1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.67 (3 Голосов)

Чудный луч Божией благодати на Полтавской земле

Летопись Владимирской Пушкарёвской иконы Богородицы

Владимирская Пушкарёвская икона Богородицы

В наше время этот образ, к сожалению, пока ещё знаком немногим. Хотя в нём — зримое воплощение трёхвековой эпохи Полтавского края, его многоликой церковной истории — годы расцвета, забвений, времена потерь и потрясений, обретений и новых надежд.

Дивным образом это живописное изображение Пречистой явилось полтавчанам после тяжкого шведского разбоя, благословило место для женской обители, дав ей жизненную силу и укрыв благодатным заступничеством. Затем икона сменила место своего пребывания. Покинув Полтаву, она принесла славу Великобудищанскому Божьему уделу, что в Диканьском крае. Впоследствии образ опекал Котелевщину, в частности, оберегал Матвеевский скит, облагодатствовал селение Милорадово. Недавно судьба вернула святыню на место её первоначального обретения. Дальнейший жизненный путь прославленного лика — в произволении Самой Пречистой.

«Иконы Божией Матери чудодействуют по всей земле, проповедуют, свидетельствуют, запечатлевают знамениями истину учения Христова» (Свт. Игнатий Брянчанинов)

Жемчужина Богородичной щедрости

По особенной благодати Божией Святая Русь получила множество чудотворных святынь — носителей и укрепителей веры православного народа. Чаще всего это изображения Приснодевы Марии — символ бесчисленных благодеяний Всемилостивой к роду человеческому и проявление Её материнской любви. Не в силах человеческих изложить все чудеса, совершённые пред Богородичными иконами. Всемилостивая всем внемлет, всех опекает, всем помогает...

Первообразом Богоматери, сотворённым для молитвенного поклонения христиан, считается Владимирская (Вышгородская) икона Девы Марии. Предание повествует, что она была написана святым евангелистом Лукой ещё при жизни Богородицы. Он имел горячее желание передать живописный лик Пречистой грядущим поколениям — и создал его на доске того стола, за которым трапезничало Святое Семейство. Сама Всецарица благословила Свой образ словами: «Отныне ублажат Мя вси роди. Благодать Родшегося от меня с сею иконою да будет».

Со временем в мире появилось немало списков с Владимирской иконы, созданных по просьбам ревностных богомольцев. Одним из таковых изображений стала и полтавская святыня. Размерами она невелика — 40 на 25 см, возрастом — достаточно старинная (на внешний вид ей не менее трехсот лет). Во всех разнообразных устных источниках и немногочисленных письменных документах описываемый чудотворный лик всегда именовался просто Владимирским. И издавна днями почитания этого образа на Полтавщине являлись даты празднования именно Владимирской святыни, то есть 21 мая (3 июня по н. ст.), 23 июня (6 июля) и 26 августа (8 сентября). По благословению Высокопреосвященнейшего Филиппа, епископа Полтавского и Миргородского, за полтавской святыней было окончательно закреплено наименование Владимирской Пушкарёвской. Так было решено сделать для того, дабы названием, запечатлевшим особенности географии её земного бытия, выделить сию икону среди других владимирских списков.

Промыслительное обретение

История явления Владимирской Пушкарёвской иконы уходит в ХVІІІ век. Как именно и при каких обстоятельствах это произошло, к сожалению, достоверно неизвестно. Согласно устным преданиям, образ был найден в безлюдной местности, находящейся за три версты от города Полтавы и принадлежавшей тогда полтавскому полковнику Мартыну Пушкарю. Случилось это вскоре после Полтавской баталии. Вероятно, лик был выкинут какой-то злодейской рукой, поскольку лежал в поруганном состоянии. Чудотворность иконы проявилась практически с самого момента её явления.

