1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (3 Голосов)

Память ее совершается 27 января

 

Кто была святая Нина и какой удостоилась чести от Богородицы


св. Георгий Победоносец

Святой равноапостольной Нине было пять лет, когда замучен был по злой воле императора Диоклетиана (1) двоюродный брат ее по отцу - Георгий, почтенный Церковью прозванием Победоносца (это произошло в 303 году). Позднее, в просвещенной ею светом Христовым Иверии, как в древности называли Грузию, святая Нина построила множество храмов в честь его имеСвятая равноапостольная Нинани. Христианское имя Георгий стало излюбленным у грузин от царей до простых земледельцев; оно и означает в переводе с греческого "земледелец".

Кто были родители святой Нины? Ее мать родилась в городе Коластры в греческой области Каппадокия. Ее звали Сусанна, и был у нее брат Ювеналий. Их родители скончались оба в одно время от повальной болезни, поразившей весь город. Как возрастали сироты - неизвестно, но уже в юношеском возрасте оказались они в Святой Земле, в Иерусалиме. Со временем Ювеналий постригся в иночество с именем Забдас и стал отцом экономом в храме Вознесения Христова. Сусанна поступила в услужение к диакониссе Нианфоре, благочестивой старице, армянке из города Двини.

Отца святой Нины звали Завулон. Вот его история. Он родился и жил в тех же Коластрах, был знатного рода и еще в юности был просвещен христианской верой, которую вынужден был исповедовать тайно, - были гонения. Молодой, свободный, сильный, хорошо владеющий оружием, он, по совету родных, отправился в Рим к императору Максимиану (2), чтобы поддержать честь своего рода военными подвигами. Он так и сделал, но не открыл, конечно, неистовому гонителю христиан Максимиану своей принадлежности к вере Христовой. Скоро он стал в Риме одним из самых блестящих и удачливых полководцев.

Однажды на реке По разбил он несметные полчища галлов (предки французов), взял в плен их царя и почти всех начальников. Он не бросил их в темницу, не стал мучить и не убил их, но пригласил их в свой шатер и беседовал с ними о Сыне Божием Иисусе Христе и вечном спасении для людей, которое Он обетовал. Но вот пришел приказ императора казнить всех пленных, не исключая царя и вельмож. Те, почерпнувшие много пользы из бесед Завулона, не пали духом, но стали просить его: "Введи нас в храм Бога твоего, а потом предавай смерти". Завулон тайно призвал патриарха, который крестил всех пленных галлов и открыл им духовные очи.

Решив спасти их во что бы то ни стало, Завулон поехал в Рим и стал просить императора о помиловании побежденных. При этом он внутренне усердно молился Богу. И Господь помог. Император сказал: "Возьми их себе в рабы". После этого Завулон, соблюдая осторожность, вместе с патриархом под покровом ночной темноты повел галлов в их страну. Там встретил их народ. Увидев своего царя и своих вельмож невредимыми, галлы возликовали. Все они согласились креститься. Патриарх и крестил их в реке Гадамар. Поставив им священников, он вместе с Завулоном вернулся в Рим. Они привезли немало сокровищ, которыми одарил их галльский царь.

Полученные в Галлии богатства Завулон повез в Святую Землю, чтобы там оказать помощь храмам и монастырям. Он долго жил там, творя свою благочестивую милостыню, часто посещал иерусалимский храм Воскресения Господня и там познакомился с патриархом Забдасом. А это был прежний отец эконом, его земляк. Вскоре Завулон увидел Нианфору и ее прислужницу Сусанну. Через некоторое время старица Нианфора сказала патриарху Забдасу:

- Этот достойный и богобоязненный вельможа Завулон, крестивший галлов, воистину добрый христианин. Найдется ли лучший супруг для твоей сестры?

Богу было угодно, чтобы этот брак совершился. Став супругами, Завулон и Сусанна отправились в Коластры. Там родилась у них дочь Нина, которую они воспитывали в страхе Божием. А когда ей исполнилось двенадцать лет, они решили посвятить себя и дочь Богу. Продав свое имение, они вновь направились в Иерусалим. Сусанна по благословению патриарха стала начальницей общины нищих сестер при храме Гроба Господня, а дочь свою Нину отдала в обучение и для услужения старице Нианфоре. Завулон же почувствовал в своей душе неодолимое тяготение к пустыннической жизни. Патриарх благословил его на это, и он сказал жене и дочери:

- Господь призывает меня остаток своих дней посвятить Ему. Прощаюсь с вами навсегда. Господь наш, Отец сирых и кормитель вдов, не оставит вас. Ты, Нина, подражай в любви ко Христу сестрам Лазаря Четверодневного и Марии Магдалине.

И ушел в пустыню за Иордан, и более никто и никогда не видел его.

Старица Нианфора была мудрой. Она изучила Ветхий и Новый Завет, а от иерусалимских священников и книжников она слышала немало рассказов о жизни Иисуса Христа на земле и о чудесах, совершавшихся Им. Нина благоговейно внимала ее поучениям, горячо переживая все услышанное своей чистой душой. А когда узнала она, что хитон распятого Господа достался одному иверскому раввину, который и унес его в далекий город Мцхету, ей показалось, что она и жизнь свою могла бы отдать за то, чтобы увидеть эту священную одежду Спасителя, хитон, который, как сказала старица, соткан был руками Богородицы.

- Где находится этот город? - спросила она.

В сопредельной моей Армении иверской стране Карталинии, - отвечала Нианфора. - Тамошние страны еще погружены во мрак язычества.

Святая Нина стала молиться Пречистой Деве Марии о том, чтобы Она удостоила ее чести найти священный хитон Ее Сына, а также просветить живущих там карталинцев верой в распятого Господа, Который истинно воскрес. Богородица услышала ее неотступные моления и явилась ей в тонком сне (это состояние среднее между бодрствованием и сном).

- Иди в страну Иверийскую, - сказала Она, - благовествуй там Евангелие Господа Иисуса Христа, и ты обрящешь у Него благодать. Я же буду твоей покровительницей.

Смутившись, отроковица спросила:

- Хватит ли на это моих слабых сил?

- Возьми этот Крест, - сказала Матерь Божия, подавая Нине Крест, сплетенный из виноградных лоз, - он да будет для тебя щитом от всех видимых и невидимых врагов. Силою сего Креста ты водрузишь в той стране спасительное знамя веры в возлюбленного Сына Моего и Господа, Который всем людям желает спастись и прийти в познание истины.

Крест св. Нины (IV в.). Оклад (XVIII в.) (Тбилисский Сиони)

Очнувшись, Нина увидела в руках своих Крест (3) и, затрепетав от радости, оросила его слезами. Затем отрезала она свою черную косу и ею связала его покрепче. Она пошла к патриарху Ермону (к тому времени Забдас, бывший Ювеналий, скончался) и поведала ему обо всем произошедшем. Патриарх ни в чем не усомнился. Он привел Нину в храм, поставил перед алтарем, возложил на голову ее свою руку и стал молиться:

- Господи Боже, Спаситель наш! Отпуская сию сироту-отроковицу на проповедь Твоего Божества, предаю ее в Твои руки. Благоволи, Христе Боже, быть ей спутником и наставником, где будет она благовествовать о Тебе, и даруй словам ее такие силу и премудрость, которым никто не в состоянии будет противиться. Ты же, Пресвятая Богородице Дево, Заступница всех христиан, облеки свыше Своею силою против врагов видимых и невидимых сию отроковицу, которую Ты благословила на проповедь Евангелия Сына Твоего, Христа Бога нашего, среди народов языческих. Будь всегда для нее покровом, не оставляй ее Своей милостью.

В это время собиралась отправиться в Армению крестившаяся здесь, в Иерусалиме, армянская царевна Рипсимэ в сопровождении гамдэли (наставницы и няньки) Гаянэ и пятидесяти трех девушек своей свиты. Они все крестились со своей госпожой. Все они вместе с нею еще до крещения дали обет девства. А приехали они сюда из Рима, точнее, бежали, так как император Диоклетиан, пораженный необыкновенной красотою Рипсимэ, решил на ней жениться и так был уверен в своем успехе, что приказал делать приготовления к свадьбе. Убедившись в том, что Рипсимэ пренебрегла им, он пришел в ярость и разослал гонцов на ее поиски.

Старица Нианфора во всем помогала Рипсимэ, а Нина, по дарованной уже ей благодати, открывала ей глубины Православия. И вот караван царевны снаряжен в путь, святая Нина простилась с матерью и своей наставницей и отправилась в одной повозке с Рипсимэ. При ней были только Евангелие и Крест из виноградных лоз, данный ей Богоматерью. Путь предстоял долгий и опасный. Он лежал через Сирию и Месопотамию. 

Святая Рипсимэ и ее спутницы

 

В Армении занимал престол царь-идолопоклонник Тиридат (4), друг нечестивого императора Диоклетиана. Его не раз выгоняли из Армении то персы, то грузины. Долгое время Армения была провинцией Иверии. Тиридат приходил с наемными войсками, отвоевывал свою страну и свою столицу Двини, а иной раз удалялся с позором, будучи наголову разбитым. Армения была вся разорена. Большинство городов и крепостей лежало в развалинах. Наконец иверский царь Мириан признал его право на армянский престол, а потом они даже подружились и стали помогать друг другу во время вторжения в горы Кавказа врагов то с юга, то с севера. Рипсимэ же была дочерью одного из вынужденных жить на чужбине царей, в Армении никогда не бывала, но знала армянский язык, и ее неодолимо тянуло туда.

