1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.85 (10 Голосов)

Говоря о ветхозаветных пророках, мы обычно имеем в виду тех из них, кто оставил после себя целые книги, — это Исаия, Иеремия, Иезекииль, Даниил и другие.

Но своего рода основателем этой традиции был другой человек, который совсем ничего не писал и очень мало говорил, но действовал так, что запомнился людям навсегда. Его имя — Илия, оно означает «мой Бог — Господь», и это имя очень точно описывает его миссию.

Пророк Илия. Молитва в пустынеНелегкая миссия ожидала пророков, ведь они не только возвещали людям волю Божию. Прежде чем говорить о высоком богословии, пророкам предстояло напомнить израильтянам, что их Бог — не одно из множества языческих божеств, как у окрестных народов, но Единый Бог, Творец неба и земли.

Мы впервые встречаем Илию в год страшной засухи. Конечно, она понималась как наказание от Бога за идолопоклонство, но Илия не спешит произносить проповедь. Он просто укрывается в пустыне, у сохранившегося ручейка, и туда, как описывает Библия, «вороны приносили ему хлеб и мясо поутру, и хлеб и мясо по вечеру». Прежде чем учить других, он сам должен научиться беспредельно доверять своему Богу.

Но приходит время, пересыхает и этот поток, и Илия отправляется к людям. Он идёт не во дворцы, где ещё могла оставаться лишняя еда, а к бедной вдове, у которой её заведомо не было, — и просит у неё пищи. Она отвечает: «У меня только есть горсть муки в кадке и немного масла в кувшине; и вот, я пойду, и приготовлю это для себя и для сына моего; съедим это и умрём». Но Илия властно приказывает ей сначала накормить его самого, а о дальнейшем не заботиться: «Так говорит Господь, Бог Израилев: мука в кадке не истощится, и масло в кувшине не убудет до того дня, когда Господь даст дождь на землю».

От безысходности, или от неожиданности, или всё-таки благодаря своей вере — вдова послушалась пророка и отдала то немногое, что имела, — и так спасла и себя, и сына. Вера может потребовать от человека риска полной самоотдачи — но и награда тогда будет полной. Отныне мука в кадке и масло в кувшине не истощались, так что семья была избавлена от голода. Хорошо, когда святой человек входит в твой дом! Хорошо — но и страшно. Вскоре после этого сын вдовы заболел и умер. И тогда она, по сути, обвинила пророка в его смерти: «Ты пришёл ко мне напомнить грехи мои и умертвить сына моего». Это было совершенно несправедливо, ведь мальчика без Илии ждала бы ещё более скорая и мучительная смерть от голода! Но вдова очень хорошо понимала одну вещь: когда ты живёшь сам по себе, всё серо, не видно ни греха, ни добродетели. Но когда в твою жизнь врывается чудо, пророчество, весть о Боге — все твои грехи лежат у тебя как на ладони, и происходящие несчастья остаётся только связать с этими грехами. Наверное, вдове было бы легче думать, что сын умер от естественных причин, чем мучаться сознанием своей виновности. Но Илия не мог смириться: смерть сына за грехи женщины… «Господи, неужели Ты и вдове, у которой я пребываю, сделаешь зло?» — обратился он к Богу, и это звучало больше как требование, чем как просьба. Если надо спасать других — пророк может быть очень дерзновенным. Так ребёнок вернулся к жизни. Пророк спас эту семью — и мог теперь идти ко всему израильскому народу. пророк Илия 