Несколько позже после обретения святыни на земле Пушкаря там образовался женский монастырь. Его насельницами стали монахини с Правобережного Подолья. Первоначально, в 1676 году, по благословению архиепископа Черниговского и Новгородского Преосвященного Лазаря (Барановича) и с разрешения полтавских городских старшин, они создали в Полтаве Покровскую обитель, которая расположилась близ Мазуривского Яра (нынешний спуск вдоль ул. Ленина). На указанном месте монастырь благополучно просуществовал до 1721 года. Затем же, опекунством полтавского полковника Ивана Черняка, сестринское общежитие было переведено на новое, более благоприятное место, определённое явлением там образа Богородицы. Таковое переселение было одобрено и тогдашним полтавским предстоятелем — Преосвященным Кириллом (Шумлянским), епископом Переяславским, а также согласовано с гетманом Левобережной Украины Иваном Скоропадским.

В 1762 году в селении Пушкарёвка, которое вначале числилось в реестрах второй полковой сотни, а позже отнеслось к Полтавскому уезду, возвели каменный Свято-Вознесенский монастырский храм, по милости Божией существующий и поныне. С тех пор женская обитель начала называться Пушкарёвской Покровско-Вознесенской (позже — Пушкарёвской Вознесенской). Главной духовной жемчужиной обители стала Владимирская Пушкарёвская икона, с которой было связано много разных случаев помощи и исцелений, происходящих после молитвенного предстательства пред ней. Сестры особо ценили свою Заступницу, всячески лелеяли и украшали сей священный лик.

Освящение Диканьского края

Однако пребывание Владимирской Пушкарёвской иконы на тогдашней дальней окраине Полтавы не было долгим. Спустя некоторое время святыня попала на Диканьщину, в Великобудищанский монастырь. Разумеется, чудотворные иконы месторасположения своего просто так не меняют и беспричинно никуда не переходят. Значит, была на то воля Пречистой и неведомый нам Промысл Господний.

Произошло это, вероятно, в конце 80-х годов ХVIII столетия. Именно тогда, по стечению обстоятельств, связанных с церковной деятельностью императрицы Екатерины ІІ, общежительство насельниц Пушкарёвской обители переводилось на собственное содержание. Итак, в 1786 году монастырь был реорганизован, хотя, находясь на самообеспечении, он формально ещё продолжал существовать несколько десятков лет. Матушки вынуждены были покидать родное гнездо. В качестве варианта, указом государыни монахиням было предложено перейти в другие Божьи уделы, в частности, влиться в лоно сестричества Великобудищанской обители — единственного в то время женского монастыря на Полтавщине. Таким образом, монастырские судьбы двух девичьих общин Полтавского края тесно переплелись.

Оказавшись на новом месте — в Спасо-Преображенском Великобудищанском монастыре, расположенном близ селения Чернечий Яр, что неподалёку от Диканьки, Владимирская Пушкарёвская икона не утратила своей славы и почитания. Молитвенная жизнь вокруг чудотворного образа не прекращалась, к нему не иссякал поток богомольцев, как и не оскудевала истощаемая святыней целительная сила. Следует отметить, что жизнь насельниц Чернечеярской обители была весьма скромной, но богатой на всяческие неурядицы, — однако сёстры не единожды узревали свидетельства того, что они во всех своих скорбях не оставлены покровительством Пречистой. Живописный лик Приснодевы часто одаривался богомольцами и был украшен драгоценной ризой, первоначально созданной ещё в Вознесенском монастыре. В память Богородичных благодеяний монахини составили специальную книгу, где фиксировались и подробно описывались тщательно проверенные случаи разнообразной помощи после молитвы пред святыней. Опись, к прискорбию, погибла в пожаре, случившемся в обители в 1848 году. После стихии уцелела только большая металлическая доска, на которой было вычеканено шесть чудес. Согласно архивным данным, надписи на ней были таковыми (дословно):

