1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (8 Голосов)

1 ноября празднуется память преподобно-исповедника Антония Нового, исповедника Печерского (1942)

Преподобноисповедник Антоний (Абашидзе)

1 ноября 2011 г.
впервые праздновалась память прославленного в лике святых преподобноисповедника 
Антония (Абашидзе)

Православные, прожившие не одно десятилетие в Киеве, помнят, как горько было бывать в поруганной Лавре в 60-80 годы. 
Сердце, тогда ещё, возможно, не знавшее Истины, недоумевало и сжималось от явного несоответствия бесконечных совсем неуместных музеев неугасимому Духу, который неведомым тогда для нас образом животворил разрушенные Лаврские строения, всё, что оставалось от великой обители.
Мы ходили по асфальту «Заповедника «Киево-Печеская Лавра», невольно попирая ногами многие могилы благодетелей, строителей, подвижников благочестия и святых.
В 90-х годах, когда часть Лаврской территории уже была возвращена монастырю, был восстановлен ряд могил. 
Среди них – одна могила прямо за алтарём Крестовоздвиженской церкви, у входа в Ближние пещеры. 

«А ты знаешь, что здесь похоронен учитель Сталина? Да-да, отец Димитрий из рода князей Абашидзе был инспектором Тифлисской семинарии, в которой учился юноша Джугашвили. Именно ему удалось убедить будущего «вождя народов», что пастырство – не его стезя. И потом, когда многих священнослужителей уничтожали и подвергали жесточайшим репрессиям, владыке удалось «отделаться лёгким испугом» и умереть в почтенном возрасте своей смертью здесь, в стенах Лавры», – так я впервые услышала от известного киевского экскурсовода Юрия Н. о схиархиепископе Антонии (Абашидзе).

Прошло несколько лет. Крым, Топловский монастырь. 
И опять: «Владыка Димитрий (Абашидзе) не был репрессирован как многие другие, но сослан к нам, возможно из-за того, что в своё время по-отечески относился к воспитаннику семинарии Иосифу Джугашвили». 

Некоторое время спустя вышла книга прот. Василия Марущака «Архиепископ Димитрий (в схиме Антоний) Абашидзе», не только повествующая об удивительном жизненном пути грузинского князя Давида Ильича Абашидзе (1867-1942), но и содержащая немало проповедей, слов, речей владыки. Постоянным горением ради Господа была его жизнь, апостола Павла духом проникнуты его слова о вере, об Истине.

Многие православные знали эту могилку, любили владыку, шли к нему со своими печалями и недоумениями. Очень многое связывало владыку с Киевом.

И вот в июне этого, 2011 года Синодом Украинской Православной Церкви схиархиепископ Антоний причислен к лику местночтимых святых как преподобноисповедник – человек, много пострадавший за Христа, много сделавший ради Него.
Ещё не написано Житие, не составлена Служба, но мы знаем, что в сонме Киево-Печерских святых, в сонме Киевских святых и всех святых теперь сияет и имя преподобноисповедника Антония.
Моли Бога о нас, святый отче!

Преподобноисповедник Антоний (Абашидзе)Родился владыка 1/14 октября 1967 года в фамильном имении под Тифлисом (Тбилиси), принадлежал к грузинскому аристократическому роду: по отцу происходил из князей Абашидзе, по материнской линии он был в родстве с княжеским родом Багратуни. Окончил Тифлисскую гимназию, затем с отличием – Императорский Новороссийский университет (в Одессе) и поступил в Киевскую Духовную Академию.

16 ноября 1891 года был пострижен в мантию с именем Димитрий в честь свт. Димитрия Ростовского, а 5 дней спустя рукоположен во иеродиакона. По окончании в 1896 году духовной академии с присвоением звания кандидата богословия был рукоположен во иеромонаха.

Последующие шесть лет были отданы преподавательскому труду. 
Владыка преподавал Священное Писание в Тифлисской Духовной Семинарии. 
Был инспектором Кутаисской и Тифлисской духовной семинарии, ректором Александровской миссионерской духовной семинарии в сане архимандрита (с 1900 г.).

1902-05 годы связаны с епископским служением на Родине – в Грузии.
А с июня 1905 года — епископ Балтский, викарий Подольской епархии.
Через полгода следует назначение на Туркестанскую и Ташкентскую кафедру, где владыка провёл напряжённейшие 6 лет.
В июне 1912 года его переводят в Крым. 6 мая 1915 года состоялась архиепископская хиротония.
В 1917 – первой половине 1921 года архиеп. Димитрий уделял много времени административному служению: был товарищем председателя V Всероссийского миссионерского съезда. На Поместном Соборе РПЦ 7 дек. 1917 г. избран заместителем члена Святейшего Синода. В 1919 году на Соборе в Ставрополе Кавказском был избран членомВременного высшего церковного управления юго-востока России, то есть, Врангелевской армии.

С сентября 1921 года пребывал на покое; жил в Топловском монастыре. 
11 апреля 1923 года был арестован и выслан из Крыма органами ГПУ. После высылки переехал в Киев и поселился в Китаевской пустыни при Киево-Печерской Лавре.
Там после его многодневной слезной молитвы у гробниц преподобных отцов Печерских свершилось чудо: Господь частично вернул ему зрение. 
После закрытия Лавры в 1929 г. жил на частных квартирах.

После издания в 1927 митрополитом Сергием (Страгородским) Декларации о лояльности к Советской власти владыка не пошёл наперекор тому, что подсказывало сердце: не принял её и возглавил украинскую группу непоминающих. 

В 1928 году был пострижен в великую схиму с именем Антоний — в честь преподобного Антония Печерского.

В 1933 году был арестован и приговорён к 5 годам заключения условно; жил на частной квартире на Козловской улице, близ Киево-Печерской Лавры.
Совершал тайные службы и рукоположения; почитался духовным главой киевской группы катакомбной церкви. В 1937 году совершил тайное отпевание экзарха Украины митрополита Киевского Константина (Дьякова), замученного в тюрьме, чья могила впоследствии была установлена на Лукьяновском кладбище.   С конца 1937-го до 1941 года владыка Антоний был единственным православным архиереем в Киеве.


