1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (6 Голосов)

24 сентября День памяти преподобного Силуана Афонского

Преподобный Силуан Афонский: 6 историй из жизни, 7 изречений

«Он хоть очень просто, но как-то смело и дерзновенно говорил о молитве и о Боге, как о родном Отце, – вспоминал о преподобном Силуане один схимонах. – Я, бывало, останавливал его и говорил: «Перестань, отец»… Мне казалось, что он потерял страх Божий…Так вот скрыл от меня…Уж очень был он простой. Я только теперь понял всю ошибку… Он пришел в меру святых отцов».

Преподобный Силуан Афонский

Преподобный Силуан жил на рубеже 19-20 веков, сохранились его прижизненные фотографии. Это был обыкновенный крестьянин, закончивший только два класса сельской школы, живший, как все – работал, гулял с девушками, дрался, однажды даже чуть не убил человека, служил в армии. А в 26 лет уехал на Афон, чтобы остаться там до самой смерти.

Кто-то из святых известен милосердием, кто-то даром слова… Преподобного Силуана помнят за то, что он любил Бога на пределе человеческих сил и тосковал о Нем. «Тоскует душа моя по Тебе, Господи, и слезно ищу Тебя», – нередко так он прерывал свои записи. К нему тянулись необразованные и образованные, миряне и священники, и всегда оставались под впечатлением от этого человека.

Подвижник умер в 1938 году, после болезни. Умер так тихо, что этого не заметили те, кто лежал рядом с ним в больнице. У нас остались его поучения, молитвы, псалмы и биография, которую написал его близкий друг, отец Софроний (Сахаров), основатель православного монастыря в Англии.

Встреча с атеистом

На Семена, будущего старца Силуана, повлияла в самом детстве… встреча с атеистом. К ним в дом пришел один книгоноша, его усадили за стол, стали угощать. А тот принялся доказывать, что Христос – человек, и вообще Бога нет. Когда он ушел, 5-летний Семен спросил у отца: «Ты учишь меня молиться, а этот человек сказал, что Бога нет», на что отец ответил: «Я думал, что он умный человек, а он оказался дураком. Не слушай его». Но Семена этот ответ не удовлетворил, он решил: «Когда вырасту, то пойду по всей земле искать Бога».

Уже будучи молодым человеком, он услышал рассказ женщины, вернувшейся с богомолья. Она говорила о святом Иоанне Сезеновском, и некоторые слушатели подтвердили, что это святой действительно творил чудеса. Услышав эту беседу, Семен подумал: «Если он святой, значит, мне незачем ходить по всей земле искать Бога – Он с нами».

***

«Как счастливы мы, христиане: КАКОГО Бога мы имеем!Жалко тех людей, которые не знают Бога…О братья, прошу вас и умоляю от лица Божия милосердия, веруйте в Евангелие и во свидетельство Святой Церкви, и вы еще на земле вкусите райское блаженство. Ведь Царство Божие – внутри нас, любовь Божия дает душе рай. Многие князья и владыки, познав любовь Божию, оставили свои престолы. И это понятно, потому что любовь Божия горяча: она до слез услаждает душу благодатью Святого Духа, и ничто земное не может сравниться с ней».

Отец

Преподобный Силуан говорил, что он, будучи монахом, не вырос в меру своего отца, простого неграмотного крестьянина: никогда он не видел отца в раздражении или гневе, тот всегда был терпеливый, кроткий, спокойный. Однажды во время жатвы Семену выпало готовить обед, чтобы потом отнести его в поле отцу и братьям: наварил свинины, забыв о том, что была пятница, постный день.

Обед семья съела, и никто не сказал ни слова. Только через полгода отец с улыбкой напомнил об этом сыну: «Помнишь, сынок, как ты в поле накормил меня свининой? А ведь была пятница. Ты знаешь, я ел ее тогда как стерву». «Что ж ты не сказал?» – удивился Семен. «Я не хотел тебя смутить», – ответил его отец.

А когда молодой Семен согрешил с девушкой из их села, на следующее утро его привели в трепет и устыдили не упреки, а тихие слова отца: «Где ты был ночью, сынок? Болело сердце мое…»

***

«Знал я одного мальчика. Вид его был ангельский; смиренный, совестливый, кроткий; личико белое с румянцем; глазки светлые, голубые, и добрые и спокойные. Но когда он подрос, то стал жить нечисто и потерял благодать Божию; и когда ему было лет тридцать, то стал он похож и на человека, и на беса, и на зверя, и на разбойника, и весь вид его был скаредный и страшный.