В те годы в Израиле правили царь Ахав и царица Иезавель, по происхождению финикиянка. Языческие культы и прежде практиковались среди древних израильтян, но при этой паре они стали, по сути, новой государственной религией. И тогда Илия пришёл к Ахаву, чтобы бросить вызов. Он предложил царю собрать на гору Кармил четыреста пятьдесят пророков языческого божества Ваала, чтобы там вступить с ними в состязание. Царь согласился. В назначенный день Илия обратился к народу с такой речью: «Долго ли вам хромать на оба колена? Если Господь есть Бог, то последуйте Ему; а если Ваал, то ему последуйте». Но народ молчал, выжидая, чем кончится поединок… Илия предложил приготовить два жертвенника — Господу и Ваалу, — положить на каждый из них по зарезанному тельцу, но не зажигать огня под дровами. Служители подлинного Бога, несомненно, должны низвести огонь с неба и зажечь свою жертву. Пророки Ваала целый день плясали перед своим жертвенником. Библия даже донесла до нас издевательские слова Илии: «Кричите громким голосом, ибо он бог; может быть, он задумался, или занят чем-либо, или в дороге, а может быть, и спит, так он проснётся!» Но ничего не получалось, и тогда Илия приступил к своей жертве. Он всё приготовил, велел обильно полить её водой, и после его молитвы молния с неба сожгла жертву в одно мгновение. Спор был решён, и судьба пророков Ваала оказалась незавидной — все они были убиты, вполне в духе того времени, когда за истину не полагалось щадить ни свою, ни чужую жизнь. Зато на горизонте показалось долгожданное облачко, которое скоро превратилось в огромную тучу, несущую дождь исстрадавшейся земле…

Несмотря на все эти чудеса, Илии непросто было жить среди своих соплеменников — точнее говоря, большую часть времени ему приходилось скрываться от них или идти на открытое противоборство. Ведь это он обличил Ахава, когда тот отобрал виноградник у простого человека по имени Навуфей — для этого его пришлось ложно обвинить и казнить. Илия предсказал его смерть. Он постоянно обличал Ахава и его жену Иезавель, так что не раз ему грозила гибель от царской четы, и ему приходилось бежать в пустыни и горы.

пророк Илия

Однажды царь послал за ним отряд в пятьдесят воинов — арестовать пророка мог только взвод спецназа, с его точки зрения. Но если уж речь зашла о демонстрации силы, надо было показать, на чьей стороне настоящая Сила. Командир отряда обратился к пророку с такими словами: «Человек Божий! царь говорит: сойди». Ответ пророка был прост: «Если я человек Божий, то пусть сойдёт огонь с неба и попалит тебя и твой пятидесяток». Так оно и произошло. Потом история повторилась с другим отрядом. И только на третий раз посланный царём командир нашёл правильные слова: «Человек Божий! Да не будет презрена душа моя и душа сих пятидесяти пред очами твоими!» И тогда Ангел повелел Илии отправиться с ним к царю — только затем, чтобы возвестить и ему о грядущей смерти: «За то, что ты посылал послов вопрошать Веельзевула, божество Аккаронское, как будто в Израиле нет Бога, — с постели, на которую ты лёг, не сойдёшь с неё, но умрёшь».  Впрочем, царям Илия не только грозил — мы уже видели, как он вымаливал у Господа дождь в засуху, а в другой раз он предвещал царям победу над иноплеменниками. Ведь он боролся вовсе не с царской властью и не с отдельными личностями, а с пороками и грехами богоизбранного народа, с его постоянными уклонениями в язычество, начиная именно с царя. Для Илии всё решалось здесь и сейчас, и второй попытки сделать правильный выбор он никому не предлагал.

Однажды он проходил мимо человека, пахавшего на своём участке поля. Илия, не говоря ни слова, бросил на него свой плащ — и это означало, что он берёт его в ученики. Пророчество ворвалось прямо в повседневность, и пахарь заколол своих волов и принёс их в жертву — а сам пошёл за Илиёй. Его звали Елисей, и ему предстояло стать учеником и преемником Илии. Как проходило это обучение, мы точно не знаем. Библия неоднократно упоминает «сынов пророческих» — своего рода подмастерий при мастерах-пророках. Позднее, говоря об учениках Елисея, повествователь расскажет нам о целой пророческой школе, настолько многолюдной, что в какой-то момент её ученикам стало тесно в их старом «общежитии», и пришлось им заняться постройкой новых помещений. Но у самого Елисея, видимо, всё было куда менее формально: он просто странствовал со своим учителем, перенимая его опыт и, главное, его пламенную веру и безграничное доверие Господу — ведь именно этому пророк и должен был научить всех израильтян. Елисей стал учеником и продолжателем дела Илии. Это был, по сути, первый пример такого преемничества среди пророков: до сих пор каждый из них был сам по себе. Но ведь пророческое служение, как и избранничество патриархов, тоже раскрывалось в истории: каждое новое поколение, каждая новая личность раскрывали какие-то новые грани Божественного откровения, продолжая историю того же самого Завета.