После открытия Лавры 27 сентября 1941 года, «сразу после занятия Киева немцами, переселился туда, заняв дом бывшего блюстителя Ближних пещер, где для него был восстановлен небольшой храм. Здесь схиархиепископ по праздникам и воскресеньям сам служил наедине, без посторонних богомольцев. Помогали ему в этих службах его домочадцы: пело несколько монахинь, которые обслуживали домик, и его секретарь иеромонах Димитрий... В 1942 г. в день своего Ангела он в последний раз принимал участие в богослужении в Великой церкви. К этому дню собралось много богомольцев. Все подходили к схиархиепископу под благословение и трогательно приветствовали его, точно верующие чувствовали, что владыка уйдет в иной мир...» – пишет в воспоминаниях о Киево-Печерской Лавре проф. Никодимов. Упокоился владыка Антоний 1 ноября.

  
Что же стоит за скупыми строками официальной биографии?

- почти год в качестве в корабельного иеромонаха (подал прошение в день возведения в сан архиепископа) владыка служил на линкоре "Панелеймон" (до 1905 г. броненосец «Князь Потёмкин Таврический»).  
Принимал участие во всех походах Черноморского флота с мая 1915 по середину апреля 1916 г. Исполнил своё заветное желание – отслужил благодарственное молебное пение на вражеской территории. 
За проявленное мужество получил редкую награду: панагию на Георгиевской ленте, был награждён орденом Александра Невского с мечами;

- будучи грузином, владыка в очень сложное для российско-грузинских отношений время, говорит о России как о единой православной родине; 

- в 1930-е годы не боялся передавать прп. Кукше Одесскому передачи, в том числе Святые Дары: благодаря ему однажды смогли тайно причаститься 100 человек;

- единственный из архиереев Белой Армии барона Врангеля не эмигрировал с отступившими войсками. Владыку Димитрия арестовали в архиерейском доме в Симферополе (1922г.), затем приговорили к расстрелу. Но приговор направили на утверждение Сталину, и тот заменил казнь тюремным заключением. 
В тюрьме архипастырь томился около двух лет. Там он потерял зрение...

- площадь Туркестанской епархии, составляла 17 500 000 квадратных вёрст; население, преимущественно мусульманское, – более 5 млн. За 6 лет служения владыка объехал все населённые пункты, где проживали православные. 

- будучи ректором Александровской Ардонской духовной семинарии, он не боялся посещать расположенный неподалеку лепрозорий и причащать прокаженных...

- в охваченной революционным безумием Москве именно владыка Димитрий взял на себя переговоры с большевиками и сумел добиться от них прекращения обстрела Кремля, что позволило продолжить работу Поместного Собора по выборам Патриарха.

- менее чем за два года служения в Крыму владыка посетил практически все приходы и монастыри Таврической епархии;

- благодаря авторитету схиархиепископа Антония и епископату Автономной Украинской Православной Церкви во главе с епископом Пантелеимоном на Украине удалось сохранить единство с Матерью-Церковью в годы Великой Отечественной войны.

«НЕ БОЙСЯ ГОВОРИТЬ ПРАВДУ ПРЕД КЕМ БЫ ТО НИ БЫЛО», — ПРЕПОДОБНОИСПОВЕДНИК АНТОНИЙ (АБАШИДЗЕ)

Монахиня Евтропия (Бобровникова)

С конца 1937-го до 1941 года владыка Антоний был единственным православным архиереем в Киеве. Почти через 70 лет со дня смерти, 14 июня 2011 года, Священный Синод УПЦ прославил его в лике месточтимых святых (журнал № 21).

Посвятить себя на служение Церкви

Схиархиепископ Антоний (Абашидзе)
Схиархиепископ Антоний (Абашидзе)

Схиархиепископ Антоний (в миру Давид Ильич Абашидзе) принадлежал к старинному и знатному грузинскому роду. По отцу он происходил из князей Абашидзе, по материнской линии был в родстве с другим знаменитым княжеским семейством — Багратуни, из которого вышел герой Отечественной войны 1812 года генерал Багратион.

Родился будущий светильник Церкви 12 октября1867 г. в селе Веджины Сигнахского уезда Тифлисской губернии в имении своих родителей. По окончании Тифлисской гимназии поступил на юридический факультет Императорского Новороссийского университета в Одессе, который окончил в 1891 г. с отличием. Перед юношей открывалась блестящая светская карьера, но вместо этого князь Давид неожиданно для близких уехал в Киев и там, сдав «поверочный экзамен», поступил на I курс Киев­ской духовной академии.

1 октября1892 г. Давид Абашидзе подал на имя ректора академии епископа Сильвестра (Малеванского) прошение, в котором писал: «Имея непреодолимое желание привести в исполнение обет, давно данный мною Господу, посвятить себя вполне на служение Святой Его Церкви, прибегаю к стопам Вашего Преосвященства и смиреннейше прошу посвятить меня в иноческий чин». Как напишет позднее сам владыка, «Господь сподобил меня воспринять иночество в церкви Преподобного Антония в Ближних пещерах в Святой Успенской Киево-­Печерской Лавре, в коей, пред поступлением своим в Духовную Академию и при вступлении в монашество, прожил 3 месяца, а по принятии иночества, в продолжение 4 лет своего обучения, считал Св. Лавру своим родным монастырем». В том же году 16 ноября Давид Абашидзе был пострижен в монашество с именем Димитрий, в честь свт. Димитрия Ростовского. Через пять дней, 21 ноября, в Богоявленской церкви Киево-Братского монастыря рукоположен в сан иеродиакона.

Преподавательская стезя

По окончании академии в 1896 г. он был удостоен звания кандидата богословия и посвящен в сан иеромонаха и в том же году назначен преподавателем Священного Писания в Тифлисскую духовную семинарию. В то время одним из ее воспитанников был Иосиф Джугашвили, будущий глава Советского государства, принявший псевдоним Сталин.

В 1897 г. отца Димитрия назначили инспектором Кутаисской духовной семинарии, а через год, в этой же должности, он возвратился в Тифлисскую семинарию. Здесь под его началом вновь оказался воспитанник Джугашвили, с которым у него прежде были вполне доверительные отношения. Но юноша к тому времени стал угрюм и скрытен. Несколько раз Иосифа уличали в нарушении семинарской дисциплины, посещении революционных собраний и хранении нелегальной литературы. Отец Димитрий пытался вразумить его, но все напрасно. В мае1899 г. Иосифа Джугашвили отчислили из семинарии «за неявку на экзамены по неизвестной причине».

Видя, что бунтарский дух все более захватывает и развращает юношество, о. Димитрий начал устно и в печати выступать с пламенными проповедями, обличающими революционное безумие. В 1900 г. он был возведен в сан архимандрита и назначен ректором Александровской Ардонской духовной семинарии. Под его руководством в 1902 г. было начато строительство нового здания семинарии. На принадлежавшей семинарии усадьбе был посажен большой фруктовый сад, возделываемый руками воспитанников. Архимандрит Димитрий был не только хорошим пастырем, руководителем, воспитателем юношества, он всегда отличался благородством, личным мужеством и даже отвагой. Так, будучи ректором, он посещал расположенный неподалеку лепрозорий, где причащал прокаженных.