  • Пожару, случившемуся в монастыре сем и усилившуся, взяша икону Богородицы и внесли к тому месту. И от того часа пойде дождь и погаси пламень. 1791 г. августа 7 дня.
  • Села Чутовой крестьянина Ильи Яковцова дитя-мальчик пяти лет хромой ногою, привезён в монастырь, и по довольной молитве пред иконой Богоматери об нем — получил исцеление. 1801 г.
  • Села Дар-Надежды священника Дамиана Соборницкого дочка пяти лет, от болезни сделалась одним глазом слепою и, когда привезли к иконе Богородицы и отслужили молебен о болящей, того часа получила исцеление. 1801 г.
  • Села В. Будища казённый крестьянин Иоанн Красниченко дитя его двух лет, одержимое припадками, при иконе сей, отслуживши молебен Богородице, в тот час исцелися. 1802 г.
  • Козак местечка Ковалёвка Павел Гальяненко одержим духом, связанный привезён матерью, при иконе сей получил исцеление. 1809 г.
  • Коллежский асессор Илья Андреевич Сулима, будучи одержим глазною болезнью, сделался слеп и, когда помолился иконе сей, по возвращении в дом свой получил исцеление. 1811 г.

Небесное покровительство

В 1894 году Великобудищанский монастырь усилиями игуменьи Митрофании (Новиковой) и содействием монастырских благодетелей был переведён на другое, более удобное и перспективное место — в селение Писаревщину. Именно там обитель, которая теперь именовалась Свято-Троицкой, достигла своего небывалого расцвета: она построила два добротных храма, обзавелась земельными угодьями, вела огромное хозяйство, занималась разнообразным рукоделием, содержала детей-сирот и вела обширную образовательно-просветительскую работу. Число сестёр в сем Божьем уделе в начале ХХ века достигло почти 700 человек.

Как великобудищанские насельницы, так и богомольцы продолжали свято благоговеть пред своей почтённой святыней — образом Богородицы, теперь уже чинно помещённом в главном монастырском храме — Успенском соборе. Рядом с благолепно украшенным ликом находилась и упомянутая выше металлическая доска со свидетельствами о некоторых прежних чудесах. Сёстры обители отмечали, что посредством своих благодатных действий Владимирская Пушкарёвская икона побуждала их к ревностным подвигам на спасительном пути, давала силу в многочисленных трудах. Монастырская жизнь протекала мерно и благодатно.

Но после достижения своего расцвета Свято-Троицкая обитель была уничтожена силами зла. Осенью 1922 года атеистические власти монастырь закрыли, а сёстрам было велено разойтись «куда глаза глядят». Храмы подлежали разорению, церковная утварь — уничтожению, доска с записью о чудесах «пошла на лом». Однако, милостью Божией, Владимирскую Пушкарёвскую святыню богоборцы не тронули. Удивительно, но игуменье Митрофании было позволено сохранять образ у себя. Что же касается пышного «одеяния» иконы, создаваемого многими десятилетиями, то его участь осталась неизвестной. Разумеется, столь драгоценной ризы безбожные материалисты упустить не могли.

Вынуждено покинув стены Великобудищанского удела, значительная часть его насельниц во главе с бывшей настоятельницей укрылась от безбожных ветров в скромном монастырском скиту, расположенном близ села Матвеевка на Котелевской земле. Позже, когда сестринская мать отошла ко Господу, матушек постигла безутешная участь. Но, невзирая ни на что, монахини всячески уберегали свою главную монастырскую святыню, немало пережившую вместе с ними. Сестринская память твёрдо хранила монастырское предание, существовавшее в обители уже более полувека. Это было пророчество одной из прежних монастырских игумений — прозорливой старицы Феофилы. Ещё в середине ХIХ века сия мудрая управительница открыла своей последовательнице Митрофании (тогда ещё монахине) печальное будущее Великобудищанской обители. Она предрекла и то, что Владимирский Пушкарёвский образ после уничтожения монастыря в Писаревщине перейдёт в его заворсклянский (т. е. Матвеевский) скит, убережёт последний и будет там дотоле, доколе в нём будут находиться монашествующие. Грядущие годы полностью подтвердили сказанное.

Тяжкие годы земных мытарств

Пребывание чудотворного лика Небесной Покровительницы в Спасо-Преображенском скитском храме хранило эту церковь и ютившихся вокруг него матушек в страшные годы советского лихолетья, благословляло Христовых тружениц на подвиги исповедничества и укрепляло в мученичестве за веру. Они достойно вытерпели немало преследований и притеснений, выдержали презрения и уничижения.

