ХРАМ СВЯТИТЕЛЯ ЧУДОТВОРЦА НИКОЛАЯ НА ВОДАХ. Все права защищены.