… Чтобы прощать

23 апреля 1902 г. состоялась хиротония о. Димитрия во епископа Алавердского, викария Грузинского Экзархата. В речи при наречении в святительский сан он засвидетельствовал свою готовность к жертвенному служению на ниве Христовой:
«…наступают времена лютые, — говорил он, — умножаются нечестие, лжеверие и неверие, появляются во множестве «образ имущие благочестия, силы же Его отвергающиеся», готовые все святое достояние Церкви обратить в средство для достижения своих низменных жалких стремлений, увеличивается число лжеучителей и наставников, не через Церковь входящих, а «инуде прелазящих», и все они, бесчинно ходящие, стремятся к одному — разодрать Тело Церковное… Я о Господе не страшусь умножающегося бесчестия… Восхождение на кафедру епископскую есть приближение к Голгофе. Но Голгофа не может устрашить христианина, для нее мы рождены, ибо без Голгофы нет Воскресения… И я, немощный, посему со светлым о Господе лицом приступаю к великому служению, обещаясь служить Единому Господу и Богу Христу Иисусу, восхитившему меня из пасти греха, очистившему и освятившему меня своею всемогущею благодатью». Впоследствии владыка очень часто говорил: «Епископская власть дана мне не для того, чтобы наказывать, а чтобы прощать».

В первые же годы своего епископского служения Преосвященный Димитрий проявил замечательную ревность о Церкви. Деятельность его была обширна и многообразна. Он занимался делами духовного образования, был Председателем Грузинского Епархиального училищного Совета. Он являлся главой Комитета по изданию грузинского церковного обихода, возглавлял Археологический музей Грузинского Экзархата и организовал пополнение его собрания. Одновременно был настоятелем Тифлисского Спасо-Преображенского монастыря, завоевав такую любовь иноков, что при вести о его отъезде «вся братия рыдала в голос».

В 1903 г. Преосвященный Димитрий был назначен епископом Гурийско-Мингрельским Грузинского Экзархата. Одновременно он — настоятель древнего Мартвильского Успенского мужского монастыря, основанного в X в.

На туркестанской кафедре

В 1906 г. епископ Димитрий получает назначение в Ташкентскую и Туркестанскую епархию. В то время она считалась самой дальней и самой бедной в Русской Церкви: приходы были разбросаны на огромной территории, охватывавшей нынешние Узбекистан, Киргизстан, Туркменистан, Казахстан. Священников не хватало — духовенство крайне неохотно ехало в этот далекий незнакомый край с тяжелым климатом, где обитали не знающие Христа народы.

С первых шагов на Туркестанской кафедре владыка Димитрий завоевал симпатии во всех слоях общества. Многообразные познания, неподдельный интерес ко всякому человеку помогали ему находить общий язык с самыми разными людьми. В его обращении с дворянами, чиновниками, офицерами проявлялось его благородное происхождение и воспитание; они знали о его княжеском достоинстве и видели в архиерее «человека своего круга», благодаря чему ему удалось растопить ту стену отчуждения, которая подчас разделяла имперскую и духовную власть в Туркестане. Управляющие краем чиновники часто грубо вмешивались в церковные дела, такие как открытие приходов и назначение на них пастырей. Это болезненно отражалось на церковной жизни. Духовенство, почувствовав поддержку и заботу нового архиерея, воспрянуло. Становление церковной жизни, строительство храмов и укрепление приходов в Средней Азии совершалось во многом благодаря православной ревности и пожертвованиям переселившихся сюда русских промышленников, купцов, крестьян. Епископ Димитрий радушно приглашал их к себе, угощал и часами беседовал с благотворителями, которым было очень приятно такое внимание архипастыря. Он посещал сельские приходы, умея найти простые и проникновенные слова о православной вере, вызывавшие отклик в сердцах крестьян, среди которых в то время сеяли смуту разного рода сектанты и революционеры-­безбожники. Ведь в Туркестан, как и в Сибирь, ссылали революционеров, сюда бежали из Центральной России различного рода сектанты. Владыка Димитрий непримиримо относился к посягательствам на веру и нравственность народа и много усилий приложил для ограждения своей паствы от «волков в овечьей
шкуре».

Поразительны размах и стремительность передвижений Преосвященного Димитрия по епархии. Преодоление среднеазиатских дорог в то время требовало определенной смелости и мужества. Владыка сумел посетить все углы и закоулки необъятного Туркестанского края. Часто его выручала приобретенная в юности кавалерийская выучка. Однажды Владыке пришлось верхом на коне переплыть бурную реку. Выйдя на берег в мокрой одежде, он пошутил: «Теперь‑то я понял, что я настоящий туркменский архиерей».

За шесть лет служения Преосвященного Димитрия в Туркестанском крае число храмов увеличилось более чем вдвое (с 78 до 161), причем строились не только скромные сельские храмы, но и величественные соборы прекрасной архитектуры. Попечением владыки было завершено строительство Софийского кафедрального собора в Верном (Алма-Ата), который по красоте сравнивали с храмом Василия Блаженного на Красной площади в Москве. В те же годы дивной красоты храмы были воздвигнуты в Самарканде, Коканде, Ашхабаде, Байрам-Али, Иссык-Кульском Свято-Троицком мужском монастыре. Владыка Димитрий заботился об укреплении уже имевшихся в епархии монастырей и о создании новых. При его помощи в Верном был основан Иверско-Серафимовский женский монастырь, которому он передал землю и постройки пригородной архиерейской дачи. По благословению владыки в Ашхабаде также возник женский монастырь.

Епископ Димитрий основал в Туркестане печатный епархиальный орган, хотя прежние архиереи считали это невозможным. «Туркестанские Епархиальные ведомости» за несколько лет сделались авторитетным изданием. Журнал не ограничивался публикацией церковных объявлений и перепечаткой опубликованного в Санкт-Петербурге и Москве. В нем помещались живые очерки приходской жизни, статьи богословского, исторического, философского, краеведческого характера, отклики на российские и зарубежные события, а также велись горячие обсуждения духовно-нравственного состояния России, обличались явные и скрытые враги Православия.

Владыка Димитрий стал инициатором созыва общеепархиальных съездов духовенства Туркестана, которые воодушевили священнослужителей края, дав им возможность почувствовать свое единство в делании священного дела Христова. Первый такой съезд состоялся в 1908 г.