В 1939 году роковой меч репрессий ударил и по Спасо-Преображенскому храму. На страстной неделе Великого поста был арестован последний скитской священник — отец Иоанн (Андриевский), церковные богослужения запретили, оставшихся великобудищанских монахинь обрекли на голод и холод. Но не отчаялись Христовы подвижницы и в час безысходности и скорби. Одна из бывших монастырских послушниц, Евдокия Ивановна Николаенко, постриженная в 1956 году в мантию с именем Евстолии, взяла на себя нелёгкий крест — уберечь от поругания монастырский чудотворный образ. В то опасное время, руководствуясь верой и вооружившись молитвой, она заботливо спасала икону. Как писал полтавский подвижник благочестия игумен Иоанн (Котляревский), имеющий непосредственное отношение к истории Матвеевской Спасо-Преображенской церкви, матушка Евстолия, сама не имеющая земного пристанища, «живя как птица, носила её [т. ё. икону. — Т. Ч.] с собою, пока не нашла приюта у одной женщины в Писаревщине, предоставившей ей уголок. Под праздники она убирала святыню цветами, возжигала лампаду и допускала прикладываться тем, кому доверяла». Послушница Евстолия паче собственной жизни сохраняла и лелеяла образ, свято веря в то, что святыня обязательно вернётся в храмовое лоно. Её надежды не остались посрамлёнными.

С началом Великой Отечественной войны жизнедеятельность Матвеевского Божьего удела потихоньку возродилась. С приходом туда небольшой группы сестёр возвратился на своё прежнее местопребывание в скиту и его чудотворный оберег. Невзирая на все ужасы войны, бывший монастырский оазис, будучи абсолютно незащищенным от обстрелов, дивным образом уцелел. Игумен Иоанн (Котляревский) описывал следующий случай: «В 1943 году в день Рождества Богородицы, когда по ту сторону Ворсклы ещё были немцы, а в Матвеевке сосредотачивались из леса части Красной Армии, на рассвете этого дня несколько монашек, предполагая, что будет бой, решили перебраться в Писаревщину. Взяв чтимую икону, они пошли, не представляя ясно сложившейся обстановки. Но, подойдя к переправе, они увидели, что мост уже взорван. Брести было глубоко и холодно, и они вернулись обратно. Поставив икону в церкви на её место, они вошли в сторожку и, помолившись ради праздника, начали завтракать.

В это время по отрядам, двигавшимся из леса мимо храма к переправе, открыли огонь, начался артиллерийский обстрел. Несколько снарядов упало в лесу и в саду за храмом. Один из снарядов должен был упасть в храм, но ударился в дерево, стоявшее у самой сторожки, и разорвался. Взрывной волной разворотило половину дома, повыбивало в церкви с обращённой к сторожке стороны все окна. А множество осколков, пробив крышу и стены, повредили некоторые иконы. Но Владимирский образ остался невредим вместе со своим киотом, хотя колонны иконостаса, где он находился, были сдвинуты взрывом».

Вид иконы во время её пребывания в Матвеевском храме. 50-е годы ХХ века
Вид иконы во время её пребывания в Матвеевском храме.
50-е годы ХХ века

Старожилы рассказывали, как во время бомбёжек матушка Евстолия, опасаясь за судьбу Богородичной святыни, вынуждена была бежать вместе с иконой за скитскую территорию, укрываясь в ямах. Снаряды разрывались рядом, засыпая женщину осколками и землёй, но ни она, ни образ не пострадали.

Очаг утешения и надежды

В послевоенные годы Матвеевский храм объединил вокруг себя немало страдающего люда. Ища отраду в святыне, народ слёзно припадал к прославленному чудотворному лику Богородицы. И Всемилостивая щедро утешала несчастных Своей материнской любовью. «Ток благодати Божией, предстательством Богоматери изливающий — через святую Ея икону, не оскудевал и далее, — отмечал игумен Иоанн (Котляревский), — К сожалению, запись чудес до 1917 года утрачена, а позже, по известным причинам, письмени не предавалось. Только каждый, подходя к этой «обмоленной» иконе, испытывал особое чувство, особенно в дни празднования Богоматери ради иконы Ея Владимирской — 21 мая, 23 июня, 26 августа.