святой Григорий, будущий просветитель Армении

В это самое время там, близ города Артаксата, уже несколько лет томился в глубокой яме, наполненной змеями и скорпионами, святой Григорий, будущий просветитель Армении. Он был первым советником царя Тиридата, к которому поступил на службу еще в Риме, когда тот был там одним из полководцев императора. Однажды царь готов вызвал императора Диоклетиана на единоборство перед войсками. Тиридат вышел на него вместо императора и голыми руками победил этого сильного варвара, связал его и привез в Рим. В награду за этот подвиг Диоклетиан помог Тиридату отвоевать в очередной раз его потомственный престол. Григорий поехал с ним и однажды, когда отказался принести жертву Артемиде, вызвал такую ярость у царя, что тот предал его страшным мучениям, а потом бросил в ту яму, откуда еще никто не выходил живым, - немало костей было на ее дне. Одна вдова, которая пасла здесь неподалеку свою козу, потихоньку бросала ему в яму кусок хлеба. И Господь сохранил Григория: как святая Нина в Иверии, так он в Армении стал сокрушителем идолов и насадителем веры Христовой.

Рипсимэ со своими спутницами остановилась в предместье города Вагаршапата, где было много виноградников. Они приехали как простые путники, не с царской пышностью, поэтому никто не обратил на них особенного внимания, - на виноградниках трудилось много наемников и наемниц, не только армян, но и чужестранцев.

Девы из свиты царевны стали трудиться на виноградниках, добывая тем себе хлеб насущный. Жить они стали в простых хижинах, сделанных на скорую руку, как и все прочие работники, пришедшие из чужих краев. С ними жила здесь и святая Нина.

Но вот Тиридат получил послание от императора Диоклетиана, в котором были следующие слова: "Известно мне твое расположение против враждебного нам христианского общества, от которого наша власть всюду терпит унижение. Люди эти не одобряют нашего правления, служат какому-то распятому и умершему на кресте... Они привели к своему заблуждению чуть не весь мир. Хотя мы истребляем их во множестве и предаем на мучения, это только увеличивает число их. Среди них теперь и одна девица царского рода, твоя дальняя родственница, которая отказалась быть моей супругой. Она бежала, крестилась в Иерусалиме, а теперь, как донесли мне, находится в твоем царстве. Ее зовут Рипсимэ. Найди ее и отошли ко мне, предав смерти всех, кто находится с нею; если же хочешь - возьми ее себе, ибо, поверь мне, нет во всем мире красавицы, подобной ей. Пребывай в здравии и верном служении богам".

Тиридат разослал своих людей по всей стране, и они к следующему дню нашли Рипсимэ. Когда доложили об этом царю, он велел отвезти ей богатые одежды и украшения, а когда она нарядится, привезти ее на колеснице со свитой в двинский дворец. Однако Рипсимэ решительно отказалась ехать и одежд не взяла. Тиридат приказал доставить ее к нему силой. Это было исполнено. Увидев ее, Тиридат воспылал безумной страстью. Он выгнал всех царедворцев и грубо напал на царевну. Она же взмолилась ко Господу, чтобы Он дал ей сил бороться. Через девять часов борьбы царь изнемог и оставил ее. Рипсимэ ушла из дворца. Но на другой день схватили ее, всех девушек и наставницу Гаянэ и привезли во дворец. Тиридат приказал мучить Рипсимэ. Палачи приступили к ней и после неистовых истязаний умертвили. После нее замучены были тридцать три девушки и почтенная Гаянэ (5). Двадцать же из них сумели бежать. А святая Нина, когда слуги пришли за Рипсимэ, по внушению Ангела Хранителя спряталась в кусте дикой розы.

Через некоторое время, опомнившись от страха, она посмотрела на небо: там дивный небесный диакон с белоснежными крыльями держал в руке золотое кадило, из которого благовонный дым, расстилаясь над всей видимой землей, поднимался вверх, а в нем светлые души царевны Рипсимэ и ее подруг в блистающих венцах восходили ко Господу.

- Господи! - с плачем воскликнула святая Нина. - Зачем Ты оставил меня здесь одну?

Небесный диакон повернул к ней свое лицо и сказал:

- Ты в еще большей славе будешь взята на небо, но не теперь. Встань и иди в северные горы: там зреет жатва великая, а жнецов нет.

Она встала и пошла, по-прежнему имея при себе только Евангелие и Крест.

А вот что произошло в Армении после ее ухода. Через неделю после расправы с Рипсимэ царь Тиридат с вельможами и воинами отправился на охоту, но еще в пути настигла его кара Божия. Он сделался как бы диким вепрем - пал на землю с коня, встал на четвереньки, глаза его налились кровью, а в углах рта появились клыки. И он забыл, что он человек. То же сделалось с вельможами, солдатами и всеми, кто был причастен к мучениям святых дев. Они стали терзать друг друга и бегать по полям в одежде, превратившейся в лохмотья. Но Господь, Который не до конца прогневается, ниже вовек враждует (Пс. 102, 9), иногда карает людей ради их спасения.

Сестре Тиридата во сне явился Ангел Божий, который сказал:

- Царь будет спасен, если выйдет из ямы Григорий.

Она проснулась в большом удивлении - никто не считал Григория живым! Как можно было прожить в этой ужасной яме четырнадцать лет? Но она поехала в Артаксат, что близ Арарата, пришла к яме и окликнула:

- Григорий, ты жив?

- Милостью Бога моего жив! - донеслось оттуда.

Святого извлекли из ямы, омыли, одели и сказали, чтобы он делал все, что хочет, но чтобы царь был спасен. Григорий же сначала со слезами собрал тела замученных дев и с честью, с подобающими молитвами предал их земле, а над этим местом велел воздвигнуть христианский храм, что и было исполнено. Он вошел в этот храм и стал молить Бога об исцелении царя, вельмож и воинов. И Господь вернул им человеческий образ и разум - все они пришли к святым мощам замученных дев и со слезами покаялись, а потом Григорий стал проповедовать им евангельские истины, веру Христову. Тиридат отправил его в Кесарию, где греческий патриарх рукоположил его во епископа и дал ему пресвитеров. Вернувшись, епископ Григорий крестил царя и весь народ армянский. После того он удалился в пустыню и скончался в 335 году, то есть в том же, что и святая Нина (6). Царь же Тиридат стал начинателем всякого доброго дела у себя в стране, истинным христианином, равным инокам в благочестии и верности Христу. 

Сокрушение богов


Джавахетские горы

Было жаркое лето 310 года, начинался июнь месяц. Перед святой Ниной встали Джавахетские горы (7), упирающиеся в самое небо и покрытые на вершинах снегом и облаками. От них веяло холодом. Никогда не видела отроковица подобных гор и подумала даже, что это искушение от дьявола, бесовское видение... Она стала плакать и молиться, но снежные вершины не пропадали. "Как я пойду через такое страшное место? - сетовала она. - Найду ли столько сил? Господи! Возьми душу мою!" Она положила под голову камень и уснула.

То ли уже проснувшись, то ли во сне - она не могла этого понять - увидела она вдруг Самого Иисуса Христа, стоящего возле нее, но не на земле, а на воздухе. Глядя на нее с безграничной любовью, Он протянул ей хартию и сказал:

- Нина! Неси этот свиток в город Мцхету. Ничего не бойся. Я подам тебе помощь во всем.

И Он стал невидим. А Нина развернула хартию и прочла восемь изречений на греческом языке:

1. Истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет в память ее и о том, что она сделала (Мф. 26,13).

2. Нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе (Гал. 3, 28).

3. Говорит им Иисус: не бойтесь; пойдите, возвестите братьям Моим (Мф. 28,10).

4. Кто принимает вас, принимает Меня, а кто принимает Меня, принимает Пославшего Меня (Мф. 10, 40).

5. Ибо Я дам вам уста и премудрость, которой не возмогут противоречить ни противостоять все, противящиеся вам (Лк. 21,15).

6. Когда же приведут вас в синагоги, к началъствам и властям, не заботьтесь, как или что отвечать, или что говорить, ибо Святый Дух научит вас в тот час, должно говорить (Лк. 12, 11-12).

7. И не убойтесь убивающих тело, души же не могущих убить (Мф. 10, 28).

8. Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь (Мф. 28, 19-20).

Стоя на коленях, святая Нина прочла хартию и стала молиться: "Владычице Богородице, приими моление недостойной рабы Твоей и помоги мне противостать коварствам врага рода человеческого. Повелением Сына Твоего и Бога нашего Иисуса Христа иду я в пределы жребия Твоего на благовестие святейшего имени Господня, - укрепи мои силы и помилуй народ, к которому я иду, ведь и за него пролил на Кресте пречистую кровь Свою Иисус Христос, Господь наш".

Однако, не зная точного пути, Нина целый день шла по берегу бывшего здесь озера Параван и уже к ночи заметила рыбачий костер. Это были простые и добрые люди, которые, увидев молодую девицу в запыленной и оборванной одежде и с дорожным узелком, сжалились над ней, дали ей испеченной на углях рыбы и хлеба и потеснились у костра, так как ночь наступала холодная. Они говорили по-армянски, а Нина еще от старицы Нианфоры научилась понимать этот язык, и еще более в беседах с Рипсимэ.

- Где находится город Мцхета? - спросила она.

река Курарека Кура

- Из этого озера вытекает река Кура, - отвечал один из рыбаков. - Она рассекает горы, которые ты видишь, а там, за снежными вершинами, на ее берегу и находится великая столица наших богов. Шестого августа будет большой праздник, со всех сторон стекутся в Мцхету люди поклониться великому Шоттану. А сейчас никто не идет туда. Лучше тебе подождать и пойти вместе со всеми. Поживи с нашими женами и дочерьми.

"Шестого августа... Это ведь Преображение Господне!" - ужаснулась святая Нина коварству дьявола, устроившего это совпадение. "Нет, не останусь здесь, пойду", - решила она.

