1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 Голосов)

Николас Уинтон. 105-летнему "британскому Шиндлеру", спасшему 669 еврейских детей в войну, присуждена высшая награда Чехии

Сэр Николас Уинтон вместе с детьми, которых он вывозил из Чехии в 1939 г.
Фото Dana Psenicova

Это могла быть обычная, нормальная вечеринка по случаю дня рождения, с музыкой, подарками и пирогами. Если бы не некоторые особенности: проходила она в чешском посольстве в Лондоне, у пирога было 105 свечей и почти100 гостей, прибывших на празднование дня рождения сэра Николаса Уинтона, обязаны ему своей жизнью.

Сэр Николас Уинтон с послом Республики Чехии Mr Michael Zantovsky
Фото Dana Psenicova

Особую торжественность этому событию придало и сообщение, что Президент Чешской республики Милош Земан присудил юбиляру высшую награду страны - Орден Белого льва. Этим знаком отличия удостаиваются иностранные граждане за выдающиеся заслуги перед государством. 

Так почему же 105-й день рождения британского подданного отмечается с такими почестями?

О подвиге Уинтона стало известно только через полвека, когда его жена случайно на чердаке дома нашла портфель с документами, где лежали списки эвакуированных детей, которым Николас находил приёмные семьи. Именно благодаря этой находке в 1988 году лондонская газета «Сандэй миррор» дала несколько разворотов о «детях Уинтона», а вечером того же дня популярная телепрограмма устроила встречу с Николасом, в конце которой ведущая зачитала «список Уинтона» – 669 имен – и попросила людей отозваться.

Многие, откликнувшиеся на передачу, писали, что услышали ответ на вопрос, томивший их всю жизнь: как мы оказались здесь, кто нас спас. И добавляли, что никакие «спасибо» не могут передать благодарность человеку, подарившему им жизнь. И что они сами, и их дети, и дети их детей в неоплатном долгу перед мистером Уинтоном. Нашедшие его дети, уже ставшие взрослыми людьми, писали, звонили, навещали, знакомили с приемными родителями, звали в гости. А Уинтонн отвечал им, навещал их в разных странах, снова, как в молодости, став «Никки». О нем писали газеты и журналы. Англия в одночасье восстановила в памяти одну из благородных инициатив своих военных лет – «киндертранспорт». Даже Маргарет Тэтчер вспомнила, что в войну в их семье жили дети с континента! Среди спасенных Уинтоном - известный британский режиссер Карел Рейш, снявший в том числе экранизацию Фаулза "Женщина французского лейтенанта", и барон Альфред Дабс, бывший член парламента, пожизненный пэр, Вера Гиссинг, британский писатель, Хануш Вебер, шведский телепродюсер и другие. 

...А началось все с того, что в 1938 г. 29-летний банковский служащий Никки Уинтон собирался провести рождественские каникулы вместе со школьным приятелем Мартином Блэйком в Швейцарских Альпах. Складывал вещи, когда вечером 23 декабря позвонил Мартин, сказал, что отменил свою поездку в Швейцарию, и вместо этого срочно вылетает в Прагу, где ему нужна помощь. Времени вдаваться в детали не было, потому он попросил встретиться как можно скорее в пражской гостинице «Шрубек». Четыре дня спустя Уинтон был в гостинице, и Мартин рассказал, что Британский комитет помощи беженцам, направивший его в Прагу, старается вывезти из страны людей, жизнь которых в опасности. Для этого надо найти гарантов, работу и получить для них разрешение на въезд в Англию. Этим он занимается. Но есть особый контингент – дети, и с ними ситуация несколько иная. Никки, не задумываясь, решил взять заботу о детях на себя.

«Британцы не хотели давать разрешения на въезд детей без сопровождающих лиц. Это можно понять, так как в то время и британских детей эвакуировали из Лондона. Время было сложное. Когда я побывал в британском Министерстве внутренних дел, мне разрешили привезти детей в Британию и установили правила, которыми я должен был руководствоваться», вспоминает Николас Уинтон.

29 летний Николас Уинтон, в декабре 1938 года в Праге в одиночку делал то, что делала в Англии большая организация. Он сам составлял списки детей. Первыми были сироты: родители арестованы, пропали без вести, брошены в лагеря, скрываются. Параллельно – начал искать возможность вывезти детей из Чехии.