Вознесение пророка ИлииВремя шло, и теперь уже и сам Илия, и его окружение (прежде всего, его ученик и продолжатель Елисей) сознавали, что его земная жизнь подходит к концу. Но сам этот конец был очень не похож на смерть других людей. Вот как описывает его Библия: «Когда они перешли, Илия сказал Елисею: "Проси, что сделать тебе, прежде нежели я буду взят от тебя”. И сказал Елисей: "Дух, который в тебе, пусть будет на мне вдвойне”. И сказал он: "Трудного ты просишь. Если увидишь, как я буду взят от тебя, то будет тебе так, а если не увидишь, не будет”. Когда они шли и дорогою разговаривали, вдруг явилась колесница огненная и кони огненные, и разлучили их обоих, и понёсся Илия в вихре на небо. Елисей же смотрел и воскликнул: "Отец мой, отец мой, колесница Израиля и конница его!” И не видел его более».

Именно эта история давала нашим предкам повод думать, что пророк Илия разъезжает во время грозы на огненной колеснице по небу, меча громы и молнии. Но на самом деле всё куда интереснее. Последняя из книг малых пророков, книга Малахии, заканчивается загадочным Божиим обещанием: «Вот, Я пошлю к вам Илию пророка пред наступлением дня Господня, великого и страшного. И он обратит сердца отцов к детям и сердца детей к отцам их, чтобы Я, придя, не поразил земли проклятием».

Когда позднее в Палестине вышел на проповедь Иоанн Креститель, люди так и поняли: к ним пришёл человек «в духе и силе Илии». Значит ли это, что больше он уже не придёт? Или, напротив, перед концом света следует ждать пришествия этого не умиравшего пророка? Никто не знает точно. Его таинственная фигура так и остаётся на границе Ветхого и Нового Заветов, ведь не даром в этом пророчестве говорится, что он соединит сердца отцов и детей.

Наверное, во всей истории Израиля не было столь грозного, огненного и молниеносного (в буквальном смысле слова) пророка, как Илия. Но рассказ о нём содержит один удивительный эпизод, который ясно показывает нам: сила и мощь тут — не главное.

Однажды, скрываясь от Ахава, Илия обратился к Богу с просьбой — он захотел увидеть Его. Очень смелая просьба для человека того времени, когда люди твёрдо знали: невозможно человеку увидеть Бога и остаться в живых. Но в тот момент, когда почти весь Израиль совратился в идолопоклонство, когда царь искал смерти пророка — Илии было так нужно убедиться в реальности Бога, из-за Которого ему приходилось столько претерпеть! И Господь ответил ему: «Выйди и стань на горе, и вот, пройдёт ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы, но не в ветре Господь; после ветра землетрясение, но не в землетрясении Господь; после землетрясения огонь, но не в огне Господь; после огня веяние тихого ветра, и там Господь».

Так и христиане после грозных и страшных страниц Ветхого Завета обращаются к тихой и неприметной истории о Младенце, лежащем в вифлеемском хлеву, и верят, что не в огне и буре, а именно там, «в веянии тихого ветра», сошёл на нашу землю Господь. Но, может быть, чтобы Его услышать и ощутить, людям действительно было нужно сначала пережить громы и молнии, которые низводил с неба Илия?

«Пение умиленное приими от нас, пророче Божий Илие»

Святой пророк Илья. ГТГ
Святой пророк Илья. ГТГ

С давних времен желанным местом паломничества для христиан стала гора Кармил на Святой Земле. Игумен Даниил еще в 1104–1107 годах побывал в тех местах. В своем «Хожении» он записал: «Пришли в Хайфу, а оттуда – к горе Кармильской. В этой пещере находится пещера Илии-пророка. Мы поклонились ей».

Через 800 лет Русская духовная миссия приобретет здесь земельный участок, на котором построит русскую церковь во имя пророка Илии, которую в середине ноября 1913 года освятит патриарх Иерусалимский Дамиан.