Знал я также одну девицу очень большой красоты, с лицом светлым и приятным, так что многие завидовали ее красоте. Но грехами потеряла она благодать, и стало скверно смотреть на нее.

Но видел я и другое. Видел я людей, которые пришли в монахи с лицами, искаженными от грехов и страстей, но от покаяния и благочестивой жизни они изменились и стали очень благообразными. Еще дал мне Господь увидеть на Старом Русике во время исповеди иеромонаха-духовника во образе Христа. Он стоял в исповедальне невыразимо сияющий, и хотя он был весь белый от седины, лицо его было прекрасным и юным, как у мальчика.

Подобным образом видел я одного епископа во время Литургии. Видел я также отца Иоанна Кронштадтского, который от природы был обыкновенный по виду человек, но от благодати Божией лицо его было благолепно, как у ангела, и хотелось на него смотреть. Так грех искажает человека, а благодать красит его».

Прощенный убийца

Семен был человеком огромной силы. Но в один из вечеров она чуть не стала причиной убийства. Как рассказывал сам старец, на улице с ним, молодым крестьянином, стал задираться один мужик, сапожник, и Семен сначала думал уступить нахалу. Но потом решил не позориться перед девушками села – все высыпали в тот вечер на улицу – и сильно ударил драчуна в грудь. Тот отлетел, упал навзничь, и изо рта у него потекла кровь…

К счастью, сапожник выжил, но Семен тогда сильно испугался. Этот случай он вспомнил позже: увидев, как в какой-то праздник его односельчанин играл на гармошке и плясал, хотя недавно вернулся из тюрьмы, где сидел за убийство. Семен спросил его: «Как ты можешь плясать, ты же человека убил в пьяной драке?» А тот ответил: «Когда я был в остроге, то много молился Богу, чтобы простил меня, и Бог простил, потому я теперь спокойно играю». Тогда будущий подвижник стал понимать, что такое прощение и милосердие Бога.

***

«Я жалею, плачу и рыдаю о людях. Многие думают: я много нагрешил – убивал, грабил, насиловал, клеветал, распутничал и многое другое делал, и от стыда не идут на покаяние. Но они забывают, что все грехи их пред Богом, что капля в море».

Христос

Поступивший в монастырь будущий преподобный был наивен и неподготовлен. Он много молился, но помыслы говорили ему: «Вот ты молишься, хорошо, может быть, ты спасешься. А что если в раю ты не увидишь ни матери, ни отца, ни сестер, ни братьев? Не будет тебе там никакой радости».

Однажды келлия монаха наполнилась светом, пронизывающим его насквозь, и он услышал: «Прими – это благодать». Но вместо радости он испытал смущение и не знал, что и думать. После этого ему трудно было по-прежнему молиться, однажды он даже расхохотался во время молитвы, правда, тут же сильно ударил себя кулаком по лбу, чтобы прийти в себя. И тогда понял, что явление света не имело отношения к Богу…

Он стал видеть бесов и по наивности разговаривал с ними, «как с людьми». Одни говорили ему: «Ты уже спасен!», другие: «Ты не спасешься». Когда он спросил, почему они сообщают разное, услышал насмешливый ответ: «Мы никогда правды не говорим».

Молодой монах мучился от всего, что с ним происходило, молился, но силы его таяли. Однажды он в отчаянии подумал, сидя у себя в келии: «Бога умолить невозможно». И почувствовал полную оставленность… Через час в состоянии страшной тоски он все-таки пошел на богослужение. И там, рассказывает старец, ему явился живой Христос… Это был момент, перевернувший жизнь преподобного и сделавшего всю ее стремлением к Богу.

***

«Господь не такой, как мы. Он весьма кроток, и милостив, и благ, и когда душа узнает Его, то удивляется без конца и говорит: Ах, какой у нас Господь!… Грешная душа, которая не знает Господа, боится смерти, думает, что Господь не простит ей грехов ее. Но это потому, что душа не знает Господа и как много Он нас любит. А если бы знали люди, то ни один человек не отчаялся бы… Господь Сам есть одна Любовь…»

Академик

«Газеты пишут не о людях, а о событиях, и то неверно; они приводят ум в смущение, и правды из них все равно не узнаешь, а молитва очищает ум, и он лучше видит все», – говорил отец Силуан, который не интересовался внешней жизнью и ее новостями. Он имел только два класса школы за плечами, восполняя недостаток образования постоянным чтением Писания и творениями святых отцов, однако к нему приезжали советоваться и епископы, и представители интеллигенции.