Рождественские каникулы кончились, но Лондонская фондовая биржа, где он служил, продлила их еще на десять дней. Уинтон вернулся в Лондон 16 января 1939 г. В его списке было около двух тысяч имен. Он обратился за помощью к «Движению», спасавшему детей из Германии и Австрии, но ему отказали. 

И тогда Уинтон решил действовать самостоятельно. 

Он заказал несколько пачек типографских бланков, на которых напечатал: «Британский Комитет Помощи Беженцам, Детская Секция», и поставил адрес своего отеля в Праге, где останавливался, приезжая. На этих бланках он рассылал запросы в школы-пансионаты, общежития-коммуны, во все известные благотворительные организации всех конфессий Англии. Откликались быстро, хотя не всегда разумно: христиане упрекали, что он рвет семейные узы, раздавая братьев и сестер в разные семьи, ортодоксальные раввины выговаривали, что он отдает еврейских детей в христианские семьи. 

Уинтон отвечал всем одно и то же: 

«Я – человек не религиозный, и мне все равно, еврейских ли, коммунистических, католических или еще каких детей я вызволяю из опасности и в чьи спасающие руки передаю. Возможно, я делаю то, что с религиозной точки зрения выглядит не так, но зато дети живы! А что лучше – мертвый, но еврей, или живой еврей, но прозелит?»

Николас подыскал детям приемные семьи, собрал необходимые средства и поборол все бюрократические препоны, включая разрешения на выезд из Чехословакии и въезд в Великобританию. Его стараниями каждому ребенку была гарантирована сумма в 50 фунтов стерлингов (2500 современных фунтов, или 4220 долларов), которая должна была обеспечить последующее возвращение на родину. У этого человека не было выходных и свободных вечеров.

Первый транспорт с 20 детьми вышел из Праги 14 марта 1939 г., когда страна была еще независимой. На следующий день, объявив Чехию протекторатом Третьего Рейха, нацисты взяли Прагу, но «киндертранспорт» не запрещали. Война еще не началась. Возможность уехать существовала. Но при этом большая часть детей были из еврейских семей, а поезд следовал через Германию. Никки спешно организовывал состав за составом, отправил семь поездов с детьми, и ни разу никто не противился этому. Нацисты не только не возражали, а на старых фотографиях, которые сохранились, можно видеть, как гестаповцы помогают сесть детям в поезд. Дети ехали поездом по Чехии, Германии, Голландии, потом - паромом через Ла-Манш до английского порта Хэридж, а оттуда - снова поездом в Лондон. У каждого ребенка на шее была большая бирка с номером и местом назначения.

 

"На Ливерпульском вокзале в Лондоне я сам встречал каждый поезд из Праги, - рассказывает Николас. - В Британии тогда всё было довольно хаотично; то, чем я занимался, больше походило на деловое предприятие. Нужно было вызволить ребенка - и одновременно найти семью, согласную его принять. Затем нужно было их соединить, получить подпись на квитанции о доставке ребенка - что походило на получение коммерческого груза - и сопроводить его к месту жительства. Но главная трудность заключалась в том, чтобы добиться разрешения на въезд детей. Дело в том, что британское министерство внутренних дел давало разрешение на въезд ребенка только при наличии английской семьи, которая согласилась бы его содержать... "

Если Николас был занят на службе, детей встречала его мама – Барбара Уинтон. Она поддерживала связь с детьми, навещала их, утешала. Некоторые «дети» приходили к ней в гости. 

Детей разбирали быстро - в частные школы-пансионаты, в сельхозкоммуны, в семьи. Тем, кто колебался, кого взять - девочку или мальчика, старшего или младшего, Уинтон высылал фотографии детей. Меньше, чем за пять месяцев, из Чехии в Британию прибыло 669 «уинтоновских» детей. 

Николас с горечью говорит, что его работа закончилась в день, когда началась война. 3 сентября 1939 года масса детей собралась на вокзале. Это должен был быть самый большой транспорт, но...