Поездки по России

Среди многих тяжких трудов по управлению епархией Преосвященный Димитрий все же находил время для поездок в Россию и на Украину, паломничества к древнерусским святыням. Эти поездки были отнюдь не отдыхом — они включались в число его деяний на благо туркестанской паствы. Он лично объезжал российские духовные семинарии, пламенными речами «о жаждущей делателей туркестанской ниве Божией» возбуждал ревность в их воспитанниках и увозил многих из них с собой в Туркестан, чтобы рукоположить в священный сан и послать на служение в сиротствующие без духовенства приходы. К концу пребывания епископа Димитрия в Туркестане священники были во всех храмах. Кроме этого, имелся еще штат «разъездных» пастырей, появилась возможность укреплять большие приходы — направлять туда второго священника.

Из своих поездок по России епископ Димитрий неизменно привозил крупные пожертвования российских благотворителей. Еще одним даром владыки пастве были привозимые им из паломничеств святыни: частицы мощей великих угодников Божиих, святые иконы.

Владыка Димитрий озаботился и тем, чтобы насущно важным делом просвещения народа занималось не только духовенство, но и образованные православные миряне, которых он привлекал к работе в созданных по его благословению церковных организациях, таких как Туркестанское епархиальное братство в честь Казанской иконы Божией Матери, Туркестанское общество религиозно-нравственного
просвещения, Православное общество хоругвеносцев, Закаспийское братство Святого Креста в Ашхабаде. Для укрепления веры в народе владыка Димитрий стремился использовать возвышающую красоту православных обрядов. При нем начали организовываться торжественные дальние крестные ходы (из селения — в селение, из города — в город), храмовые праздники и праздники по случаю прибытия различных святынь.

Перевод на Таврическую кафедру

Для противодействия сектантам Преосвященным Димитрием были организованы противосектанские миссионерские курсы. Он прилагал также немало усилий, чтобы защитить туркестанскую паству от врагов Православия — революционеров. Последние стали распространять всяческие измышления и возводить клевету на владыку, в адрес его посыпались угрозы. Но этим дело не ограничилось: дважды в карету Преосвященного Димитрия подкладывали бомбы, по милости Божией оба раза так и не взорвавшиеся. Но архипастырь оставался неустрашим. Поэтому неудивительно, что весть о том, что Преосвященный Димитрий переводится на Таврическую кафедру, скорбью отозвалась в сердцах православных туркестанцев. В прощальном адресе духовенства говорилось: «Грустно расставаться с Вами, Владыка, отец-миротворец. Ведь Вы воистину заменяли нам родных мать и отца».

Одновременно с переводом в Крым владыка был назначен настоятелем Корсунского Богородичного монастыря, а в 1914 г. также настоятелем Балаклавского Георгиевского монастыря. С первых дней служения в Тавриде он активно принимается проповедовать, большое внимание уделяет противосектантской миссионерской работе. Так же, как и в Туркестане, Преосвященный Димитрий много разъезжает: менее чем за два года он посетил практически все приходы и монастыри своей епархии.

Служение в период Первой мировой войны

В 1914 г. разразилась Первая мировая война. Турция, заявлявшая о своем нейтралитете, без объявления войны начала враждебные действия. 16 октября турецкая эскадра напала на Севастополь. Были разрушены некоторые здания, один снаряд попал в Морской госпиталь. Узнав о бомбардировке города, Преосвященный Димитрий на следующий же день прибыл в Севастополь, чтобы служить там Божественную литургию. После Литургии он направился в Морской госпиталь, где посетил раненых и совершил отпевание пяти убитых матросов, проводив их останки до места погребения на военном кладбище. По благословению владыки был создан Епархиальный комитет помощи раненым.

6 мая1915 г. за усердное служение во славу Святой Церкви Преосвященный Димитрий был возведен в сан архиепископа. На торжествах по этому поводу, движимый патриотическим чувством, он выразил пожелание послужить Богу и людям на поле брани. С разрешения императора желание Владыки было удовлетворено, и он был назначен исполняющим обязанности штатного судового священника (будучи в сане архиепископа!) на бывший броненосец «Потемкин», после известных революционных событий и бунта переименованный в «Пантелеймон» и с 1907 г. переведенный в разряд линейных кораблей. Со дня прибытия владыки на корабль на нем ежедневно совершались положенные по церковному уставу службы. Архиепископ Димитрий принимал участие во всех походах Черноморского флота с мая 1915‑го до первой половины апреля1916 г. За «доблестные труды, понесенные во время военных действий» владыка был награжден орденом Александра Невского с мечами.

Воспользовавшись войной, враги Русского престола совершили государственный переворот, названный впоследствии Февральской революцией, после которой, в результате последовавшей за ней Октябрьской революции, к власти пришли коммунисты-большевики. В Петрограде, Москве и других городах начались беспорядки, некогда смелые русские солдаты, «распропагандированные» агитаторами различных толков, массово дезертировали и бежали с фронтов. 2 февраля последовало вынужденное отречение императора Николая II. Почуяв пьянящий дух безвластия и вседозволенности, потерявшие страх Божий люди, стали поднимать руку и на Церковь.

Церковный поместный собор

Тем временем в Москве 15 августа 1917 г., в день праздника Успения Пресвятой Богородицы, открылся Всероссийский Церковный Поместный Собор. Было проведено три сессии: первая — с 15 августа по 9 декабря 1917 г., вторая — с 20 января по 7 апреля1918 г., и третья — с 19 июня по 7 сентября1918 г. Архиепископ Таврический Димитрий был избран председателем Отдела по устройству церковных дел на Кавказе.

Основным итогом Собора стало восстановление упраздненного Петром I патриаршества и избрание на патриарший престол свт. Тихона. Собор не только восстановил веками освященную традицию патриаршего управления, но и решил многие насущные вопросы церковной жизни. А в это время за стенами Кремля бушевала жестокая междоусобица, проливались реки братской крови. Владыка Димитрий входил в состав избранной 31 октября1917 г. депутации Собора, вступившей в переговоры с большевиками и сумевшей добиться от них прекращения обстрела Кремля, что позволило сохранить кремлевские святыни и продолжить работу Собора. В ответ на обвинение одного из участников Собора в «слишком благожелательном» отношении к большевикам, владыка отвечал: «Я бы почитал счастьем и честью пасть вместе с юнкерами («белыми»), но почитаю своим долгом помолиться и за тех, которые незаконно погребены около стен Кремля («красных»). То, что среди них, может быть, имеются иудеи, не может помешать мне молиться за них». В этих словах как нельзя лучше отражается отношение владыки к человеку и к своему христианскому и пастырскому долгу. Благородство и верность, так присущие ему, проявились и в том, что он не принял автокефалии Грузинской Церкви, «завоеванной» в те годы, когда Россия пребывала «во мгле» и Русская Церковь претерпевала гонения от безбожной власти. Приняв монашество и рукоположение в Русской Церкви, он оставался верен ей до конца. Вместе с тем он не осуждал и тех, кто отошел от нее и поддерживал дружеские отношения со многими архиереями и духовенством Грузинской Церкви.