Река Кура текла сначала на запад, потом поворачивала и, сделав огромную дугу, направлялась на восток. Этот путь на запад был неимоверно трудным. Скоро изорвались о камни ее сандалии, а потом покрылись ранами ноги. Дорога то шла у самой реки, то поднималась над ней высоко, превращаясь почти в тропу, иногда нависающую над пропастью, в которую страшно было взглянуть. Над нею кружились хищные птицы, а ночью, когда она, дрожа от холода, молилась, поставив Крест среди камней, слышала она вой диких зверей - во тьме со всех сторон приближались к ней как бы горящие злобой глаза: это были демоны, которые не могли никак ей повредить, так как она была ограждена благодатью Господней и покров Божией Матери был всегда над нею. И все же ей было страшно. Она была еще почти отроковица. Ей казалось, что она не вынесет ни усталости, ни голода, ни холода.город Урбниси

Много дней и ночей шла она. И когда силы ее наконец совсем иссякли, она увидела над Курой, на широком склоне горы, обширный город со стенами и башнями, сады вокруг него, овец, пасущихся у реки, услышала звук зурны, на которой играл пастух, сидящий на камне. Пастух сказал ей, что этогород Урбниси, принадлежащий, как и Мцхета, как и все города и села Иверии, царю Мириану, великому и сильному государю. Увидев ее израненные ноги, он посоветовал ей идти в еврейский квартал, где есть лекари. Евреи жили вне города, их дома были видны от реки. И вот святая Нина нашла у них приют. К ней, как к бедной страннице, отнеслись очень радушно и не отпустили ее до тех пор, пока не зажили все ее раны.

слияние Куры и Арагвы

В конце июля множество жителей Урбниси собралось в праздничных одеждах на площади - кто верхом на коне, кто на осле, кто пеший, все с узлами и корзинами. На повозках были сложены бурдюки с вином, круги сыра, кувшины с медом и сметаной. Все это, а также целое стадо овец и коз предназначалось в жертву богам. Люди эти отправлялись в Мцхету на праздник, но нельзя сказать, что очень охотно: те города и села, из которых 6 августа не было представителей во Мцхете, должны были платить большой выкуп, а иной раз подвергались и разорению. Святая Нина присоединилась к ним. В ночь на 6 августа они прибыли к слиянию Куры и Арагвы, где располагалась Мцхета. Вблизи, над ущельем Армазис-Хеви, на одной из вершин горного кряжа Картли, возвышались главные идолы Иверии, поставленные здесь еще царем Фарнаозом (8) в IV веке до Рождества Христова над могилой Картлоса, считавшегося родоначальником грузин. Этот Фарнаоз, спасший Иверию от полного разорения, изгнавший врагов, расширивший ее пределы, и сам похоронен здесь.

Вид на Мцхета

Настало утро. Святая Нина была среди огромной толпы народа за воротами города, ожидающей выезда царя. И вот раздались оглушительные звуки труб и тимпанов. Из ворот начала выходить процессия. Сначала вышли жрецы в рогатых шапках, длинных одеяниях и с кривыми ножами в руках. Затем выехал целый отряд всадников в красных кафтанах и золотых шлемах. У них были бичи в руках. Они врезались в толпу и при помощи бичей сделали широкий коридор, в который выехал царь Мириан, восседающий на дивном голубом коне. За ним восемь арапов в белых тюрбанах несли роскошные носилки из слоновой кости и золота, где сидела царица Нана в роскошном наряде. На шаре, венчающем шпиль балдахина, сидел ручной орел, который взмахивал огромными крыльями и разевал хищный клюв, поворачиваясь во все стороны. "Слава тебе, великий царь!" - выкрикивали многие из толпы.

Вся масса людей вслед за жрецами и царем двинулась на вершину горы. Святая Нина, поднявшись на гору, спряталась в расселине скалы, откуда было все хорошо видно. Ее поразило грандиозное безумие, произведенное дьяволом. "Шоттан! Шоттан!" - вопила толпа. Запылали жертвенники, полилась кровь животных. Вокруг жертвенников образовались горы кувшинов, узлов и корзин с разными приношениями, которые жрецы обрызгивали кровью жертвенных животных. Царь и вельможи принесли золото и драгоценные камни. Черный дым поднимался в безоблачное синее небо, запах горелого мяса разносился вокруг. Окровавленные жрецы, воздевая руки, молились идолам, потом, начиная с царя, стали все кланяться лбом в землю бездушным истуканам.

Святая Нина смогла хорошо рассмотреть "богов". Главный из них, Шоттан, имел вид коренастого богатыря с растопыренными руками. Он был выкован из меди и позолочен, на голове имел золотой шлем, на груди панцирь, тоже из золота. Огромные глаза его были сделаны один из яхонта, другой из изумруда, так что на идола больно было смотреть от великого блеска. Справа от него стоял такой же идол, тоже золотой, но поменьше, по имени Каци. Слева - еще меньше, серебряный, именуемый Хам. А там, вдали, с другой стороны города, на высокой горе Задезени, стоял еще один идол, звавшийся Заден.

Святая Нина, жалея о таком страшном заблуждении карталинского народа, стала плакать. Ревностью пророка Илии вскипело ее сердце, она подняла руки к небу и, не опасаясь никого, стала молиться Господу Богу нашему: "Всесильный Боже! Приведи народ этот, по множеству щедрот Твоих, в познание Тебя, Единого Истинного Бога, раздроби сих болванов, рассей их как пыль; воззри с милостью на сей народ, который Ты создал и почтил Своим Божественным образом! Ты, Господи и Владыко, так возлюбил Свое создание, что даже Сына Своего Единородного предал на распятие ради спасения падшего человечества, - избавь души людей сих от всепогибельной тьмы. Благоволи, Господи, дать очам моим видеть сокрушение гордо возвышающихся здесь идолов! Сотвори так, чтобы и этот народ уразумел даруемое Тобою спасение, возрадовался о Тебе и стал бы поклоняться Тебе, Единому Предвечному Богу, во Единородном Твоем Сыне, Господе нашем Иисусе Христе, Которому слава вовеки!"

Еще не окончила святая Нина молитвы, как подул сильный западный ветер, поднявший в воздух тучу песка и мелких камней, а вскоре надвинулась и закрыла все небо черная туча, пронизываемая молниями. "Ураган!" - в ужасе закричали люди и побежали с горы, и быстрее всех скрылся в воротах города царский поезд. Удар грома потряс горы, и с неба посыпался град величиной с человеческую голову... Забушевала буря, сметая с земли все. Святая Нина, спрятавшись в расселине скалы, не ощущала ветра. И только она духовными очами видела, что легион Ангелов напал на идолов и раздробил их в пыль, которую ветер и хлынувший ливень унесли в горную реку...

Внезапно настала тишина. Очистилось небо, засияло солнце. На том месте, где стояли идолы, было пусто. Не осталось ни жертвенников, ни приношений. Нина, пораженная происшедшим, продолжала смотреть на это место, и вот, сначала неясно, а потом все более отчетливо, стали появляться на том месте очертания стройного храма с крестом на куполе. Господь показал Нине, что здесь будет, только не открыл, что это будет храм в честь нее, святой равноапостольной Нины. Исчез в это время и идол Заден, который стоял на другой горе.

Наутро царь Мириан с жрецами и толпой народа пришел на гору и, увидев, что здесь нет и следов от древних идолов, пришел в ужас и стал спрашивать у испуганных жрецов, что это такое и как это могло случиться. Те, не зная, что отвечать, сказали, что это происки халдейского бога Итруджана, врага Шоттана, а один из них, по некоему внушению свыше, предположил, что великий бог Шоттан посрамлен тою Божественною силою, которою армянский царь Тиридат обращен был к вере во Христа. При этих его словах все закричали: "Крест! Крест!" - так как на фоне голубого неба явился им как бы стоящий на гребне горы животворящий Крест Христов, объятый неземным светом. Страх объял царя и всех бывших с ним, и все они поспешно ушли.

Святая Нина видела все это, скрывшись в той же расщелине, где была во время урагана. Когда гора опять опустела, Нина пошла по гребню горного кряжа на восток и там увидела среди высокой травы красивое ветвистое дерево, называемое бриндж, на котором пели прекрасные длиннохвостые птицы. Здесь Нина расположилась на отдых. Поставив Крест, данный ей Богоматерью, она стала молиться, благодаря Господа за разрушение идольского капища, прося Его помочь ей начать проповедь истинной веры в Мцхете и открыть местонахождение священного Господня хитона. Так, молясь, она провела здесь шесть дней.

на горе Картли над Мцхетой

А в сердце царя Мириана было посеяно сомнение, которое он не стал никому открывать. Жрецов он прогнал от себя и не желал их видеть. Он размышлял об обращении царя Тиридата ко Христу, о том Кресте, который видели все жители Мцхеты на горе Картли, о тех крестах, которые встречаются в горах под самыми облаками, а также о греческом царе Константине с его лабарумом - хоругвью-крестом, предносимой в боях перед войсками: Константин всегда побеждал... Но хотя Мириан не звал к себе больше жрецов, их часто призывала к себе царица Нана, нисколько не поколебавшаяся в дьявольской вере. Поэтому царь и ей не мог открыть своих сомнений. Не решался он также и призвать к себе ученых христиан, чтобы услышать подробности о их вере, - их можно было пригласить из Греции.

 

Мириан, царь Иверии

 

Царь Мириан не был грузином по рождению... История его жизни сложна. Начнем рассказ издалека. В 265 году в Иверии пресекся царский род Аршакидов: скончался царь Асфагур, оставивший после себя только дочь Абешуру. В это время персидский шах Кафе из рода Сассанидов захватил Армению и убил ее царя, сын которого, царевич Тиридат, бежал в Рим. Потом Кафе захватил Кахетию и вторгся в Карталинские горы, - вся Иверия оказалась под угрозой уничтожения, так как персы разрушали города и селения, не оставляя в живых ни одного грузина, только детей и женщин отводя в плен.