Вкусивши сладости духовной, люди не только сами стремились к источнику благодати, но и других располагали к путешествию, нередко отдалённому и затруднительному».

Своего наибольшего церковного расцвета Матвеевский Спасо-Преображенский храм достиг в 50-х годах ХХ века. С 1951 по 1961-й его настоятелем был отец Иоанн (Котляревский). Именно в этот период бывший монастырский скит, а теперь обычная приходская церковь, стали излюбленным местом паломничества многочисленных богомольцев. Находились при этом духовном оазисе и великобудищанские монахини, выжившие после многолетних атеистических преследований. Богородичная святыня была средоточием молитвенных воздыханий прихожан и явилась залогом любви Пресвятой Богородицы, не оскудевающей к тем, кто вручил себя Её покровительству. Красиво украшенная, икона была размещена справа от алтаря — в специально обустроенном для неё киоте. На великие праздники монахини убирали образ бело-голубой драпировкой, а в будние дни — искусными вышивками. Изобилие благодарности, изливающейся из людских сердец, проявлялось в щедрых букетах цветов и разнообразных простых, но дорогих сердцу подношениях. Об этом игумен Иоанн писал: «Девицы обвешивали её лентами, жертвовали серьги, приколки, платки, одним словом, самое лучшее и дорогое для их возраста. Всё это принимала м. Евстолия и с удивительным вкусом и изяществом размещала вокруг образа. Даже в В. Посту, когда все украшения и полотенца снимались, светлое убранство вокруг св. образа м. Евстолия оставляла, объясняя, что «у Матери Божией поста нет. Там всегда Пасха»... Более всего прославлению иконы послужили многие чудеса, которые записывались... Во все указанные Богородичные праздники (т. е. даты, приуроченные памяти Владимирского образа — Т. Ч.), акафисты читались на всенощном бдении. По 6-ой песни канона вместо Синаксария предлагалось краткое повествование из истории праздника с нравственными выводами. А перед Литургией, после часов, отверзались Ц. Врата и духовенство (если было соборное служение) выходило к иконе Владимирской. Медленно пели все молящиеся: „Взбранной Воеводе“ пока совершалось каждение и затем всенародно нараспев совершалось последование акафиста Благовещенского». Богородичные дни отмечались в Матвеевском храме особо возвышенно и радостно.

Спасо-Преображенский Матвеевский храм — бывший монастырский скит. 50-е годы ХХ века

Спасо-Преображенский Матвеевский  храм — бывший монастырский скит. 
50-е годы ХХ века

Заметим, что в советские годы Владимирская Пушкарёвская икона драгоценной ризы не имела. Разумеется, не потому, что оклад было невозможно и некому сделать, а поскольку время было такое. Ибо в мире, далёком от верховенства веры, система ценностей была иная, и убранство на святыне не приветствовалось властью, строго контролирующей религиозную сферу. Единственным украшением, увенчивавшим святыню внутри её деревянного киота, являлся небольшой бумажный веночек, который чья-то добрая рука сплела с великой любовью и который сохранился и поныне. Вероятнее всего, сделала это неусыпная хранительница святыни монахиня Евстолия. Матушка чтила образ особо благоговейно — до последней минуты своей жизни оставаясь его неизменным опекуном. Она отошла ко Господу в 1959 году.