Однажды приехал некий иностранец, который был настолько поражен встречей со старцем, что решил некоторое время пожить в монастыре. Один из монахов, образованный и начитанный, не выдержал и спросил гостя: «Не понимаю, почему вы, академики, ученые, ходите к этому безграмотному мужику?» «Чтобы понять отца Силуана, надо быть академиком», – ответил иностранец.

***

«Всегда надо молиться, чтобы Господь вразумил, что надо сделать, и Господь не оставит нас заблуждаться… Преподобный Серафим Саровский сказал: «Когда я говорил от своего ума, то бывали ошибки»… Итак, Господь всеведущ, нам же всем, кто бы ни был, надо молиться Богу о вразумлении и спрашивать духовного отца, чтобы не было ошибок».

Любовь

«Брат наш есть жизнь наша», – говорил старец Силуан. Он искренне почитал людей, никогда ни над кем не насмехался, не подшучивал, был очень простой в общении, мягкий, но в то же время – человек несгибаемой воли, мужества, твердый там, где твердость была необходима.

 

Однажды к нему на беседу пришел монах-пустынник. Речь зашла о безбожниках, и пустынник говорил: «Бог накажет всех их! Они будут гореть в вечном огне». На это отец Силуан ответил с волнением: «Ну, скажи мне, пожалуйста, если посадят тебя в рай и ты будешь оттуда видеть, как кто-то горит в адском огне, будешь ли ты покоен?» «А что поделаешь, сами виноваты», – сказал монах. «Любовь не может этого понести… – печально сказал преподобный. – Нужно молиться за всех».

***

«Молись просто, как дитя, и Господь услышит твою молитву, ибо Господь наш настолько милостивый Отец, что мы ни понять, ни вообразить этого не можем, и только Дух Святой открывает нам Его великую любовь…»

***

«Молю Тебя, милостивый Господи, да познают Тебя Духом Святым все народы земли».

Силуан Афонский: Боговидец двадцатого века

Силуан Афонский

 Преподобный Силуан ушел на Святую гору незадолго до коронации Николая II. Монахом был мобилизован на русско-японскую войну, потом вернулся на Афон и умер уже при сталинском режиме. Революция, Гражданская война, возникновение СССР... А в это время необразованный русский крестьянин стал одним из великих христианских подвижников. 

«Я в меру отца моего не пришел» 

В миру его звали Семен Иванович Антонов. Он родился в 1866 году обычной крестьянской семье, не получил почти никакого образования (только две зимы ему удалось поучиться в школе) и в буудущем должен был жениться и стать деревенским хозяином, как и его отец. 

Для этого у Семена были все задатки: он с детства помогал отцу в поле и обладал большой физической силой. Ударом кулака мог разбить толстую доску, а удерживал лошадь, копыта которой вмерзли в лед, пока хозяин освобождал животное из «плена».

Семен действительно стал таким, как его отец, но только в другом плане. По воспоминаниям, Иван Антонов отличался чутким сердцем, с большой любовью относился к окружающим и обладал жизненной мудростью: никогда не ругал сына, а старался деликатно указать ему на промахи. 

Однажды Семен по невнимательности приготовил в постный день - пятницу - на обед свинину и отнес ее отцу в поле. Отец съел обед и только через полгода объяснил Семену, что тот ошибся. «- Что же ты мне не сказал тогда?, - спросил Семен. - Я, сынок, не хотел тебя смутить». 

Семен часто вспоминал подобные эпизоды, связанные с отцом: «Я в меру отца моего не пришел. Он был совсем неграмотный, и даже «Отче наш» читал с ошибкой, говорил «днесть» вместо «днесь» (заучил в церкви по слуху), но был кроткий и мудрый человек». 

Телом в трактире, умом на Афоне 

Родной дом Семёна АнтоноваВ село Шовское под Тамбовом, где жила семья Семена, приходили богомольцы и рассказывали о подвижниках, святынях и далеких монастырях. Отец Семена был верующим человеком, но когда сын стал просить отпустить его в Киево-Печерскую Лавру, сказал, что сначала надо пройти военную службу. Семен стал солдатом. 