В Мцхете собрались все князья и военачальники. Главный полководец грузин Майжан предложил единственный, как ему казалось, выход: так как войска в Иверии осталось мало и сопротивляться стало почти невозможно, а притом гибели страны допустить никак нельзя, то надо отправить послов к персидскому шаху просить сына его Михрана в супруги Абешуре. Михран, отрок, был сыном шаха, но родился не от шахини, поэтому ему все равно нельзя было рассчитывать на персидский престол, который впоследствии и достался брату его Caпopy.

Шаху предложение понравилось. Он остановил наступление своих войск. Ему доложили, что царевна Абешура действительно древнего рода, восходящего к самому Фарнаозу, а к тому же Мцхета лежит в столь удобном месте, что ее можно сделать оплотом Персии против северных стран. Послы же потребовали, чтобы малолетний Михран отдан был им для его воспитания во всех грузинских обрядах и привычках, а также в вере в "бога" Ормузда и прочих идолов, а не в вере в огонь (персы были огнепоклонниками). Шах привез семилетнего сына в Мцхету, и там состоялось бракосочетание малолетних супругов - Абешуре было всего четыре года. В виде брачного подарка шах отдал царской чете Армению. Царь получил грузинское имя Мириан и скоро стал настоящим грузином в образе жизни, языке и вере. Он даже стал лучше говорить по-грузински, чем по-персидски. В 273 году пятнадцатилетний Мириан овдовел и женился на дочери царя Мингрелии Нане.

Шах был доволен. Иверия постоянно воевала с хазарами и лезгинами, не давая им взять Дербент, через который дикие орды могли прорваться в Персию. Мириан приобрел себе славу храброго и непобедимого царя. Но вот из Рима явился Тиридат с огромным войском и, пользуясь тем, что Мириан в это время гнал хазар от Дербента, занял Армению. Народ принял его с восторгом, его армия сразу несметно увеличилась. Не теряя времени, он бросился в Месопотамию и Сирию, производя там страшное опустошение, и вторгся в Персию. В двух сражениях он разбил войско Мирианова брата Сапора, который к этому времени стал шахом. Затем Тиридат напал на Грузию, но соединенные силы Сапора и Мириана заставили его бежать не только из Грузии, но и из Армении. Так Тиридат снова оказался в изгнании, в Риме.

В 298 году умер Сапор и шахом стал Несрех Бартом, племянник Мириана. Несрех неожиданно для Мириана пришел с войском и разграбил Армению. Мириан решил его проучить и завоевал почти всю Персию. Персидские вельможи явились к Мириану и стали умолять его остановиться и начать переговоры, на что тот согласился. Третейский суд вынес такое решение: Мириан не имеет права на персидский престол, как рожденный от жены не царского рода (Несрех был рожден от индийской царевны), а Несрех не имел права вторгаться в Армению, которая была свадебным подарком шаха Кафе Мириану. Было, конечно, учтено и то, что войско Мириана ныне неизмеримо сильнее персидского, а поэтому у него и право сильного. Решили отдать Грузии половину Сирии, и она стала больше Персии. Около 303 года царь Мириан позволил Тиридату возвратиться на армянский престол, но быть у него в подчинении и выставлять войска для отражения общих врагов. Увидев, сколь сильна Иверия, Тиридат согласился и более не помышлял о каких-либо завоеваниях. Сын Мириана Рев, управлявший Кахетинией, женился на Саломэ, дочери Тиридата. Оба царя искренне полюбили друг друга. И вот Тиридат стал христианином, а с царем Мирианом произошло то, что и рассказано в предыдущей главе.

 

Сила Христова

 

Возле того места, где в Куру впадает река Арагви, был царский сад, а при нем хижина садовника. Садовник и его супруга были люди добрые и трудолюбивые, их удручало только то, что не было у них детей. Вблизи сада проходила дорога. Жена садовника, которую звали Анастасией, любила зазывать к себе странников, омывать им ноги и угощать. Так вот смотрела она, сидя на пороге, на дорогу и вдруг увидела совсем юную девушку с узелком в руках, в запыленном платье и босую. Анастасия кинулась перед нею на колени и протянула руки:

- Не откажись, добрая путница, посетить мой бедный дом!

Путница не отказалась. Она не ела ничего уже несколько дней, и видно было, что ей трудно не только идти, но даже и просто стоять. Заметив это, добрая Анастасия заплакала.

- Кто ты? - спросила она.

- Я была в плену у лезгин, - ответила святая Нина, не желая открывать правду о себе.

Анастасия принесла воды, омыла путнице ноги, потом поставила на низенький столик вино, хлеб и сыр. Пока путница подкреплялась пищей, пришел садовник.

- Куда ты идешь? - спросил он.

- У меня никого нет, я сирота, - отвечала Нина.

- Оставайся у нас, - воскликнули в один голос супруги. - Ты видишь, мы одинокие люди. Будь нам дочерью!

- Я христианка, - сказала Нина. - Если вы позволите мне молиться здесь Господу Богу моему Иисусу Христу, я останусь.

- Молись, мы никому не скажем, - ответил садовник.

И святая Нина поставила в отведенной ей каморке Крест, положила на чистый платок Евангелие и заветную хартию. К удивлению супругов, она молилась беспрерывно целую неделю, благодаря Бога и Пресвятую Богородицу за то, что исполнили Они ее желание попасть в Мцхету, и за уничтожение идолов на горе.

- Господи, благослови начать проповедь в этом городе! - просила она.

И Бог благословил. А начало проповеди, пока тайной, было положено следующим образом. Однажды некий голос - это был, верно, Ангел Хранитель, - сказал Нине, чтобы она пошла в сад, в дальний его конец, где стоит огромное одинокое дерево, кедр, которому уже более трех веков. "Он чудно прекрасен, - сказал голос. - Пойди к нему ночью, возьми кусочек коры от него, растолки и дай садовнику и садовнице выпить этот порошок с вином. Сделай это с молитвой. У них родится дитя, а потом будут и еще дети. Ты же, взяв кору, не уходи тотчас, а молись, обратившись лицом на восток. Тебе откроется часть той великой тайны, которую ты так хочешь разрешить".

Ночью Нина пошла к дереву. Стройный ствол вечнозеленого великана поднимался к самым звездам, ветви его были необыкновенно толсты и образовывали над землей как бы хвойный купол. Отломив кусочек коры, святая обратилась к востоку и стала молиться. И вот с неба упал прямо на этот кедр столп таинственного света, и послышалось тихое, но дивное пение. Крылатые существа в белых хитонах нисходили и восходили в этом свете.

Прошел год. Садовница Анастасия родила мальчика. Они с мужем так радовались, что не знали, как им угодить помогшей им Нине.

Сколько жертв принесли мы Шоттану на горе Картли, - сказала Анастасия, - и ничего не помогло. А теперь нет и Шоттана. Говорят, он был разбит и свержен под землю с неба христианским Крестом. Что ты нам скажешь на это? Ведь и ты, как мы видим, молишься такому кресту.

- Да, это так! - отвечала святая Нина. - Идолы уничтожены Крестом Господа нашего Иисуса Христа, на котором Он был распят и претерпел муки и смерть за всех нас. От Него же получили помощь и вы, счастливые ныне супруги. Надо и вам благодарить Иисуса Христа, а не меня, недостойную.

- А кто Он и как нам Его благодарить? Научи!

Святая Нина стала по вечерам, когда садовник приходил домой после трудов в саду, рассказывать супругам все, что содержится в Божественном Писании - от сотворения мира до воскресения Христова. Научила она их и молитвам "Отче наш", "Богородице Дево", показала, как надо креститься и кланяться перед Крестом Христовым, рассказала, как надо жить во Христе Иисусе, чтобы по смерти удостоиться соединения с Ним в небесных садах вечного блаженства. Поведала им об апостолах, мучениках Христа ради, об отшельниках и святых отцах, толкователях Священного Писания, и о многом другом. И Дух Святой сделал ее речь столь неотразимой, что супруги скоро стали христианами, однако еще не совсем, так как не могли принять святого Крещения, а также удостоиться причащения Тела и Крови Христовых - не было священника.

- Потерпите немного, - сказала Нина, - и верьте: скоро во всей Иверии не будет ни одного жреца, а повсюду христианские священники станут совершать служение Господу Богу и крестить грузин. Теперь и вы помогайте мне, ищите таких людей, которым можно открыть христианские истины.

Но вот святая Нина почувствовала нужду в полном уединении - ей надо было помолиться, собраться с духом, так как она знала, что ей предстоит еще много трудов. Садовник указал ей за стенами города на одну пустовавшую хижину, сплетенную из прутьев и покрытую дерном. Она скрыта была от взоров людей среди колючих кустарников, и подходы к ней завалены были большими камнями. Нина поселилась тут. Анастасия приносила ей хлеб, они вместе молились, а потом беседовали. Однажды святая Нина рассказала Анастасии о хитоне Господнем, который должен находиться в Мцхете. И та посоветовала ей пойти к первосвященнику еврейской общины Авиафару.

Когда Нина пришла в еврейский квартал, она услышала там знакомую речь, к какой привыкла на улицах Иерусалима. Авиафар, который стал главным раввином по жребию только в этом году, встретил ее радушно. Он был прямой потомок Элоиза, человека, принесшего в Мцхету священный хитон Господень. Жена его скончалась, и он жил вдвоем с дочерью Сидонией. Авиафар пребывал в тяжких сомнениях... Он никогда не заглядывал в Новый Завет, этой Божественной Книги и совсем не было в их общине. И вот Господь открыл святой Нине, что она может не таиться перед раввином и его дочерью.