Быть миротворцем

В конце 1918 г. архиепископ Димитрий вернулся на свою кафедру в Таврическую епархию. В Крыму бушевала гражданская война. Крым переходил из рук в руки. В этой сложной ситуации владыка, несмотря на то, что жизнь его ежеминутно подвергалась смертельной опасности, вел себя с беспримерным мужеством.

Гражданская война сделала невозможным единое управление Русской Церковью. Когда в Крым вошли войска барона Врангеля, в мае 1919 г. на Юго-Восточном русском церковном Соборе в Ставрополе владыка Димитрий был избран председателем Временного Высшего Церковного Управления Юго-Востока России, которое окормляло паству на территориях, находившихся под контролем Белого движения. Архиепископ Димитрий пытался выступить миротворцем между противоборствующими станами. Летом 1920 г. по его почину в Крыму были объявлены «дни покаяния», к участию в которых он надеялся привлечь и красноармейцев. Его подпись стоит первой под Посланием ВЦУ на Юго-Востоке России православному русскому народу с воззванием прекратить братоубийство и грабежи и вернуться к созидательному труду во славу Божию. Но увы! Соблазненный лжеучителями народ оставался глух к голосу Церкви.

После поражения Врангеля большинство находившегося в Крыму духовенства вместе с его войсками ушло в эмиграцию, однако архиепископ Димитрий отказался покинуть оте­чество. Он продолжал жить в архиерейском доме в Симферополе, служил в кафедральном соборе. Каждый день приносил вести об арестах и расстрелах, но владыка не пытался скрываться.

Арест владыки

В 1921 г. в связи с ухудшением состояния здоровья архиепископ Димитрий решил «раз и навсегда оставить епархиальное управление». В ноябре 1922 г. владыка был осужден на год принудительных работ за участие в монашеском постриге протоиерея Александра Зверева и хиротонии его во епископа Мелитопольского. Во второй раз он был арестован органами ГПУ-НКВД в Топловском Параскевинском монастыре 11 апреля 1923 г. в связи с сопротивлением верующих Симферополя передаче собора и домовой церкви в архиерейском доме обновленцам. Обвинен в «контрреволюционной деятельности, участии в вооруженной борьбе против республики». Содержался под стражей в Феодосии. 17 апреля владыка был перевезен в симферопольскую тюрьму, где, в связи с резким ухудшением здоровья (он почти потерял зрение, частично восстановившееся после его горячей молитвы у мощей преподобных отцов Киево-Печерских), до 20 мая содержался в тюремной больнице. Выслан в Киев 21 мая 1923 г.

Принятие схимы

Еще будучи в Крыму, в письме от 17 мая1921 г., владыка обращался к Духовному собору Киево-Печерской Лавры с просьбой удостоить его «принятия св. схимы — чина великого ангельского образа». И вот, 27 ноября1923 г. в церкви прп. Антония на Ближних пещерах владыка принял схиму с наречением имени преподобного Антония Печерского. Приняв схиму, он поселился в Китаевской пустыни Киево-Печерской Лавры, где ежедневно совершал полный суточный круг лаврских богослужений. В это время владыка совершил постриг многих лаврских послушников, десятки монахов рукоположил во иеродиаконы и иеромонахи.

Его духовным сыном стал живший в соседней келье архимандрит Ермоген (Голубев), впоследствии настоятель Киево-Печерской Лавры, многие годы страдавший в советских каторжных лагерях. Подобно своему небесному покровителю, прп. Антонию Печерскому, схиархиепископ Антоний не оставлял без наставлений православный народ, и слово нового Киево-Печерского старца далеко разносилось по терзаемой богоборцами Русской земле. Полуслепой архипастырь оказался духовно зорким: в своих посланиях он выступал с обличениями обновленчества и «григорианского» раскола.

До закрытия Китаевской пустыни в 1929 г. владыка жил около Троицкой церкви, после закрытия — на частной квартире, рядом с пустынью, в районе, называемом Мышеловкой. По воспоминаниям архиепископа Леонтия Чилийского (Филипповича), владыка Антоний жил в Киеве «как великий подвижник, молитвенник и духоносный старец». За духовными советами к нему стекались православные верующие из России, Украины, Белоруссии, Грузии; у него окормлялись многие верующие, особенно монашествующие. «Жил он не для себя, — пишет владыка Леонтий, — а для Бога, для Церкви и для людей. Ни один православный епископ, и даже некоторые из обновленцев, впоследствии принесших покаяние, не проезжали мимо его скромного жилища, чтобы не зайти для православной беседы».

Митрополит Вениамин (Федченков) пронес через годы и лишения поучение архиепископа Димитрия, сказанное ему при архиерейской хиротонии: «Не бойся говорить правду пред кем бы то ни было, хотя бы это был и сам Патриарх или другие высокие в мире люди».

Авва Антоний

В 1920–1930 гг. схиархиепископ Антоний продолжал принимать участие в совершении тайных хиротоний. Архиереи называли его аввой Антонием. В начале 1933 г. владыка был арестован органами ГПУ и содержался в Киевском ДОПРе. Арестованные лаврские монахи на допросах говорили о колоссальном авторитете владыки, называли его «благочестивым отцом своим». В материалах следственного дела он назван «идейным вдохновителем Киевской к/р (контрреволюционной. — Ред.) организации церковников». Приговор — три года концлагерей условно. Возможно, от более жестоких репрессий власти удержало знакомство и переписка со Сталиным — бывшим воспитанником Тифлисской семинарии.

9 мая 1933 г. уполномоченный СПО КОО ГПУ счел, что пребывание схиархиепископа Антония на свободе не повлияет на ход следствия, и 10 мая владыка был отпущен из тюрьмы с подпиской о невыезде из Киева. После освобождения из тюрьмы владыка Антоний продолжал встречаться и вести обширную переписку с духовными чадами, в том числе с находившимися в заключении, в лагерях и ссылках, посылал в места заключения посылки.