Ежегодно в престольный праздник помолиться великому пророку собираются православные христиане не только из Хайфы и окрестных селений, но и со всех городов Израиля. Настоятелю Ильинского храма отцу Мирославу приходится в престольный праздник совершать крещение детей, так как православные христиане, живущие на Святой Земле, считают для себя великой честью именно в день пророка Илии подняться на гору Кармил и в русском храме крестить новорожденных. Именем пророка часто нарекают детей. Особым почитанием пользуется пророк Илия среди русских паломников. На это указал в своей проповеди Святейший Патриарх Алексий II, когда 18 июня 1997 года посетил русский храм на горе Кармил.

«Избранный Богом на обращение Израиля от прелести Вааловы»

С горой Кармил связаны важные события ветхозаветной истории. Именно здесь стоял пророк Божий Илия перед всем Израилем и царем Ахавом, когда вызвал ханаанских пророков на состязание и посланным с неба огнем доказал, что «Господь есть Бог» (3 Цар 18: 39). Здесь он бросил вызов ложной религии и посрамил жрецов Ваала, поддержав веру в Бога Израиля. Не случайно имя Илия означает – «мой Бог – моя крепость».

История его жизни излагается в 3-й и 4-й Книгах царств Ветхого Завета. Но нам почти ничего не известно о его родителях и его занятиях до призвания к пророческому служению. Святитель Епифаний Кипрский, ссылаясь на церковное предание, сообщает, что отец Илии «видел ангелов Божиих, пеленавших младенца огнем и влагавших в уста его пламень». Священное Писание называет пророка Илию «фесвитянином, из жителей Галаадских» (3 Цар 17:1). Родом он был, по-видимому, из селения Фесви (другое название – Тишбе). Точное местоположение этого селения до сих пор остается неизвестным: Галаад, или Гилеад, в ветхозаветные времена была большой областью к востоку от реки Иордан и к северу от Мертвого моря. Сведения о ней также скупы: известно лишь, что область изобиловала пастбищами, славилась скотоводством. Кроме того, в древние времена был знаменит так называемый галаадский бальзам – смесь из смолы и пряностей, которую использовали для заживления ран.

На свое служение пророк Божий Илия был призван тогда, когда народ Израиля был развращаем «волхованиями Иезавели» (4 Цар 9: 22). Дочь сидонского правителя, она была выдана замуж за царя Ахава. Иезавель поклонялась богам природных стихий и плодородия Ваалу и Астарте. Она убедила Ахава принять свою религию и повелела истребить пророков Божиих, заменив их пророками Ваала. Пророк Илия на горе Кармил доказал, что Иегова есть истинный Бог, молитвой сведя огонь с неба, который попалил выложенный им из камней жертвенник и жертвенного тельца. По преданию, это происходило на самом высоком месте горы Кармил, называемом Мухрара, что по-арабски означает «сожжение». Предание об Илие-пророке сохраняется и у мусульман, воздающих ему похвалу в Коране. Сама гора Кармил арабами обычно называется Мар-Элиас, то есть Святой Илия.

По другой традиции, гора называется Керен Кармель, и ее название отождествляют с «виноградником Божиим» и «садом». На ее вершинах растет много дубов и сосен, а у подошвы – оливы и лавры. С горы стекают несколько потоков, самый большой из них вытекает из так называемого источника Илии. В Ветхом Завете воспевается красота и плодородие горы. И сегодня, находясь тут, на горе Кармил, начинаешь понимать, что сама природа помогала жившим здесь в оные времена усваивать уроки Бога – Создателя и Промыслителя.

На горе Кармил

Пещера св. пророка Ильи на территории кармелитского монастыря на г. Кармил
Пещера св. пророка Ильи на территории кармелитского монастыря на г. Кармил

Cеверо-западный хребет плоскогорья, бывшего когда-то центром древнееврейских царств, доходит до самого побережья Средиземного моря, обрываясь горой Кармил. У ее северного склона расположен израильский порт Хайфа. Почва Кармила рыхлая, подвержена эрозии, и потому в горе образовались пещеры. В одной из них и скрывался от царя Ахава и Иезавели Илия. (Иудеи, правда, указывают на другую пещеру, находящуюся ниже по склону горы.)