Она сказала Авиафару, что исповедует веру Христову и что пришла сюда как посланница Самой Божией Матери с данным Ею Крестом, что Иверия - Ее удел и должна быть просвещена христианством. Тогда он попросил Нину рассказать ему все, что она знает о Христе. Три дня без перерыва шла их беседа. Авиафар сосредоточенно слушал, поставив локти на стол и охватив руками голову. Сидония в отдалении сидела за прялкой и тоже слушала.

Устами Нины говорил Святой Дух. Она вспомнила все места из ветхозаветных пророков, где предвещались новозаветные события, а потом стала читать и толковать Евангелие. Как потом писал сам Авиафар: "Святая Нина пробуждала меня от сна неведения, вразумляла меня неразумного, отвращала меня от ложных преданий и обычаев наших отцов и убедила меня оставить веру иудейскую. Я уверовал в Господа Иисуса Христа, Сына Божия, страдавшего, умершего, воскресшего и опять имеющего прийти со славою на землю, ибо Он воистину есть чаяние народов и слава Израиля".

Немного позднее Авиафар, его дочь и несколько десятков человек из общины крестились. "Я удостоился с дочерью моею Сидониею, - писал он, - принять очищающее от грехов крещение водою и Духом, которого желал пророк Давид, но не мог достичь. Я услышал желаемый Давидом глас новой веры единомышленных братии, удостоился приобщиться истинного Тела и Крови Иисуса, Сына Божия, Агнца, за грехи всего мира закланного в жертву, вкушение Которого воистину сладостно. В твердом исповедании этой святой веры удостой, Господи, меня и дочь разлучиться от тел". В конце своей записки Авиафар отметил: "Я видел собственными моим глазами много знамений и чудес, совершенных в мои дни в Мцхете святою Ниною".

Когда святая Нина спросила Авиафара о хитоне Господнем, он рассказал ей то, что передавалось в их роду из поколения в поколение, - о главном раввине общины Элоизе, который привез хитон Иисуса из Иерусалима, о матери его, пророчице, которая услышала ухом сердца стук молота, вбивающего гвозди в руки и ноги Спасителя, и умерла, прокляв единоверцев, убийц Богочеловека, о сестре Элоиза Сидонии, которая поглощена была землей вместе со священной одеждой Господа.

- На этом месте растет самое большое дерево, какое можно найти в окрестностях Мцхеты, кедр, таинственное и чудесное растение, - сказал Авиафар. - Я сам видел над ним Божественный свет и в нем лествицу Иакова, Ангелов восходящих и нисходящих...

Святая Нина вспомнила то, что она видела ночью в царском саду, и спросила:

- А были ли такие дерзкие, которые пытались достать хитон?

- Были, - вздохнул Авиафар. - Адеркий, Амаэль и некоторые другие из царей наших, так как кедр находится в царском саду и простым людям недоступен. Но и тех, кто по царскому велению начинали копать, опаляло пламя, вырывавшееся из земли. Были и чудесные видения, которые пугали малодушных идолопоклонников. Однажды слетелось в царский сад великое множество каких-то черных птиц, которые каркали подобно воронам и даже хрюкали как свиньи, а потом они все полетели к Арагви, омылись в ее водах и поднялись в воздух совершенно белыми. Они вернулись в сад, расселись на ветвях кедра и огласили окрестность дивным ангельским пением.

- Никто не мог понять, что это значит, - послышался тихий голос Сидонии. - А ведь так было прообразовано будущее просвещение идолопоклонников верой Христовой... Это было предвестие о твоем приходе, дорогая Нина.

Они помолчали. Потом Авиафар, как бы очнувшись от раздумья, привстал и спросил, обращаясь к святой Нине:

- Что... что нам делать?

- Выйдем на проповедь, ибо пора, - сказала святая.

Авиафар и дочь его стали проповедовать в своей общине. В первые же дни обратились к Христу шесть женщин. Спустя неделю священники подняли народ, схватили главного раввина с его дочерью и заперли в темнице, намереваясь утром побить их камнями. Но это получило огласку на весь город, слух об этом дошел и до царя Мириана. Он послал слуг освободить приговоренных к смерти и привести во дворец.

- Я много думал о силе Креста, - сказал царь Авиафару. - Но не есть ли он одно из воплощений Ормузда?

И приказал ему без всякого страха рассказать о том, что есть вера в Христа и в Крест Его. И Дух Святой стал говорить устами первосвященника. Изо дня в день призывал его к себе царь Мириан и приказывал говорить. Сомнения все еще гнездились в его сердце, но они быстро таяли... Он приказал своим слугам следить за тем, чтобы никто не обижал в Мцхете проповедников веры христианской.

- Пусть говорят открыто на всех площадях! - сказал он.

Узнав обо всем этом, царица Нана воспылала гневом и приказала строить в Мцхете новый идольский храм - огромный храм Венеры. Его построили и поставили в нем высеченную мастерами из мрамора статую "богини", высотою в три человеческих роста. И много нашлось угодников царицы, которые столпились в новом капище, поклоняясь статуе нагой женщины. Господь не оставил этого деяния царицы без наказания - она тяжко занемогла. Лучшие врачи и знаменитейшие знахари пытались ее лечить, но безуспешно. Болезнь становилась все страшнее.

Одна из женщин, прислуживавших царице, сказала ей, что надо обратиться к человеку, который в Мцхете излечил от самых тяжких недугов множество людей, - исправил ноги хромым, открыл глаза слепым, развязал язык немым, и все это - силой молитвы ко Христу и осенением Креста.

- Я знаю, о ком вы говорите, - хрипела умирающая. - Но я лучше умру, чем пойду к ней.

Но тут такой огонь напал на ее внутренности, что она закричала:

- Скорее ведите ко мне эту христианку!

Нина же сказал посланным:

- Если царица хочет выздороветь, то пусть придет сюда. Верую, что силою Христа, Бога моего, она получит исцеление.

И вот пышные царские носилки из слоновой кости превращены были в одр болезни, на который положили царицу Нану, уже впавшую в бред, слуги понесли ее к хижине святой Нины. Царицу сопровождал ее сын Рев. Святая Нина велела положить больную на пол, на тот войлок, на котором она сама спала. Когда это исполнили, она вознесла молитвы ко Господу, взяла свой Крест из виноградных лоз и возложила его сначала на голову, потом на ноги царицы, затем на правое плечо и на левое. Царица тотчас очнулась, почувствовала себя здоровой и встала.

- Истинен твой Бог, чужестранка, - сказала она. - Прошу тебя, приди во дворец и научи меня своей вере.

С этого времени святая Нина, Авиафар и Сидония стали желанными гостями во дворце. Царь и царица и все приближенные, а также и простые слуги, - все слушали их проповеди, а святая Нина продолжала силою Христовой совершать чудеса ради укрепления их веры.

А потом произошло особенно чудесное событие. Вот что было. В Мцхету прибыл из Персии родственник царя Мириана, правитель одной из персидских областей, по имени Хвараснели. По вере он был зороастриец, то есть огнепоклонник, муж ученый, проникший во многие тайны черной и белой магии. Святая Нина находилась со своим Крестом во дворце. Приехавший не выдержал силы неведомой ему святости и вдруг впал в сильное беснование, упал и стал корчиться, испуская пену и время от времени принимаясь кричать по-звериному. Все были несказанно поражены этим и не знали, что делать...

Все взоры невольно обратились на святую Нину. Царица сказала:

- Не поможет ли ему твой Бог?

- Прикажите отнести его в сад к большому кедру. Там избавит его Господь от недуга, - сказала святая.

Хвараснели был отнесен в сад и положен в тени кедра. Царь и царица и множество вельмож окружали тесным кольцом это дерево. Святая Нина, воздев руки, начала молиться, обратясь к востоку. Потом осенила Крестом бесноватого, и он утих, пришел в себя и стал с удивлением озираться... Его подняли на руки, но он был слаб и ноги его дрожали.

- Встань лицом к западу, - сказала святая Нина, - и троекратно произнеси: "Отрицаюся тебя, сатана, и предаю себя Христу, Сыну Божию!"

Хвараснели послушно исполнил это. Злой дух потряс его и опять поверг на землю, но не вышел. В страшных муках бился огнепоклонник на земле, а святая Нина молилась ко Господу час и другой, потом весь вечер до ночи и даже всю ночь до утра. Утром же черное облако с шипением вышло из уст поверженного, поднялось вверх и затмило свет дня. Все присутствовавшие в ужасе разбежались, но царь Мириан остался. Еще несколько часов Нина молилась, и вот налетел ветер и быстро унес всю эту зловещую черноту на запад. Хвараснели поднялся и тут же упал, так как потерял все силы. Но глаза его - и это было так удивительно! - сияли радостью.

- Я слышал все твои молитвы, чужестранка! - сказал он. - Ты христианка. Вижу силу твоего Бога и желаю быть христианином.

Но тут бес искусил царя Мириана. Когда Хвараснели был унесен во дворец для отдыха, он, нахмурившись, сказал святой:

- Что скажет шах, когда его вельможа вернется от нас христианином? Не могу сказать, что я доволен этим исцелением.

хитон Господа нашего Иисуса Христахитон Господа нашего Иисуса Христа делили между собой воины.

- Царь! - сказала святая Нина. - Близко и твое обращение ко Христу. Мне открыто твое будущее. Когда придут священники, ты будешь крещен и станешь первым православным царем Иверии! Недаром твоя столица отмечена великой милостью Господней, ведь в глубине земли под этим кедром находится заключенный в шкатулку хитон Иисуса Христа. Оставь сомнения, царь!