С конца 1937 г. до 15 июля 1941 г. находившийся на покое владыка Антоний был единственным православным архиереем в Киеве. Проживал он на частной квартире на Кловском спуске, 20. По свидетельству архиепископа Леонтия Чилийского, дом был маленький, простой-простой. «При владыке жил мирянин — будущий о. Димитрий Бакай, насельник Русской Духовной Миссии в Святой Земле, и две монахини — м. Ксения и м. Серафима, которые присматривали за ним».

После оккупации Киева фашистами осенью 1941 — зимой 1942 г. в Лавру возвратилась оставшаяся и живых и избежавшая ареста братия численностью 15–20 человек. На Ближних пещерах начал действовать монастырь.

Зимой 1941 г. владыка Антоний перебрался с Кловского спуска в Лавру. Он занял маленький домик бывшего настоятеля Ближних пещер. К этому времени в Киев приехал епископ Пантелеимон (Рудык) — временно управляющий Киевской епархией. К 1942 г. в подчинении епископа Пантелеимона пребывало пять мужских и три женских монастыря, 23 храма. Благодаря авторитету схиархиепископа Антония и епископату Автономной Украинской Православной Церкви во главе с епископом Пантелеимоном на Украине удалось сохранить единство с Матерью-Церковью.

В 1942 г. в день своего Ангела владыка в последний раз принимал участие в богослужении в Великой церкви. Схиархиепископ Антоний почил в Киево-Печерской Лавре 1 ноября 1942 г. и был похоронен у алтарной стены Крестовоздвиженского храма на Ближних пещерах. Погребение святого старца проходило при громадном стечении народа.

Могила схиархиепископа Антония сохранялась до шестидесятых годов и была местом поклонения верующих. В годы хрущевских гонений на Церковь могилу сравняли с землей и залили асфальтом, однако через тридцать лет, в 1990 г., место погребения владыки Антония братией возрожденного монастыря было восстановлено. Надпись на могильной плите по недостатку в то время сведений была изменена. Теперь на могильной плите написано: «Въ память вэчную будетъ праведникъ».

Источники:

1. Деяния Священного Собора Российской Православной Церкви 1917–1918 гг. Т. 1–11. М., 1994–2000.

2. Мануил (Лемешевский В. В.), митр. Русские православные иерархи периода с 1893 по 1965 гг. (включительно). Erlangen, 1979–1989. Т.3. С.27–28.

3. Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир. Жизнеописание схиархиепискоа Антония (Абашидзе)// ЖМП. 2003. N 11.

4. За Христа пострадавшие. Гонения на Русскую Православную Церковь 1917–1956: Биографический справочник. Книга первая А-К. М.: Православный Свято-Тихоновский богословский институт, 1997. С.93–94.

5. Биографические сведения о братии Киево-Печерской Лавры, пострадавшей за Православную веру в 20 столетии/Сост.: Л. П. Рылкова, Киев: Типография Киево-Печерской Успенской Лавры: Феникс, 2008. С. 45–58.

6. Марущак В., протодиакон. Архи­епископ Дмитрий (в схиме Антоний) Абашидзе. Симферополь, 2005.

Подготовила Монахиня Евтропия (Бобровникова)

Православие в Украине

К 140-летию схиархиепископа Димитрия (Абашидзе) (комментарий в интересах нации)

Из Грузии с верой, или пересечение параллелей.

Журнал "Зеркало Недели" от 30/5/2005

В ряду сыновей Грузии, чьи имена звонко обозначены в истории славянского мира, замечательное место занимает схимоархиепископ Антоний (архиепископ Таврический и Симферопольский Димитрий, урождённый князь Давид Ильич Абашидзе). Его удивительная судьба пересекается с судьбой другого уроженца Грузии, известного по псевдониму Сталин. В Киево-Печерской лавре на восстановленном надгробии старца высечено: «На сём месте покоится прах в Бозе почившего Схимоархиепископа АНТОНИЯ (Абашидзе) 1857—I.XI.1942» Дата рождения здесь указана неверно. О причине этой ошибки чуть позже. Надпись имеет продолжение — строчку из псалма Давида… 



Cеминария. 

Ученик 5 класса Тифлисской духовной семинарии И. Джугашвили за грубость «в обращении с начальствующими лицами» был наказан. В семинарском журнале за 1898—1899 гг. зафиксировано: «Сделан был выговор. Посажен в карцер, по распоряжению о. Ректора, на пять часов». Дежурная запись, ставшая со временем экспонатом Тбилисского филиала Центрального музея им. Ленина, скреплена подписью «И.Д.» Подпись принадлежит инспектору семинарии иеромонаху Димитрию Абашидзе. 

Вероятно, впервые они встретились в 1896 г. О. Димитрий окончил со степенью кандидата богословия Киевскую духовную академию и получил назначение в Тифлис. Начинал преподавателем Священного Писания. Джугашвили к тому моменту окончил два класса семинарии и был переведён в третий. Об этом периоде в официальной прижизненной биографии Сталина говорится: «Тифлисская православная семинария являлась рассадником всякого рода освободительных идей… В 1896—1897 годах Сталин стоит во главе марксистских кружков…».

В Киевскую духовную академию князь поступил 25-летним, после окончания в Одессе юридического факультета Новороссийского университета. На первом курсе академии был пострижен в монахи. Выбор пути был, конечно, осознанным и желанным. 

В 1898 г. Абашидзе — уже второе лицо (после ректора) в семинарии. К этому моменту относится происшествие, воспоминание о котором оставил соученик Джугашвили П.Талаквадзе. «Как-то раз, после обеда, мы, ученики, сидели в Пушкинском сквере, около семинарии. Вдруг кто-то закричал: «Инспектор Абашидзе производит обыск у Джугашвили!» Я бросился в семинарию… Войдя в гардероб, я увидел, что инспектор Абашидзе уже закончил обыск. Он взломал ящик Coco, достал оттуда нелегальные книги и, забрав их подмышку, поднимался на второй этаж здания. Рядом с ним шел Coco... Вдруг в это время к инспектору неожиданно подбежал ученик шестого класса Василий Келбакиани и толкнул монаха, чтобы выбить из его рук книги. Это оказалось безуспешным. Тогда Келбакиани набросился на инспектора спереди, и книги тут же посыпались на пол. Coco и Келбакиани быстро подхватили книги и бросились бежать... Опешивший инспектор Абашидзе так и остался ни с чем…» . 

Путь. 