Гора Кармил дала название католическому ордену кармелитов, основанному в XII веке. Сегодня здесь, на горе, располагается возобновленный в XIX веке мужской монастырь этого ордена «Stella Maris» («Звезда моря»). Это уже четвертый по счету христианский монастырь на этом месте. По преданию, некогда здесь же была обитель во имя пророка Илии, основанная равноапостольной царицей Еленой. Археологические раскопки подтверждают это.

Пещера пророка Илии сейчас находится на территории кармелитского монастыря. Пещера эта невелика. Сохранилось предание, что в этой же пещере останавливалось и Святое семейство, возвращаясь в Назарет из Египта.

Над пещерой пророка Илии кармелиты построили храм в форме креста. Алтарь храма сложен из 12 камней, как бы воссоздавая тот жертвенник, который из 12 камней – по числу колен Израилевых – сложил на горе Кармил пророк Илия. Во дворе монастыря можно видеть и изваянную из камня статую пророка, заносящего руку с мечом над жрецом Вааловым. Руку статуи в конце 40-х годов прошлого столетия отрубили арабы, воевавшие с израильтянами, поскольку она якобы помогала противнику. Позже статуя была отреставрирована. Скульптурное изображение запечатлело эпизод торжества пророка: «И сказал им Илия: схватите пророков Вааловых, чтобы ни один из них не укрылся. И схватили их, и отвел их Илия к потоку Киссону и заколол их там» (3 Цар 18: 40). После этого по молитве пророка с неба полился благодатный дождь. По преданию, облако, принесшее дождь, имело очертание Девы Марии.

На месте «посрамления лжепророков» в 1868 году монахи-кармелиты построили небольшое святилище.

В пещерах горы Кармил скрывались от мстительной Иезавели 100 пророков: «И когда Иезавель истребляла пророков Господних, Авдий взял сто пророков, и скрывал их, по пятидесяти человек, в пещерах, и питал их хлебом и водою» (3 Цар 18: 4).

Там, где были Самария и поток Хораф

Статуя св. пророка Ильи, избивающего вааловых жрецов при входе в кармелитский монастырь
Статуя св. пророка Ильи, избивающего вааловых жрецов при входе в кармелитский монастырь

В древние времена Самарией называли не только город, но и его отдаленные окрестности. С течением времени слово «Самария» стало обычным названием «средней Палестины». В наши дни этот ветхозаветный город называется Шомроном, и находится он на дороге между Шхемом и Дженином около одноименной арабской деревни. Самария как столица Северного, или Израильского, царства располагалась на высоком живописном холме, возвышающемся среди широкой долины. Самарией называли и саму гору (холм) с округленной вершиной, находящуюся в северо-западном направлении от Наблуса, примерно в 50 км к северу от Иерусалима. Город Самария построен около 875 или 923 года до Р. Х. Город этот часто упоминается в Библии а жители его клеймятся за служение Ваалу, потому-то и пришел сюда обличать идолопоклонство пророк Илия, предрекая разрушение города.

В угоду жене-язычнице Иезавели царь Ахав построил храм и жертвенник Ваалу. Пророк Илия предстал перед Ахавом и объявил, что в наказание за идолопоклонство не будет ни дождя, ни росы на земле, а прекратится засуха только по молитве самого пророка.

Дворец Ахава назывался «домом из слоновой кости», поскольку на его отделку пошло огромное количество этого дорогого материала. В руинах дворца найдено около 500 предметов из слоновой кости, причем многие из них были инкрустированы золотом. Когда сегодня видишь в Шомроне множество полуразрушенных колонн – печальных свидетелей минувшего величия, то их вид вызывает в памяти слова другого пророка: «За то сделаю Самарию грудою развалин в поле… обнажу основания ее» (Мих 1: 6).

Слова, произнесенные пророком Илией в Самарии царю Ахаву, сбылись: народ стал страдать от нестерпимого солнечного зноя и голода. По своему милосердию Господь послал пророка Илию к сокровенному месту – потоку Хораф, что против Иордана. Из этого потока он утолял свою жажду, а ворон приносил ему мясо и хлеб. Некоторые исследователи считают, что библейский поток Хораф и сегодня не высох, а находится в ущелье Хозева, что недалеко от города Иерихон. Однако на некоторых картах Израиля эпохи Ветхого Завета указывается поток Хораф, который якобы находился примерно 45 км севернее Иерихона в 3–5 км от правого берега Иордана.