- Никто не видел этого хитона. Да и ты сама - не чародейка ли?

Прекратив беседу, царь ушел.

На другой день Мириан проснулся не в духе. Решив рассеяться, он взял четырех князей и поехал с ними верхом на охоту за двадцать верст от Мцхеты на гору Тхоти. Они ехали плодовыми садами по направлению к реке Ксани. За ними следовала толпа стрелков и загонщиков со своими начальниками. Царь долго молчал, потом начал такую речь к своим спутникам:

- Мы от богов наших достойны всякой казни, потому что сделались отступниками и допустили чародеев-христиан проповедовать в Иверии. Я царь, народ будет следовать той вере, какой следую я. Вы остались верны Шоттану, хотя и не говорите об этом. Я это знаю и вот хвалю вас. От своих же сомнений желаю отделаться раз и навсегда при помощи меча. Я истреблю всех, кланяющихся Кресту. Заставлю царицу отречься от Христа или изгоню ее вон из Иверии. А чужестранка Нина будет сожжена на костре в Мцхете.

гора Тхоти

Между тем они на своих лошадях поднялись по отлогостям горы Тхоти. С вершины открылся им вид на древние города Каспи и Уплис-Цихе, на горы и цветущие долины - дивный вид, сияющий золотом солнца и лазурью неба, изумрудом листьев и травы, жемчугом снежных вершин...

И вдруг... внезапно настала непроницаемо черная ночь. Царь не мог видеть даже головы своей лошади... "Неужели погасло солнце? - со страхом подумал он. - Не конец ли этого мира, о котором говорила чужестранка Нина? Что же сейчас будет? А если в самом деле она права и Тот Христос, Которому она молится, призовет меня на суд Свой?" Он услышал жалобные вопли со всех сторон; это его спутники, также объятые тьмой, пустились кто куда - иные сверзлись в пропасть, другие, сойдя с коней, плакали от страха, ощупывая землю вокруг себя и ничего не видя. Постепенно все они разошлись в разные стороны, и голоса их умолкли.

Царь остался один.

древние города Каспи и Уплис-Цихе

- О, великие боги Шоттан, Каци, Хам и Заден! - закричал он. - Окажите мне помощь, я велю выковать вновь из золота и серебра ваши статуи! Верните мне свет!

Отзвука не было. Мириан блуждал во мраке по дикому лесу три дня, кружась на одном месте, то приходя в отчаяние, то призывая богов. Тьма не рассеивалась. "Они глухи к моим воплям, - стал думать царь. - А ведь я поклялся со всем усердием служить им, я хотел обнажить меч на христиан... Где же они, боги мои? Неужели христианский Крест во время того урагана на горе Картли уничтожил их навсегда и бесповоротно? Почему Христос помогает Своей служительнице Нине, а мои боги не хотят и слышать меня?"

И тут, как бы пробудившись, он воскликнул:

- Боже Нины! Рассей мрак очей моих, и я исповедаю имя Твое! Я воздвигну Крест и поклонюсь ему! Я построю Тебе храм и буду послушным рабом Тебе!

И мрак исчез. Снова засверкали краски жаркого летнего дня. Пораженный и обрадованный царь встал на колени лицом к востоку, поднял к небу руки и сказал:

- Боже, Которого проповедует раба Твоя Нина! Ты поистине единый Бог над всеми богами! Ты рассеял мрак очей моих, и я вижу ныне Твое благоволение ко мне. На этом месте я воздвигну Древо Креста, да будет чудо сие воспоминаемо вовеки!

В это время несколько человек из его свиты, те, кто остался в живых, вернулись к нему; они были изумлены переменой, происшедшей с царем, так как он в слезах и с радостным видом стал говорить совершенно обратное тому, что говорил на пути сюда из Мцхеты. Он сказал, что всех их спас Христос, желавший их обращения и спасения.

- Поспешим же в столицу, пусть служительница Божия чужестранка Нина окончательно укрепит нас в вере в нашего Спасителя, чтобы мы вместе с ней могли просветить и весь народ карталинский.

река Арагви

И вот они проехали узкой горной тропой у крепости Балтис-Цихе над грозной, кипящей внизурекой Арагви. Вот показались деревеньки Киндзари и Гарта, а за ними были и ворота в столицу. Народ высыпал оттуда с криками: "Царь едет!" - и встал на колени по обе стороны дороги.

- Люди! Подданные мои! - громко сказал Мириан. - Отныне воздавайте славу истинному и единому Богу Иисусу Христу!

В это время святая Нина вместе с Авиафаром, Сидонией и многими другими своими учениками молилась около своей хижины Кресту. Царица Нана тоже была здесь. Увидев Мириана, подъезжавшего сюда со своей свитой, царица испугалась и бросилась было бежать, но что-то ее остановило. Она прислушалась к тому, что начал говорить царь.

- Научи меня, о матерь моя, - сказал он, обращаясь к Нине, - призывать нашего Бога, Спасителя моего.

Сидония рассказывала впоследствии, как это происходило: "Святая Нина не могла от полноты высокой радости удержать слез, полившихся ручьями из ее глаз. Смотря на нее, заплакал и царь, а за ним царица и весь бывший тут народ. Когда я вспоминаю эти священные минуты, то и теперь слеза радости невольно скатывается с глаз моих".

Св. равноапостольные Константин и Елена.

Это было примерно в 323-326 годах - грузинские летописи указывают на этот период. Это подтверждается и другими событиями: в 323 году святой Константин Великий, император Римский, стал единодержавным, низложив правителя восточных областей гонителя христиан Аикиния. В 326 году царица Елена, мать его, обрела на Голгофе Крест Господень и частицу его отослала в Иверию (она скончалась в 327 году).

Царь Мириан отправил послов в Рим к святому Константину и святой царице Елене, матери его, прося прислать священников для крещения народа Иверии. Послам поручено было рассказать обо всем, что произошло в Мцхете, какие великие знамения были здесь от Господа Бога, что они и исполнили. Может быть, они поехали уже в Константинополь, так как в 324 году новая столица Римской империи начала строиться.

Мириан объявил святой Нине, что до прибытия иереев он желает выстроить храм, но не знает, в каком месте это лучше сделать. Святая же, нисколько не сомневаясь, сказала ему, что дом Божий надо строить в царском саду, там, где таится в недрах земли великая святыня, хитон Христов.

Храм решили строить деревянный, потому что каменный требует долговременных работ. Царь со своим сыном Ревом руководил плотниками, а святая Нина объясняла, каким должно быть устройство священного здания. Она велела срубить кедр, оставив большой пень. Главный ствол дерева, необыкновенной высоты и крепости, назначен был нести на себе купол с крестом, огромные же ветви его пошли на боковые упоры. Пень же должен был поместиться под алтарем, который таким образом утвердится над священным хитоном Христа.

 

Торжество истины


Сень над местом сруба Животворящего Столпа в ц. Светицховели во Мцхете. XVII в.

Плотники начали строить православный храм. Поставив все боковые опоры, они приступили к лежащему на земле большому столпу, чтобы утвердить его в центре, но им не удалось даже пошевелить его. Много было сделано попыток поднять его при помощи канатов и рычагов, но они не привели ни к чему. Извещенный об этом царь пришел с множеством народа. Тысячи людей приложили свои усилия, но столп оставался недвижимым. Уже темнело. Наступала ночь. Царь ушел, опечаленный, во дворец. Народ разошелся. В саду осталась святая Нина с двенадцатью ученицами. Они молились, прося Господа открыть им тайну этого искушения.

Около полуночи раздался страшный грохот - молящимся женщинам показалось, что гора, на которой некогда стоял идол Шоттан, обрушилась в Куру, а гора Задазени - в Арагви, реки вышли из берегов и устремились на Мцхету, грозя поглотить город, при этом слышны были какие-то страшные вопли. Ученицы святой Нины в ужасе бросились бежать, но святая остановила их, говоря:

- Сестры мои! Горы стоят на своих местах и реки спокойно бегут в берегах своих... Народ в Мцхете мирно почивает. Этим видением Господь прообразует нам разрушение не гор, а громад неверия или, точнее, зловерия. Вопли же издают демоны, изгоняемые со своих насиженных мест в иные, непроходимые и пустынные. Помолимся!

И начали они молиться. Но еще не пропели первые петухи, как со стороны Мцхеты раздался шум как бы скачущих коней и грохот колес тяжелых боевых колесниц, а некий громовой голос кричал: "Смерть, смерть всем этим, хотящим креститься!" И замелькали тысячи факелов, задрожала земля... Сестры, видя, что святая Нина при этом спокойно молится, поняли, что и это есть нечто призрачное. Помолившись, святая Нина встала и перекрестила воздух, сказав:

- Скачите, скачите, воины сатаны! Я знаю, куда лежит ваш путь. Господь отсылает вас в бесплодную пустыню, если не вовсе в ад.

И все умолкло.

Утомленные сестры задремали. Только Сидония и святая Нина продолжали молиться с воздетыми руками. Они не чувствовали усталости. И вот, уже на рассвете, спустился с неба Ангел, держащий в руках огненный пояс. Он встал возле святой Нины, и она поклонилась ему. Потом он сказал ей что-то на ухо. Она позвала сестер и поспешно отвела их в сторону.

Ангел, обвив огненным поясом лежащий столп, поставил его прямо и, оторвавшись вместе с ним от земли, поднялся на высоту птичьего полета. Потом он стал спускаться и опять подниматься, но Ангела не видел никто, кроме святой Нины и Сидонии. Прочие сестры видели только с изумлением, как столп, постояв довольно высоко над своим пнем, поднимается вверх, а потом опускается в прежнее положение. От столпа исходило яркое сияние и текло с него на пень благоухающее миро.