Уместно вспомнить об удивительном явлении, происшедшем в Матвеевском храме в конце 50-х годов и описанным тем же отцом Иоанном: «После последнего праздника Владимирской иконы 25 августа 1956 или 57 г., на другой день, придя в храм утром, священник заметил, что риза фольговая, до тех пор бывшая одинакового цвета с венчиком, теперь кажется золотистой, а венчик серебристым. Предполагая, что это явление происходит от лучей осеннего солнца и потому, что в киот надели новый белый венчик, он особого значения не придал. Но такое же явление наблюдалось и вечером, когда лучи заходящего солнца прямо не ударяли на святую икону. То же самое было и зимой, и весной, и летом. Тогда он спросил: „М. Евстолия, не замечали ли вы, что в святой иконе. Быть может, я раньше не замечал просто того изменения?“ М. Евстолия ответила: „И я давно уже вижу, что риза стала золотистою, но молчу. (Именно так риза выглядит и сейчас — Т.Ч.). Раньше этого не было. Только давайте не будем говорить, а то пойдут разговоры и икону могут забрать“. Так и решили, надеясь, что Царица Небесная явит Свою волю, если это будет нужно.

Потом стали поступать заявления о замеченном изменении цвета ризы и от других богомольцев. Выслушивая их, священник советовал это слагать в сердце своём не разглашая. Не зная, чем проявить свою любовь и благоговение, благодарные сердца богомольцев вещественно выражали это в украшении святой иконы художественно вышитыми драпировками».

Время забвения и второго явления

Волна церковных разрушений во времена хрущёвских притеснений веры коснулась и Спасо-Преображенского прихода. В 1961 году его жизненный пульс прекратил свое биение. Благодаря отцу Иоанну (Котляревскому) — рассудительному и мудрому настоятелю, множество храмовых святынь удалось спасти. Чувствуя надвигающуюся беду и с горечью осознавая неизбежность закрытия храма, батюшка заранее вывез в надёжное место некоторые иконы и книги. Был сохранён и чудотворный образ. Священник передал его на временное тайное хранение церковному старосте Ивану Ивановичу Максимовичу, проживавшему на окраине села Матвеевка, неподалёку от церкви. Вскоре после этого Спасо-Преображенский храмовый оазис был снесён с лица земли.

Духовные чада игумена Иоанна рассказывали, что батюшка не единожды просил Ивана Ивановича и его супругу вернуть ему Владимирский образ, но они, по непонятным для нас обстоятельствам, ослушались священника. В 1964 году отец Иоанн (Котляревский) ушёл из жизни. После преставления дорогого батюшки судьба цельбоносного образа Богоматери для многих бывших матвеевских прихожан очень долго оставалась неизвестной. Уходило в забвение прошлое Спасо-Преображенского храма, умирали его бывшие прихожане. Близкие духовные чада батюшки Иоанна были убеждены, что Владимирская икона находится в Матвеевке, и твердо верили — святыня жива. Старожилы также поговаривали, что некоторые православные изредка посещали дом Максимовичей, где без особой огласки хранился чудотворный лик Пречистой. После смерти Ивана Ивановича Максимовича и его супруги икона осталась под присмотром их дочери Александры. Последняя до глубокой старости мирно и беспечно проживала в родительском доме, оберегаемая от различных бед, нередко подстерегающих в то время её односельчан.

Благословение на Божие дело

Человеческий ум не в силах постичь промыслительных действий дивного в путях Своих Господа. Зачастую прожитый период времени открывает людям многие тайны, даёт ответы на нерешенные вопросы и указывает истину. Не без воли Пречистой десятки лет Её светлый лик находился практически в неизвестности, мирно пережив годы «холодной войны» с религией, времена духовного застоя и церковного презрения.

В конце 80-х годов прошлого столетия Владимирская Пушкарёвская икона покинула Матвеевку и оказалась в селе Милорадово, территориально относящемся к тому же Котелевскому району. В этот раз она освятила своим присутствием усадьбу сына И. И. Максимовича — Николая. Николай Иванович прошёл фронтовые тернии Великой Отечественной, служил военным, 33 года проработал на учительском поприще, а затем, как глубоко уважаемый и почтенный в своем селении человек, стал местным депутатом и председателем сельсовета. Именно он выступил главным инициатором возрождения милорадовской духовной жизни, которая за 50 лет после разрушения там прекрасной Спасо-Преображенской церкви практически угасла. Осознавая, что в экономических условиях начала 90-х годов прежнее величественное здание храма уже не восстановить, Николай Иванович взялся за обустройство скромного помещения для совершения богослужений. Будучи мастером на все руки, он сам выполнял в нём разнообразные работы, жертвовал на это свои деньги, показывая пример другим. На сие благое дело сельский глава поднимал и односельчан, собирая с них пожертвования на храм и активизируя их церковную посещаемость. Позже Николай Иванович отмечал, что с прибытием в его дом Владимирской святыни он почувствовал резкое изменение жизни к лучшему. Именно этому образу Максимович был обязан семейным благополучием и высокими порывами души, которыми он руководствовался в своих добрых начинаниях. Добродетель искренне желал, чтобы Владимирская святыня не оставляла Милорадово до его преставления ко Господу. Просьбу Николая Ивановича уважили.