Княжеский род Абашидзе фигурирует в грузинских хрониках с VII века; в средние века он даже соперничал с царским родом. Сталин же гордился своей безродностью. В книге «Господь низвергает своих ангелов» Айно Куусинен (жена деятеля Коминтерна) приводит слова вождя: «Я, между прочим, настоящий пролетарий. Моя фамилия оканчивается на «-швили», а у кого фамилия на «-дзе» или «-адзе» — происходят из дворян и буржуев». Путь простолюдина Джугашвили был «из грязи в князи» — в князи мира сего. Движение князя Абашидзе не было встречным, оно было иным, «наперекрёст» и — вверх. Если путь Абашидзе был путём к Отцу Вседержателю, то Сталин шёл путём, на котором его самого нарекут «Отцом народов». 

В 1902 г. Димитрий рукополагается в епископа Алавердского. Последовавшее десятилетие возводило его поочерёдно на различные епископские кафедры. Летом 1912-го он становится епископом Таврическим и Симферопольским. Сталин в 1902 г. арестован был первый раз, заключён в тюрьму и сослан в Сибирь. В 1913-м его арестовывают в седьмой раз и приговаривают к четырём годам ссылки, срок которой истекал в феврале 1917-го. 

Долг. 

В октябрьские дни того же года архиепископ Димитрий участвовал в избрании Патриарха на Поместном Соборе. Работа порой проходила в зареве пожаров и под грохот пушек. Документы доносят до нас голос Димитрия: «Я бы почитал счастьем и честью пасть вместе с юнкерами…» Сказано это было после взятия красногвардейцами Кремля. Собор с перерывами длился с 15 августа 1917 г. по 20 сентября 1918 г. Но ещё за полгода до его окончания Абашидзе был вынужден вернуться в Крым. Сохранилось его письмо Патриарху: «…Что ни день, то... новая какая-либо выходка наших общественных деятелей... Все население держат в страхе... в настоящие дни бесцеремонно грабят Херсонесский и Инкерманский монастыри... Меня пока, милостью Божией, не трогают...» . 

В мае 1919 г., накануне решающих битв Гражданской войны, архиепископ Димитрий по приглашению главнокомандующего Добровольческой армией генерала А.Деникина принял участие в организации в Ставрополе Юго-Восточного церковного собора. Собор учредил Временное Высшее Церковное Управление (ВВЦУ), которое наделялось всей полнотой церковной власти до момента восстановления связи с Патриархом. 

В книге «Воспоминания последнего протопресвитера Русской армии и флота» о. Георгия Шавельского (1871—1951) даётся немало любопытных сведений о жизни Добровольческой армии и о деятельности ВВЦУ. В частности, там есть одна сцена, в которой личность владыки Димитрия запечатлена особенно яркими красками. 

Одним из дел, рассматриваемых ВВЦУ, было дело архиепископа Екатеринославского и Мариупольского Агапита (Антоний Вишневский; 1867—1924). Главное обвинение против него состояло в том, что он «в декабре 1918 в полном облачении, окруженный духовенством, встречал въезжавшего на белом коне в Киев Петлюру, своего ученика по Полтавской духовной семинарии, причем приветствовал его речью и троекратным лобызанием». Агапит покаялся. Но дело дошло до архиерейского суда. Шавельский продолжает: «Интересен заключительный момент этого собора. Прочитано следствие; резюмированы выводы; прошли прения, при которых только архиеп. Димитрий силился обелить своего приятеля. Началось голосование, как всегда, с младших. 

«Ваше мнение?» — обращается председатель, архиеп. Митрофан к младшему архиерею. 

«Лишить кафедры, послать в монастырь», — отвечает тот. 

«Лишить кафедры... послать в монастырь... Молод сам, а уже других — в монастырь», — ворчит недовольный архиеп. Димитрий. 

«Ваше мнение?» — обращается архиеп. Митрофан к следующему. 

«Послать в монастырь, лишив кафедры», — отвечает и этот. 

«Тоже, в монастырь... Строг больно... Смотри, как бы сам не попал туда», — продолжает ворчать архиеп. Димитрий. И так как мнения всех архиереев в общем оказались согласными, то он не переставал давать подобные реплики на суждение каждого. Наконец, очередь дошла до него. 

«Ваше мнение?» — обратился к нему председатель. Архиеп. Димитрий встал, перекрестился: «Господи, помоги сказать по совести!» И, помолчав немного, скороговоркой ответил: «Лишить кафедры, сослать в монастырь». Все так и ахнули». 



Удар. 

Кажется невероятным, что сподвижника Деникина и Врангеля не убили сразу же, в ноябре 1920 года, как тогда расстреляли или утопили тысячи. Вероятно, спасло владыку то, что с ним случился «удар» — мозговое кровоизлияние. Легендарную версию, будто об Абашидзе позаботился Сталин, рассматривать пока не будем, помня, что 22 года назад их отношения не были тёплыми, а при штурме Крыма Сталин находился на Кавказе и уже не являлся членом Реввоенсовета Южного фронта. 

Зимой 1920 или весной 1921 года владыка обратился к руководству Киево-Печерской лавры с просьбой принять его на покой. Однако в силу сложившихся обстоятельств Лавра могла принять его с условием, что тот будет сам себя обеспечивать продовольствием и топливом. Фактически это было отказом. В мае 1921-го Димитрий получил приют в Топловском Параскевиевском женском монастыре под Феодосией. Монастырь к тому моменту официально уже именовался трудовой артелью. В сентябре того же года Абашидзе был уволен Патриархом на покой и официально отошёл от церковных дел. В действительности же этого не случилось даже и после того, как в «Известиях» 28 марта 1922 г. был опубликован «Список врагов народа», возглавляемый Патриархом Тихоном «со всем своим церковным собором»… 

Суд над крымским духовенством начался 22 ноября 1922 г. Ревтрибунал припомнил все «грехи» Димитрия. В вину ему вменялась даже популярность, так как паства однажды ходатайствовала перед Патриархом: «…владыка решительно отверг официальное предложение покинуть пределы России и остался самоотверженно на своем посту, а потому паства всея Тавриды желает видеть владыку в сане митрополита». От трибунала не укрылась ни тысяча рублей, пожертвованная епархией Добровольческой армии, ни пламенные воззвания ВВЦУ. Советы тогда обошлись с крымским духовенством мягко. Абашидзе был осуждён на один год и почти сразу амнистирован. 

11 апреля 1923 г. Абашидзе вновь арестован. Кажется, для профилактики. В Москве 17—25 апреля проходил XII съезд РКП(б). Отметим, кстати, Сталин тогда во второй раз стал Генсеком ЦК. 