На рассвете, проснувшись, царь Мириан взглянул в окно, и ему показалось, что там что-то горит. Призвав своих приближенных, он поспешно вышел в сад. Увидели этот свет и в городе. Скоро сад заполнился народом. Столп еще поднимался и опускался... Все безмолвно смотрели на это чудо. Нина стояла возле пня, и когда столп опускался, она чистым платком брала с него немного священного мира и помазывала больных. Первым исцелился слепорожденный еврей. Одна царская родственница принесла отрока, уже восемь лет лежавшего в параличе, и умоляла святую Нину подать ему помощь.

- Если веруешь во Христа, Сына Божия, то подаст Он исцеление чаду твоему.

- Верую! - упав на колени, возопила мать.

Святая Нина помазала отрока миром, и он встал с одра совершенно здоровым.

Наконец столп утвердился в центре будущего храма и стоял твердо, как вкопанный. Царь приказал плотникам приступить к построению церкви, и скоро она была окончена.

КРЕЩЕНИЕ свв. царя Мириана и царицы Наны.епископ Антиохийский Евстафий

В это время выехал в Иверию посланный святым императором Константином епископ Антиохийский Евстафий с несколькими иереями и диаконами. Они везли священные книги, церковную утварь, свечи, множество необходимых для храма предметов, а также все, что нужно было для крещения огромной массы грузинского народа. С ними ехали послы, везшие многочисленные подарки царю, вельможам, святой Нине, а также письма от императора царю Мириану и святой Нине. Они были встречены в Мцхете с ликованием - народ, царь, князья и воины с музыкой, с крестами в руках, вышли на берег Куры.

По приказу царя прибыли в Мцхету правители и военачальники со всех областей Иверии. Авиафар, Сидония и святая Нина с ученицами просвещали их евангельскими истинами, открывая им благодатность и спасительность веры во Христа. Проповедовали они и среди народа, который стекался сюда из окрестных городов и селений. И вот уже построены две крещальни на реке Куре - одна у Помпеева моста, где должны были креститься царь и вся знать Иверии, другая ниже по течению для простого народа.

Помпеев мост

Епископ Евстафий со священниками не стал терять времени, только приехав, сразу начал крещение. Первымкрещен был царь Мириан, ставший отныне первым грузинским царем-христианином, за ним царица и его сыновья, потом вся многочисленная царская родня и вельможи. Ниже по течению реки необозримое количество людей простого звания так теснились к месту крещения, как будто шли на приступ. Они хорошо запомнили слова святой Нины: "Кто не примет святого крещения, тот не будет спасен в вечности".

Итак, вся Иверия была крещена, частью во Мцхете, частью в других местах страны, однако некоторая часть людей, ее населяющих, осталась при своем идолопоклонстве - это малые горные народы, а также мцхетские евреи, за исключением Авиафара с Сидонией и пятидесяти других семей, которые все были, как гласило древнее предание, потомками иерусалимского разбойника Вараввы, освобожденного Понтием Пилатом вместо Христа, но сосланного потом на Кавказ. Не принял тогда крещения и зять Мириана царь Сигнаха Фероз, хотя и остался подданным царя Иверии.

Животворящий Крест Господеньселение Эрушети

Узнав о том, что мать императора святая царица Елена обрела в Иерусалиме Животворящий Крест Господень, царь Мириан вместе с отъезжающим епископом Антиохийским Евстафием отправил несколько вельмож своих, чтобы они просили у императора три вещи: частицу новообре-тенного Животворящего Креста, побольше иереев, а также архитекторов для строительства каменных церквей в Иверии. Все это императором было послано. Он отправил огромное посольство, в котором были десятки священников, несколько архитекторов и разные умельцы, нужные при воздвижении храмов. Епископ Антиохийский поставил для Иверии в епископы пресвитера Иоанна, который возглавил новую епархию и отправился в Мцхету. Он вез в Иверию ту часть Креста, которая служила опорою для пригвожденных ног Спасителя, и гвоздь, пронзивший при распятии руку Его.

храм в Манглиси

Император Константин, снабдив строителей достаточными средствами для построения нескольких храмов, высказал пожелание, чтобы они возвели дом Божий сначала там, где вступят они впервые в землю Иверии. Этим местом оказалосьселение Эрушети в верховьях Куры. Тут вознесся в скором времени великолепный каменный храм, в котором епископ Иоанн положил священный гвоздь. Далее по пути к Мцхете был построен храм в Манглиси на реке Алгети. В нем владыка оставил часть Животворящего Креста Господня. В основание строящихся церквей клались частицы святых мощей мучеников за Христа.

Услышав об этом, царь Мириан опечалился - послы не спрашивают его, где строить, сами решают, а главное - оставляют там святыни, которые он просил у императора для своей столицы. Святая Нина, утешая его, говорила, что и это от Господа, что это на пользу Иверии, ибо тем все пределы иверские укрепляются в вере Христовой. А для столицы довольно и того, что здесь, на глубине под церковью, хранится хитон Спасителя. Царь принял это объяснение и смирился. Вскоре он высказал святой Нине свое желание возвести каменный храм в честь Преображения Господня на месте ее келлии, где уже и он, и многие люди из народа привыкли молиться Кресту из виноградных лоз, данному ей Богоматерью. Нина одобрила это его желание, и строители принялись за работу. Самой келлии они не разрушили, и она сохранялась впоследствии на протяжении многих веков как святыня.

Мцхета. Вид на монастырь Джвари

Святая Нина, видя, что дело ее в этих местах исполнено, перешла на другую сторону реки Арагви и, поднявшись по склону каменистой горы, нашла пещеру, где и поселилась как отшельница, чтобы предаться посту и молитве. День и ночь она благодарила Господа и Пресвятую Богородицу за то, что Они удостоили ее чести быть просветительницей целого народа. Гора была голая, почти без растений, одни лишь колючие кустарники цеплялись за камни. Но вот возле входа в пещеру святой Нины пробились молодые побеги, которые в несколько дней превратились в прекрасные деревья, а возле того камня, где Нина со слезами молилась, появился чистый родник, который с журчанием побежал вниз, в воды быстрой Арагви.

Мцхета. Собор Светицховели

В это время жители Мцхеты удостоились великого знамения. Они несколько ночей не ложились спать, так как по ночам над храмом Животворящего Столпа (Свэтицховели) появлялся огромный сияющий Крест с дугой из ярких звезд над ним. С изумлением смотрели на него царь Мириан и епископ Иоанн. И вот через несколько ночей из светящейся дуги отделились четыре звезды. Одна из них пошла к окончанию кряжа Картли, где стояло дивное дерево бриндж, другая остановилась над горой Тхоти, где ослеп и чудесно прозрел царь Мириан, третья замерцала над селением Бодби в Кахетии, а четвертая - над пещерой, где поселилась святая Нина. Несколько ночей повторялось это шествие четырех звезд, останавливающихся каждый раз над этими местами.

Царь Мириан и епископ Иоанн поднялись в пещеру к святой Нине и спросили ее, что означает это чудесное знамение.

- Помолимся! - сказала она. - И Господь откроет нам это.

Они стали молиться, а потом святая Нина сказала им, что надо срубить дерево бриндж и сделать из него четыре креста, а потом поставить их там, где указал Господь. Это послужит укреплению веры в уже просвещенных пределах Иверии и расширению благодатного просвещения на те области Грузии, которые еще пребывают во тьме. В будущем на этих местах должны быть поставлены храмы.

Бодбийский монастырьБодбийский монастырь

Кресты были сделаны, освящены и поставлены один на горе Тхоти, другой в кахетинском селении Бодби (Кахетия еще не отказалась от идолов), третий на горе Картли над Мцхетой, четвертый же был принесен к пещере святой Нины, утвержден перед входом в нее, и владыка Иоанн совершил здесь молебен в присутствии царя и царицы, а также многих жителей Мцхеты. Было это в день Святой Пасхи, и с тех пор стало обычаем совершать молебен перед крестом у пещеры святой Нины в Светлое Воскресение Христово.

гора Картли над Мцхетой

Этот Крест сразу же стал чудотворным. По горячим молитвам к Богу, по великой вере многие страдальцы получили здесь исцеление от разных недугов, среди них внук царя Мириана, сын царевича Рева, уже умиравший в мучениях отрок. Одна бесноватая избавилась от нечистого духа, такого сильного, что потребовалось двенадцать дней, чтобы изгнать его из нее. А некая мать принесла своего умершего ребенка, положила его возле Креста и стала молить Бога о его воскрешении. Она молилась семь дней, а люди, видевшие это, говорили ей: "Женщина, твой сын мертв, пойди похорони его!" Но ее вера была несокрушима. На восьмой день младенец открыл глаза и попросил есть.

Слава обо всем том чудесном, что произошло в Иверии, пронеслась по всему миру. Папа Римский Сильвестр прислал святой Нине письмо, в котором испрашивал себе святых ее молитв и просил передать его святительское благословение царю Мириану и всему народу карталинскому. Царь галлов прислал диакона с письмом к святой Нине. Он вспоминал в этом письме об отце ее Завулоне, просветившем их страну, и с восторгом отзывался о ней, о Нине, его дочери, совершившей истинные чудеса силой Божией. Галльский диакон во время своего пребывания в Мцхете оказался и сам свидетелем чудес, совершавшихся от Креста, а также от мироточивого столпа в царском соборе. Вскоре святая Нина, взяв с собою пресвитера Иакова и одного диакона, отправилась сначала на север в верховья Арагви, где привела к вере Христовой множество горцев, которых и крестил пресвитер Иаков, а потом на юг, в Кахетию. Остановившись в городе Коцахете, она стала проповедовать на улицах, и народ толпами собирался слушать ее. Многие уже знали, что Карталиния просвещена христианством, слыхали о чудесах, происходивших в Мцхете, поэтому почти все население Коцахета охотно крестилось через иерея Иакова. Отсюда святая Нина перешла в Бодби, где уже был поставлен один из четырех чудесных Крестов и где жила кахетинская царица Сонджа, хотя и не христианка, но не препятствовавшая ни поставлению этого Креста, ни проповеди прибывшей сюда святой Нины.