Молебен на месте разрушенного Матвеевского скита. 1999 год
Молебен на месте
разрушенного Матвеевского
скита. 1999 год

Несколько лет подряд Милорадово посещали паломники из Полтавы. На праздничные и Богородичные дни они молились в местном храме, устраивали для жителей села разнообразные встречи и вечера, во время которых рассказывали историю Матвеевского Спасо-Преображенского скита, Владимирской Пушкарёвской святыни, повествовали о праведной жизни приснопамятного игумена Иоанна (Котляревского). Чудотворный лик часто выносился из дома Максимовичей, бывал на богослужениях. Настоятель милорадовской церкви отец Василий (Луценко) с великой пастырской заботой встречал прибывших богомольцев, угощал их обильной трапезой, вместе с ними совершал поездки на место бывшего скитского храма. Там, на руинах прежней монастырской славы, батюшка служил молебен пред местночтимым образом. Особое чувство благоговения и молитвенного восторга охватывало присутствовавших тогда, когда на их глазах святыня озарялась дивным светом, разливая вокруг радужное сияние, а давний и тёмный лик становился более светлым и выразительным.

Возвращение в родное лоно

После смерти милорадовского хранителя Владимирской Пушкарёвской святыни Н. И. Максимовича, образ прибыл в Полтаву. Вечером 22 декабря 2002 года в Свято-Макариевском кафедральном соборе он был торжественно встречен жителями областного центра. При огромном стечении народа и многочисленном духовенстве города прошло всенощное бдение, а на следующий день была отслужена Божественная Литургия. Следует отметить, что 8 сентября того же года (в день празднования Владимирского образа) святыня уже посещала Полтаву — впервые после более чем двухвекового отсутствия. Однако то были просто её «гостины».

С конца 2002 до начала 2005 года Владимирская икона находилась в домовой церкви архиерейского дома. Зимой 2005 года, после десятилетий забвения, освятилась молитвой отреставрированная Пушкарёвская Свято-Вознесенская церковь. На храмовый день в стены древнего, некогда монастырского, храма вернулась его дивная жемчужина. Ныне икона обрела пристанище в резной деревянной сени, сооружённой в 2009 году группой полтавских зодчих под руководством мастера Михаила Иванович Гаха.

Сейчас каждый желающий может прийти в Полтавский Свято-Вознесенский храм, прикоснуться к чуду Божественной любви, открыть своё сердце Матери Света, и поныне незримо избавляющей нас от бед и несчастий.

Напоследок хочется напомнить, что с начала ХХI века возобновилась церковная жизнь и в стенах бывшего Великобудищанского женского монастыря. А с 2010 года там затеплилась лампада монашеского бытия. Современные насельницы, их пока только две — причастницы и преемницы славы прежней обители, жаждут укрепления в молитвенном делании, защиты и поддержки. Многие богомольцы выражают желание, чтобы чудотворная Владимирская Пушкарёвская святыня периодически посещала село Писаревщина, дабы сопутствовать возрождению духа его прежней обители, а также обратить внимание окрестных жителей на их исконные православные реликвии. Поступают предложения, чтобы 3 июня (день празднования Владимирского образа) полтавская икона, посещая полтавские и диканьские храмы, находящиеся на пути её следования, доставлялась в Великие Будищи, а оттуда торжественным Крестным ходом двигалась в Писаревщину, где бы оставалась на летний период. Именно в это время село наполняется большим количеством дачников и горожан, посещающих церковь. К тому же, тёплое время года умножает число трудников, приезжающих на выполнение работ по восстановлению Великобудищанского монастыря. А 8 сентября, в день памяти Владимирского первообраза, Пушкарёвская икона могла бы возвращаться в Полтаву. Таким образом, чудотворный лик равно бы почитался и как полтавская, и как будищанская святыня. Во время же отсутствия в храмах оригинала образа его могли бы заменить искусно написанные копии.