Солдатская жизнь, особенно если ты не на фронте, далека от благочестия. Однако во время службы Семен «увлекся» Афоном. Сначала он, как и многие его соотечественники, стал откладывать деньги и делать переводы на Афон, чтобы хотя бы таким образом участвовать в монастырской жизни. 

В один из вечеров он вместе с друзьями отмечал праздник в трактире. Играла музыка, все пили водку и шумно говорили, а Семен молчал. 

- Семен, ты все молчишь, о чем ты думаешь? - спросил один из друзей. 

- Я думаю: сидим мы сейчас в трактире, едим, пьем водку, слушаем музыку и веселимся, а на Афоне теперь творят бдение и всю ночь будут молиться; так вот - кто же из нас на Страшном Суде даст лучший ответ, они или мы? 

Тогда другой сказал: 

- Какой человек Семен! Мы слушаем музыку и веселимся, а он умом на Афоне и на Страшном Суде. 

Когда кончился срок службы, он вместе с ротным писарем поехал к Иоанну Кронштадтскому, чтобы попросить его молитв и благословения. Священника встретить не удалось, и Семен оставил ему коротенькую записку: «Батюшка, хочу пойти в монахи; помолитесь, чтобы мир меня не задержал». 

Он решил уехать на Афон. Немного погостил в родной деревне, собрался и вскоре отплыл на Святую гору. 

Душа не может не узнать Бога 

Пантелеимонов монастырь на АфонеСемен был необычным послушником и монахом. Обычно те, кто приезжал на Афон, жили некоторое время в разных монастырях и скитах и потом выбирали один из них. Семен сразу приехал в русский монастырь Святого Пантелеимона (Руссик, как его называли на Афоне), и остался там навсегда. 

Говорят, на Афон надо ехать не меньше чем на неделю, потому что в первые дни человеку приходится перестраиваться с одного жизненного ритма на другой. Семен собирался остаться на Горе на всю жизнь. По обычаю, сначала состоялась долгая беседа с духовником, во время которой он исповедался в грехах, которые совершил «до афонской» жизни. 

Знал я одного мальчика. Вид его был ангельский; смиренный, совестливый, кроткий; личико белое с румянцем; глазки светлые, голубые, и добрые и спокойные. Но когда он подрос, то стал жить нечисто и потерял благодать Божию; и когда ему было лет тридцать, то стал он похож и на человека и на беса, и на зверя и на разбойника, и весь вид его был скаредный и страшный. 

Знал я также одну девицу очень большой красоты, с лицом светлым и приятным, так что многие завидовали ее красоте. Но грехами потеряла она благодать, и стало скверно смотреть на нее. 

Но видел я и другое. Видел я людей, которые пришли в монахи с лицами, искаженными от грехов и страстей, но от покаяния и благочестивой жизни они изменились и стали очень благообразными.
 

Вскоре после начала послушничества на Афоне его стала мучить мысль: «Ты молишься, и, может быть, спасешься, но если в раю ты не найдешь ни отца, ни матери, ни тех, кого ты любишь, то и там не будет тебе никакой радости». По своей молодости и неопытности он не понимал, что же, собственно, с ним происходит. Спустя некоторое время ему стали регулярно являться бесы, причем мучительность их нападений возрастала. Душевные силы молодого послушника начали падать. 

Через несколько месяцев монах дошел до последнего отчаяния и подумал, что Бога умолить невозможно. С этой мыслью он почувствовал свою полную брошенность и в таком состоянии пробыл около часа. В тот же день, во время вечерни, в церкви Святого пророка Илии, направо от царских врат, где находится местная икона Спасителя, он увидел живого Христа. Вот как описывает этот эпизод ученик преподобного архимандрит Софроний (Сахаров): 

Греки называли этот монастырь Руссиком«Господь непостижимо явился молодому послушнику», - и все существо, и самое тело его исполнилось огнем благодати Святого Духа, тем огнем, который Господь низвел на землю Своим пришествием (Лк. 12:49). От видения Симеон пришел в изнеможение, и Господь скрылся. 