Алазанская ДолинаАлазанская Долина

Здесь святая Нина поселилась в пещере на склоне горы рядом с селением, а чудесный Крест, место которого указано было Господом через звездное знамение, был как раз напротив входа в нее. Несколько дней святая молилась в пещере одна, но постепенно на горе стал собираться народ. Со всех сторон Кахетии спешили в Бодби люди, кто на коне, кто пешком. Шли целые селения. Слух о Божией посланнице, которой вручила Крест и всю Иверию Сама Богородица, дошел уже до каждого жителя Кавказа. Те, кого жрецы или правители удержали словом или силой от святого крещения, бросив все, торопились в Бодби. Наконец долина Алазани наполнилась людьми, жаждущими крещения, как живой воды. Святая Нина и священник Иаков стали проповедовать, говоря собравшимся о истинности и спасительности веры Христовой. При этом совершилось много чудесных исцелений от Господа по молитвам святой Нины у благодатного Креста.

И вот по слову святой Нины были устроены две крещальни на реке Алазани: одна для царицы и ее двора, другая для народа. Священник Иаков крестил сначала царицу Сонджу, пожелавшую принять имя Софии, потом князей и разных начальников. И вот иерей с диаконом приступили к крещению народа. Один Господь знает, как мог справиться с таким великим делом отец Иаков, но все же настал день, когда в Кахетии не осталось ни одного некрещеного человека.

 

О том, как святая Нина со славою отошла ко Господу


Гробница святой равноапостольной Нины в Бодби

Так как нужно было сообщить о состоявшихся в Кахетии великих событиях царю Мириану и епископу Иоанну, то святая Нина просила царицу Софию отправить в Мцхету гонцов. Царица же пожелала ехать к царю Мириану сама. Кахетии нужна была помощь в построении христианских храмов, а в храмы нужны были священники и диаконы. Святая Нина дала кахетинской царице письмо для царя Мириана. "Усердному слуге Христову, верующему во Святую Троицу царю Мириану, - писала она. - Господь Бог да пошлет тебе и всему народу твоему росу милости Своей и да будут покровителями вашими Крест Его Животворящий и предстательство Пресвятой Девы Марии. Я, немощная жена, проходя новые страны, с успехом проповедовала Слово Божие, новые народы приняли учение о Христе. Теперь же, окончив все, что назначено было мне Царицей Небесной, Девой Марией, я, как пришелица, отхожу от мира сего на пути Господни. Прошу тебя, милостивый царь, пошли ко мне епископа Иоанна для приготовления меня к переходу в жизнь вечную, ибо приближается час моей кончины". Дух Святой возвестил Нине точный час ее отшествия от мира.

Святые благоверные Царь Мириан и Царица Нана.

И вот царь Мириан с царицей Наной поспешили в Бодби вместе с епископом Иоанном. Святая Нина уже лежала в своей пещере на смертном одре. Царь Мириан со слезами припал к ее руке, прося разрешения перевезти ее в Мцхету, но она не согласилась. Она изъявила твердое желание упокоиться здесь, быть погребенной прямо на этом месте, в пещере, где лежит она на одре. Она сказала, что есть у нее один день жизни, и она может проститься со всеми, кто этого пожелает.

У ее одра сидели и неутешно плакали три царицы - Нана, София и Саломия, супруга Рева, сына Мириана, дочь царя Тиридата. Многие подходили, обнимали и лобызали одр, на котором лежала святая, и землю, на которой он стоял. Подходили и простые люди, стремились сюда и недужные, которые все исцелялись по вере своей силою Христовой. И вот царица Нана решилась сказать:

- Матушка и госпожа наша! Пока не отошла ты от нас, расскажи нам о себе, откуда ты, какого ты рода и кто твои родители. Мы ничего не знаем о тебе, а ведь нас, видевших тебя, будут спрашивать. Оставь нам и всей Иверии память о себе!

- Вы желаете знать жизненный путь бедной рабыни Христовой? - тихо промолвила святая Нина. - Я согласна. Пусть принесут письменные принадлежности.

Св. царь Мириан перед собором Светицховели.

Царица Саломия приготовилась писать, и умирающая Нина начала свой рассказ. Она поведала все, что нам теперь известно, и когда была поставлена точка, она попросила владыку Иоанна приобщить ее Животворящих Таин Христовых, после чего мирно предала душу свою Господу Богу. Царь Мириан исполнил просимое ею, то есть приказал совершить погребение здесь же, где она жила, а на месте этом возвести храм в честь великомученика Георгия, ее двоюродного брата. Этому храму суждена была долгая жизнь: никогда не угасала в нем молитва, не отнимала от него Своего покрова Пресвятая Богородица, Которая Сама приняла душу верной рабыни Своей, так много потрудившейся в уделе Ее. Она Сама вместе с Ангелами вознесла чистую душу святой равноапостольной Нины к престолу Господню, и Господь с любовью принял ее. Это было около 27 января 335 года.

Царь Мириан скончался в 342 году восьмидесяти девяти лет. Перед смертью он сказал сыну своему Бакару:

- Возвращаясь туда, откуда и пришел я, благодарю милостивого Господа, Создателя неба и земли, избавившего меня от работы дьяволу и от пасти адовой. Половину царских сокровищ, сын мой, передай на содержание гроба святой Нины, дабы не забыт был в течение веков подвиг просветительницы нашей. Оставляю тебе мой венец и молю Создателя утвердить тебя в вере истинной.

Он взял Крест, свитый из виноградных лоз, данный святой Нине Самой Богоматерью, повесил на него свой венец, сотворил молитву, потом осенил этим Крестом сына и возложил на его главу. Царь Бакар I мудро и кротко правил Иверией и заслужил славу доброго христианина и миротворца.

Ежевичный куст и ц. св. Нины в мон-ре Самтавро в Мцхете

По благословению Антиохийского патриарха просветительница Иверии Нина была канонизирована как святая равноапостольная, и ей была составлена служба на грузинском языке. Русская Православная Церковь, принявшая к себе, как в спасительный ковчег, Иверийскую, спасшая ее от многих и жестоких посягательств от иноверных, признала великую святую, и служба ей была переведена на церковнославянский язык и издана для употребления при богослужении в 1869 году. Есть на русском языке и акафист великой святой, в котором читаем следующие слова: "О всехвальная и предивная равноапостольная Нино, воистину великое Церкве Православныя украшение и изрядная людем иверским похвало, всю страну грузинскую Божественным учением просветившая и подвиги апостольства врага нашего спасения победившая, трудом и молитвами вертоград Христов зде насадившая и во плод мног его возрастившая!"

Память святой Нины празднуется 27 января.

Прославлен был в Грузинской Православной Церкви и благочестивый царь Мириан с его супругой царицей Наной, - память их празднуется 14 октября. Церковь вспоминает их и вместе со святой Ниной в ее праздник, причем Мириан почитается, так же как и святая Нина, равноапостольным.

Монах Лазарь (Афанасьев)

 


Сноски:

1. Диоклетиана (Гай Аврелий Валерий Диоклетиан (240-316) - римский император с 20 ноября 284 г. по 1 мая 305 г)

2. Марк Аврелий Валерий Максимиан (ок. 250 г. - 311 г.) - римский император в 286-305 гг. (вместе с Диоклетианом), 306-310 гг. (вместе с Максенцием). В 286 г. император Диоклетиан назначил его полноправным соправителем с титулом Августа. Когда в 293 г. Диоклетиан преобразовал систему двойного соправления в тетрархию, вместе с двумя Августами (Диоклетианом и Максимианом) управлять империей стали и два Цезаря (Констанций I и Галерий), которые были помощниками и заместителями, соответственно, Максимиана (на Западе) и самого Диоклетиана (на Востоке). При разделении империи Максимиан получил Африку, Испанию и Италию и сделал своей резиденцией Медиолан (Милан). - Примеч. ред.

3. Святой Крест до сего дня хранится в Сионском кафедральном соборе города Тбилиси. - Примеч. ред.

4. Тиридат II Великий (286 - 298/330), сын Хосрова I (из династии Аршакуни). Первоначально был гонителем христиан, но в 302 г. принял христианство, заменил языческие храмы церквами и монастырями, призвал множество священников из Сирии и Малой Азии и сделал христианство государственной религией. Умер в 342 г. Время его царствования - самый блестящий период армянской истории. - Примеч. ред.

5. Память этих святых мучениц Православная Церковь празднует 13 октября. - Примеч. ред.

6. Память св. Григория совершается 13 октября. - Примеч. ред.

7. Джавахетские горы находятся на границе между Грузией и азиатской Турцией. Там берет начало река Кура. -Примеч. ред.

8. Фарнаоз I (299-334 до н. э.) -первый царь объединенной Грузии (даты правления являются условными, точная хронология неизвестна). Возможно, преемник Азона, которого считают мифическим персонажем. Основоположник династии Фарнавазидов. Основатель города Армази - древней столицы Иверского царства. Фарнаозу летописи приписывают устройство гражданского быта Грузии, введение письменности и установление в стране религии Зороастра. - Примеч. ред.

© 2017 ХРАМ СВЯТИТЕЛЯ ЧУДОТВОРЦА НИКОЛАЯ НА ВОДАХ. Все права защищены.