Греческий монастырь святого Георгия Хозевита, расположенный в окрестностях Иерихона, в ущелье Вади Кельт, основан около 480 года. В этом суровом и благословенном месте можно видеть большую пещеру и обустроенный в ней пещерный храм пророка Илии. По преданию, именно в этой пещере скрывался и молился пророк Илия во время трехлетней засухи (см.: 3 Цар 19: 9).

В апреле 2007 года над пещерой можно было видеть двух сидящих черных птиц, о которых греческие монахи сказали нам: «И не вороны, и не грачи, и не голуби». Как называются прижившиеся здесь птицы, никто из монахов не знает. Пророка Илию кормили вороны, то есть крупные птицы с блестящим черным опереньем, гнездящиеся обычно в уединенных местах. И не случайно выражение русского языка: «куда ворон костей не занесет» – так говорят об очень отдаленном или труднодоступном месте.

Спасаясь от царицы Иезавели

Когда поток Хораф высох, пророк Илия услышал голос, повелевавший ему идти на северо-запад – в Сарепту. Сегодня этот город находится на побережье Средиземного моря, на юге Ливана, и называется он Царпата (Царфат). Во времена пророка Илии это было маленькое селение на Финикийском берегу, почти на середине пути между городами Тиром и Сидоном. Сначала Сарепта принадлежала Сидону, а потом – Тиру. Сидон был финикийским (хананейским) портовым городом на побережье современного Ливана, где его жители поклонялись сидонским богам Ваалу и Астарте. Царица Иезавель, вводившая в Израиле культ Ваала, была дочерью сидонского царя. Сидоняне были врагами Израиля, а пророки предсказывали их городу падение.

В Сарепте пророк Илия жил во время трехлетней засухи. Здесь он находился в доме одной бедной вдовы и своими молитвами вернул к жизни ее умершего сына (см.: 3 Цар 17: 8–24). Во времена блаженного Иеронима († 420) на месте дома вдовы находилась башня, а «в позднейшие времена стояла церковь, где показывали комнату пророка Илии. Мука и масло у вдовы, приютившей пророка Илию, чудесно не истощались во все время его пребывания. На месте бывшего селения Сарепта сохранились лишь остатки древних построек и надгробных памятников.

Спустя три года, когда бедствие от голода в Самарии достигло высшей степени, пророк Илия явился сначала начальнику царского двора Авдию, а потом и царю Ахаву, предложив ему собрать весь народ Израильского царства и жрецов Ваала и Астарты на гору Кармил для молитвы об окончании засухи и голода.

Услышав о смерти своих пророков, царица Иезавель пришла в ярость. Пророку Илии ради спасения своей жизни пришлось бежать на юг. Пророк предсказал, что Иезавель умрет насильственной смертью. Так оно и случилось в городе Изреель, расположенном на севере Израиля поблизости от горы Гелвуй, что восточнее современного шоссе Афула-Дженин. В настоящее время здесь находится маленькая деревня Зераин у северо-западной части горы Гильбоа. У царя Ахава в Изрееле был дворец, из окна которого выбросили царицу Иезавель.

Спасаясь от коварной Иезавель, пророк Илия ушел в пустыню, где и там прятался в пещерах. Одна из них находится на территории греческого монастыря пророка Илии (Мар Элиас), расположенного сегодня на земле киббуца Рамат-Рахель. В обители подвизается всего несколько греческих монахов, но сюда часто приходят помолиться православные арабы. По преданию, в тамошней небольшой пещере провел одну ночь пророк Илия, спасаясь от царицы Иезавели. По некоторым данным, монастырь на месте пещеры пророка Илии построен в VI веке.

В пустыне пророк Илия с горечью размышлял о том, что даже такие великие чудеса, которые произошли на горе Кармил, не могут обратить к вере народ. Он сел под кустом дрока (можжевельника) и стал просить себе у Бога смерти. Но Господь отправил его в «путь еще превосходнейший» (1 Кор 12: 31). Подкрепившись чудесно посланной ему пищей, пророк пошел дальше.