Однако человек предполагает, а Господь располагает. Будет ли на то воля Пречистой — ответит время.

Татьяна Черкасец,
историк-краевед

Божий глас
и человеческий отклик

Игумен Иоанн (Котляревский)Иконопочитание есть наиболее характерный критерий Православия, а отношение к иконам является явным проявлением православности или неправославности. В прагматично-циничном сегодня рассказы о чудотворениях сродни апокрифам. Но Божией милостью эти небесные капли не иссякают и поныне. Чудеса встряхивают нас, заставляют задумываться о своей окаянности перед Господом и перед людьми.

В продолжение темы о Владимирской Пушкарёвской чудотворной иконе хочется процитировать слова полтавского подвижника благочестия игумена Иоанна (Котляревского), изложенные в его рукописном труде: «Очерки Спасо-Преображенского скита Велико-Будищанского женского монастыря». Эти изречения, написанные более чем полвека назад, не утратили своей актуальности и поныне.

Люди нашего, слабого духом времени, являют собою негодный, как бы разбитый сосуд, не способный принять и удержать никогда не оскудевающий источник благодати Божией. Чудо видимое совершается или по горячей молитве благочестиво живущего человека, или, будучи совершено и над немощным верою человеком, налагает на него обязанность возблагодарить Бога коренным направлением жизни, посвящением себя на жизнь по Евангелию. В противном случае, когда человек, получив такую милость, не воздаст благодарения посвящением себя хождению в страхе Божием, — лучше бы ему и не получать такой милости. Так, видим из Евангелия, что только одному из 10 исцелённых Господом прокажённых, чудо послужило к пользе душевной. Остальные 9, приняв чудесное исцеление, побежали в свои дома, забыв воздать славу Богу. Они обрадовались не тому, что видели явную руку Бога Всемогущего, а тому, что опять получили возможность вести свою любимую греховную жизнь.

Так Сердцевед Бог посылает каждому по мере его духовных сил, чтобы дар не был выше меры его благодарности. Поэтому духовно мудрые люди советуют просить Господа, Матерь Божию, святых угодников о своих нуждах душевных и телесных, но просить по мере своего внутреннего дерзновения, основанного на готовности исполнить долг благодарности. А так как мы своих сил в должной мере не знаем, то, прося усердно, — не требовать непременно исполнить просьбу, а добавлять смиренно: «Если Тебе, Господи, угодно, а мне спасительно»...

Это рассуждение необходимо принять во внимание тем, которые требуют явных чудес от Господа, будучи совершенно не готовы для принятия этой милости. Не разумея, чего просят и что от них требуется при этой дерзкой просьбе, они подобны малым детям, которые требуют дать им острый нож, которым можно заколоться.

Итак, по мере веры и своей подготовленности, каждый, приходящий к чудному Лику Пречистой Девы, получал то, что ему нужно для вечности: просвещение ума и сердца, холодность ко греху и горячее желание проводить богоугодную жизнь, ободрение от уныния, исцеление от недугов явных и сокровенных, и подобное. «Никтоже, притекаяй к Тебе, тощ и неутешен отходит», — так мог засвидетельствовать каждый, усердно помолившийся пред святою иконой Царицы Небесной.

Будем же молиться Богоматери, да не оставит Она нас Своею милостью.

Татьяна Черкасец
http://www.mgarsky-monastery.org
© 2017 ХРАМ СВЯТИТЕЛЯ ЧУДОТВОРЦА НИКОЛАЯ НА ВОДАХ. Все права защищены.