"Последний поезд, который не удалось отправить, мне особенно памятен. Это должен был быть наш самый большой транспорт; нам удалось собрать 250 детей на вокзале в Праге. Все были готовы отправиться в Англию. Но главное: у нас были адреса 250-ти английских семей, гарантировавших, что примут этих детей. Однако нам не удалось их вывезти. Мы ничего не знаем об их судьбе. Кое-что известно об одном ребенке или двух из этого транспорта, которым удалось спастись, но остальные дети погибли. Самое ужасное, что все эти дети уже находились в поезде, когда пришел запрет на его отправление, - началась война..."

Уинтон в 1940 г.

Потом началась война и для Англии, и Николас ушел на фронт. Всю войну он прослужил летчиком Королевского военно-воздушного флота. И вернулся живой, удостоенный воинских наград.

Николас Уинтон и его дочь Барбара. Фото ЧТК

Дальше была долгая мирная жизнь. Николас работал, женился, у него родилась дочь. После войны Николас Уинтон работал в Международной организации по делам беженцев, созданной при ООН, в более поздние годы занимался благотворительностью, в том числе фондом, который оказывает помощь престарелым. 

Теперь "британского Шиндлера", как его называет пресса, регулярно навещают те, кого он спас, вместе со своими детьми и внуками; большая "семья Ники" насчитывает примерно 6 тысяч человек.

Несмотря на солидный возраст, сэр Уинтон пребывает в здравом уме и твердой памяти. Два года назад, когда 103-летнему сэру Николасу делали операцию по замене сустава, врачи, следуя обычной процедуре, спросили его, что делать, если во время операции его сердце остановится: реанимировать его или нет. 

"Конечно, реанимировать! - воскликнул он. - Жизнь, знаете, чертовски хорошая штука, я хочу жить!"

А вот, как он сам оценивает свою деятельность по спасению детей:

«Я бы назвал эту операцию лучшим, что мне удалось сделать в жизни. Кроме этого, в моей жизни не было больших успехов. Мне не очень нравится та слава, которую мне принесло спасение детей: как мне кажется, это совершенно естественный, обычный поступок».

Елизавета Вторая посвящает Николаса Уинтона в рыцари Памятник на Центральном вокзале Праги, изображающий Уинтона с ребёнком на руках. 2009 г., скульптор Флор Кент
Мемориал «Киндертранспорту», станция Ливерпуль-стрит, Лондон. Работа Франка Майслера Сэр Николас Уинтон

 

 

Награды:
•    Член Ордена Британской Империи (MBE) за вклад в создание общества «Аббифилд» (1983)
•    Чешский орден Томаша Гаррига Масарика четвёртой степени (1998 год)
•    В 2002 г. королева Великобритании Елизавета II пожаловала Уинтону рыцарское достоинство, и он стал сэром Николасом 
•    Награда «Гордость Британии» за жизненные достижения (2003)
•    В честь Уинтона названа малая планета 19384 Уинтон, открытая чешскими астрономами Яном Тича и Милошем Тихи (1998)
•    Именем Уинтона названа начальная школа в городе Кунжак (Чехия)
•    Крест Заслуг Министерства обороны Чехии первой степени (2008)
•    Выдвижение на Нобелевскую премию мира (2008)
•    Звание «Британский герой Холокоста» (2010)
•    Памятник у железнодорожного вокзала в городе Мейденхед (Великобритания, 2010)
•    Памятник на первой платформе Центрального вокзала Праги, изображающий Уинтона с ребёнком на руках (2009)
•    Чешский Орден Белого льва (2014)

Этот видеосюжет стоит посмотреть, чтобы увидеть документальные кадры, посвященные эвакуации детей из Чехии


 

Наталья ТЕРНОВА на основе следующих публикаций:

Александра Свиридова: Жизнь без больших успехов. Демократическое сетевое сообщество. http://demset.org/f/showthread.php?t=7311
Emma Howard. Sir Nicholas Winton: 105th birthday party for man who saved 669 children from the Nazis. Guardian News, опубликована Tuesday 20 May 2014 
Владимир Варфоломеев. «Британский Шиндлер». С днем рождения, сэр Николас!» Эхо Москвы, опубликовано 19 мая 2014, 10:00. 
Лорета Вашкова. Николас Уинтон, спасший сотни чехословацких детей, отмечает свое 105-летие. Радио Прага, опубликовано 20 мая 2014, 15:46

 

© 2017 ХРАМ СВЯТИТЕЛЯ ЧУДОТВОРЦА НИКОЛАЯ НА ВОДАХ. Все права защищены.