Известно, что пророк Илия был в Вирсавии – древнейшем израильском поселении, основанном еще праотцем Авраамом. В наши дни этот город находится юго-восточнее современного Беер-Шевы, а точнее – Тель-Шева, как об этом сообщили в музее Негева, расположенном в Беер-Шеве. Музей, посвященный истории и археологии пустыни Негев, обладает редкими экспонатами, рассказывающими о всех периодах заселения Негева. От бывшей Вирсавии в Тель-Шеве остался большой курган, где когда-то была крепость, возведенная еще во времена царя Соломона. Сам город был построен в форме концентрических кругов. Здесь когда-то был израильский храм, посвященный Адонаю, рядом с которым сохранился жертвенник, углы которого напоминают четыре рога. У внешних ворот бывшего города был вырыт узкий колодец глубиной около 30 м, который связывают с именем праотца Авраама. Кстати, Беер-Шева неоднократно упоминается в Ветхом Завете и это название переводится как «семь колодцев»: здесь надолго останавливались пастухи-скотоводы. По данным музея Нигева, здесь жил и пророк Илия. По дикой, каменистой и опасной дороге, ведущей к горе Хорив на Синайском полуострове, пророк Божий шел в продолжение 40 дней. Тут же, у подножия горы, он нашел себе убежище и провел одну ночь. Значение топонима «Хорив», то есть «сухость», «пустынность», указывает на скалистую пустыню. Другие названия этой горы – Синай и Божия гора, где Моисей получил от Господа скрижали Завета. Однако Синай рассматривается некоторыми исследователями как «многовершинная гора», среди вершин которой трудно определить конкретную гору Хориф.

Пещеру-храм пророка Илии показывают паломникам, когда они спускаются с горы, она находится на ее склоне, ведущим в Иофорову долину. Господь повелел пророку выйти из пещеры и стать на гору в ожидании откровения Божия. Здесь пророк ощущал оставление Завета израильтянами и скорбел об их беззакониях. На горе Хорив Господь явил Себя пророку не в буре и огне, а в веянии тихого ветра («глас хлада тонка»), повелел сделать израильским царем достойного мужа по имени Ииуя, а также призвать на пророческое служение Елисея (см.: 3 Цар 19: 11–13).

После горы Хорив служение святого Илии продолжалось еще несколько лет. Посланный Богом, он пошел в Дамаск помазать Азаила на царство в Сирии, а Ииуя – в Израиле. По воле Божией Илия отправился в путь и нашел Елисея у селения Авел-Мехолы и помазал его в пророки.

В день, когда Бог захотел вознести Своего пророка на небо, перед Илией и сопровождавшим его Елисеем расступились воды Иордана. В Иордании, в районе Вади Харрар, где согласно преданию, находится «Вифавара, при Иордане, где крестил Иоанн» (Ин 1: 28) и где принял крещение Иисус Христос, можно видеть плоский невысокий «Холм святого Илии», с которого пророк взошел на небеса: явились «колесница огненная и кони огненные… и понесся Илия в вихре на небо» (4 Цар 2: 11–12). Этот библейский рассказ послужил основой для народного представления о пророке Илии, разъезжающем по небу на колеснице во время летней грозы.

Во время Преображения Господня на горе Фавор святые апостолы видели пророка Илию, беседовавшего со Спасителем о Его исходе в Иерусалиме (Мф 17: 3).

Пророк Божий Илия своим безграничным послушанием слову Божию, своей безупречной чистотой (он был первым совершенным девственником в Ветхом. Завете), своей ревностью о славе Божией, своей любовью к молитве, своим аскетическим, подвижническим образом жизни воистину был велик и славен перед Богом и людьми. Люди называли его при жизни человеком Божиим, и, когда встречались с ним, падали ниц перед ним, прозревая великую силу Божию, которую имел пророк. Вот потому так душеполезны посещения тех мест на Святой Земле, которые связаны с жизнью и служением пророка.

© 2017 ХРАМ СВЯТИТЕЛЯ ЧУДОТВОРЦА НИКОЛАЯ НА ВОДАХ. Все права защищены.
Joomla! - бесплатное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU General Public License.