Невозможно описать то состояние, в котором находился он в тот час. Его осиял великий Божественный свет, он был изъят как бы из мира и духом возведен на небо, где слышал неизреченные глаголы, в тот момент он получил как бы новое рождение свыше (Ин. 1:13, 3:3). Кроткий взор всепрощающего, безмерно любящего, радостного Христа привлек к себе всего человека и затем, скрывшись, сладостью любви Божией восхитил дух его в созерцание Божества уже вне образов мира. Впоследствии в своих писаниях он без конца повторяет, что Господа познал он Духом Святым, что Бога узрел он в Духе Святом. Он утверждал также, что когда Сам Господь является душе, то она не может не узнать в Нем своего Творца и Бога». 

Ему разрешили остаться на Афоне и в постриге дали новое имя - Силуан. В очень молодом возрасте святой получил дар непрестанной молитвы, и усердно молился всю свою жизнь. Он приучился почти не спать ночью, погружаясь в дремоту урывками на 15-20 минут, остальные часы читая молитвы. 

Труды и дни афонского старца 

В монастыре Силуана назначали на самые разные работы. Одно время он был экономом и должен был следить за работниками и раздавать им поручения. Заведование хозяйством - хлопотное дело, но Силуан и его обратил на благо души: он постоянно молился за своих подчиненных, и в итоге его работники справлялись с заданиями лучше остальных. 

Старец СилуанСвятой приехал на Афон в 1892 г., а в 1904 г. началась русско-японская война. Она отнимала у Российской империи много сил, фронт требовал пополнения, и Силуан вместе с некоторыми другими монахами был мобилизован, но на фронт не попал. 

Ему удалось съездить в родную деревню, но и там он устроил себе в поле шалаш, чтобы иметь возможность молиться в уединении. 

Духовник рассказал что-то прочитанное им в газете и, обратившись к Старцу Силуану, спросил:
- А Вы, отец Силуан, что скажете по этому поводу?
- Я, батюшка, не люблю газет и газетных новостей,- ответил он.
- Почему так?
- Потому что чтение газет омрачает ум и мешает чисто молиться.
- Странно,- говорит духовник.- По моему, наоборот, газеты помогают молиться. Живем мы здесь в пустыне, ничего не видим, и так душа постепенно забывает о мире, замыкается в себе, и молитва от этого слабеет... Я когда читаю газеты, то вижу, как живет мир и как страдают люди, и от этого у меня появляется желание молиться. Тогда служу ли я Литургию, молюсь ли у себя в келлии, я от души прошу Бога за людей и за мир.
- Душа, когда молится за мир, без газет лучше знает, как скорбит вся земля, знает она и какие нужды есть у людей, и жалеет их.
 

Силуан стал духовником многих афонских монахов и учителем для тех, кто встречался с ним даже эпизодически. 

Однажды к старцу Силуану пришел архимандрит, который миссионерствовал среди инославных христиан (католиков, протестантов). 

- Я им говорю: ваша вера - блуд, у вас все извращено, все неверно, и нет вам спасения, если не покаетесь. 

Старец выслушал это и стал спрашивать о том. Веруют ли инославные христиане в Бога, чтут ли Божию Матерьи святых и совершают ли богослужения. Когда архимандрит на все вопросы ответил «да», Силуан сказал: 

Келья старца СилуанаДуша их знает, что они хорошо делают, что веруют во Иисуса Христа, что чтут Божию Матерь и Святых, что призывают их в молитвах, так что когда вы говорите им, что их вера - блуд, то они вас не послушают... Но вот если вы будете говорить народу, что хорошо они делают, что веруют в Бога... и прочее, но в том-то у них есть ошибка, и что ее надо исправить, и тогда все будет хорошо; и Господь будет радоваться о них; и так все мы спасемся милостию Божиею... 

Старец Силуан умер 24 сентября 1938 г. Он тяжело болел, однако перед смертью, полностью владея собой, заверил пришедших навестить его монахов, что чувствует себя очень хорошо. Я лежу телом на земле, но рвется дух мой видеть Господа во славе. Хотя и много я грешен, но Господь дал мне познать Его Духом Святым, и душа моя знает Его, знает, как безмерно Он милостив и какой Он радостный. 

Душа до благодати Божией боится смерти. Боится душа и Самого Бога, потому что не знает, насколько Он смирен, и кроток, и милостив. И никто не может понять любовь Христову, если не вкусит благодати Святого Духа».

Преподобный Силуан Афонский. Адамов плач

О духовной войне. Силуан Афонский

 

 

© 2017 ХРАМ СВЯТИТЕЛЯ ЧУДОТВОРЦА НИКОЛАЯ НА ВОДАХ. Все права защищены.