В Крыму Димитрий был по-прежнему популярен, власти предложили ему выбрать город для проживания вне пределов бывшей епархии. Он выбрал Киев. 

Киев. 

О жизни Димитрия в Киеве существуют обрывочные сведения. Вот несколько сюжетов, связанных с ним. В житии преп. Алексия Голосеевского — старца-духовника Киево-Печерской лавры (1840—1917) — мы находим такой рассказ: «В 1925, через 8 лет после захоронения о. Алексия, наместнику Лавры Архиепископу Димитрию (Абашидзе) во сне явился о. Алексий и просил перезахоронить его в другое место, ибо он плавает в воде». Сон повторился. «…Власти удивила решительность архиепископа. Конечно, для них сновидения не были причиной перезахоронения, и было отказано. Но тут сразу власти передумали и решили так: хорошо, разрешаем, только с условием, если окажется неправда, тут же все зачинщики будут арестованы и преданы суду… К месту прибыло много гражданских властей, вооружённых солдат. Начало сделал сам Владыка. Он взял лопату и очистил холмик над могилой, потом дал лопату солдатам, они начали копать в глубину. Не успели прокопать на глубину лопаты, как все провалились в воду!» Гроб всплыл на поверхность. «Страх поразил гражданских властей. Все они разбежались. Владыка с христианами радовались…». 

Раздав своё имущество, включая драгоценную панагию, и дав на время обет молчания, архиепископ, с наречением именем Антоний, принял великую схиму. Произошло это, вероятно, в 1927 году. После закрытия Лавры, а потом и Китаевской пустыни, схимник не покинул Киев. Профессор Иван Никодимов в книге «Воспоминание о Киево-Печерской лавре (1918—1943 гг.)» пишет: «Жил архиепископ на частной квартире, на Козловской улице. Славился он своей необыкновенной простотой и сердечностью. Бывали у него люди самых разнообразных взглядов и убеждений, и владыка всех без различия привлекал своей необыкновенной обаятельностью. Неизменно тактичный, гостеприимный хозяин и интересный, всесторонне сведущий собеседник, он умел занять гостей, охотно прощая им неловкости поведения, сглаживая резкие поступки и ко всем относясь с истинно христианской снисходительностью». 

В 1930-м старца арестовали, но вскоре освободили, запретив проживать в главных городах СССР; однако он остался в Киеве. 13 марта 1933-го его вновь арестовывают, на свет появляется дело «По обвинению гр. А.И.Абашидзе в преступлении, предусмотренном ст.ст. 54-10 и 54-11 УК УССР» (антисоветская агитация и контрреволюционная деятельность. — О.С.). В «Анкете обвиняемого» указано: Абашидзе Антоний Ильич. Год рождения — 1857. Место рождения — село Веджины Сигнахского уезда Тифлисской губернии. Профессия — схимоархиепископ. Образование — высшее светское и высшее духовное. Социальное происхождение — из помещиков. Имущественное положение — ничего не имею». У старца было какое-то удостоверение личности, в котором стояло уже схимническое имя, а возраст (дабы власти скорее оставили в покое) мудро увеличен на десять лет. Из этого дела дата «1857» ошибочно попала и на могильную плиту. На самом деле Абашидзе родился 12 октября 1867 г. 

Продержав старца в Лукьяновской тюрьме три с половиной месяца, его приговорили к пяти годам концлагеря, а через три недели освободили. С тех пор чекисты его больше не трогали. Тогда, вероятно, и получил распространение слух, что у старца есть некая охранная «кремлёвская грамота», удерживающая его на свободе. Слух этот дошёл до нас, кажется, из круга о. Алексея Глаголева. Не ставя под сомнение искренность пересказывающих эту легенду людей, отметим: вполне вероятно, что если бы какой-то контакт в период Гражданской войны между Сталиным и Абашидзе был (скажем, по поводу смягчения участи пленных армейских священнослужителей), то в 1920—30-е это вряд ли бы стало поводом для безопасности последнего. 

После освобождения схимоархиепископ продолжал совершать тайные службы и рукоположения. Старец почитался духовным главой киевской группы катакомбной церкви. Есть свидетельства, что Антоний был организатором Грузинской катакомбной церкви и являлся её первоиерархом с 1926 г. до смерти. 

В 1937 г. старец совершил тайное отпевание экзарха Украины митрополита Киевского Константина (Дьякова), замученного в тюрьме, чья могила была чудом установлена на Лукьяновском кладбище. 

Урок 

Началась война. По разрешению оккупационных властей Лавра открылась 27 сентября 1941 г. Свободу православию вернул один из самых амбициозных и людоедских режимов истории. «Во время немецкой оккупации Киева, — пишет профессор Никодимов, — он (Антоний) переселился в Лавру, которую очень любил, и занял маленький домик бывшего блюстителя Ближних пещер. В этом домике для владыки была восстановлена уничтоженная во время советской власти церковка…».

Скончался владыка 1 ноября 1942 г. Его любимые ученики, сосланные в 1933 г. в Котлас, иеромонахи Михаил Любимов и Иоанн Смурыгин сумели когда-то передать ему вырезанную из дерева панагию с изображением иконы «Спас нерукотворный». С нею он и был похоронен. На 74 году жизни умер в свой черёд и Сталин. На его погребальный китель была прикреплена «Золотая Звезда» Героя Социалистического Труда. 

В 1961 г. при очередном правителе-богоборце монахов из Лавры выселили, могилу старца закатали асфальтом. Хрущев боролся с культами на два фронта. Гроб с телом своего предшественника был тайно вынесен из Мавзолея 31 октября 1961 г. и закопан у Кремлёвской стены. Гранитный бюст-памятник там появился в 1970-м. 

На восстановленной в 1991 г. могильной плите схимоархиепископа Антония высечен стих из 111 псалма Давида: «В память вечную будет праведник». Таковым он почитается в Киево-Печерской лавре и, значит, во всём православном мире. 

Абашидзе прошёл через все режимы, в том числе и самые бесчеловечные. Урок его жизни видится в том, что, по сути, режимы правления не имеют значения! Все они, хоть и по-разному, но опасны для исполнения главного дела жизни — спасения души. 

Документальный фильм "Схиархиепископ Антоний Абашидзе. Житие святых"

 Документальный фильм "Прославление схиархиепископа Антония (Абашидзе)"

© 2017 ХРАМ СВЯТИТЕЛЯ ЧУДОТВОРЦА НИКОЛАЯ НА ВОДАХ. Все права защищены.