1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.69 (8 Голосов)

6 октября прославление Преподобной Елены Киево-Флоровской

Преподобная Елена Флоровская
Преподобная Елена Флоровская

6 октября 2009 года предстоятель Украинской Православной Церкви митрополит Владимир в главном храме Вознесенской Флоровской женской обители совершил Божественную литургию, после которой состоялся чин прославления в лике местночтимых святых инокини Елены (Бахтеевой). В конце чина прославления под пение тропаря, кондака и величания преподобной Елене из алтаря было вынесено иконописное изображениепреподобной, которым митрополит Владимир благословил паству. Архипастырь, духовенство и паства поклонились нетленным мощам преподобной, рака с которыми установлена в храме. День памяти преподобной Елены Флоровской – 23 марта / 5 апреля.

Угодница Божия

В июле 2009 года Священный Синод Украинской Православной Церкви причислил к лику местночтимых святых инокиню древнего киевского Флоровского монастыря Елену (Бахтееву; † 1834), могила которой более полутораста лет пользовалась особым почитанием. Житие подвижницы, и устное, и письменное, было хорошо известно как в Малороссии, так и далеко за ее пределами. И говорили о ней как о святой Елене, хранительнице Киева, «почивающей в гробе святителя Тихона Задонского».

Смиренный святитель Тихон, несмотря на высокий сан, строго хранил монашеские обеты нищеты и бессребреничества и, как свидетельствует предание, задолго до кончины заказал себе простой деревянный гроб, который хранил в своей келье, а по ночам в молитвах проливал над ним покаянные слезы и часто ложился во гроб для отдыха и короткого сна. Он завещал братии похоронить его в этом гробу. И братия умиленно отговаривала святителя, возражая, что «не подобает архиерею почивать в такой убогой домовине». Но старец отвечал: «Коль не положите меня в этом гробу, то пред Престолом Божиим я буду судиться с вами». И братия исполнила обет старца. Но когда по обряду облекли умершего иерарха в святительские облачения, то гроб оказался тесен, и пришлось по воле Господней положить святителя Тихона в подобающий его сану гроб.

Когда после сорокового дня после кончины праведника братия стала раздавать бедному люду имущество почившего, инокиня Елена попросила гроб святителя. Как говорит житие праведницы, «получив гроб святителя Тихона Задонского, всегда скорбела и плакала над ним, считая себя недостойною, сбросив жизненные оковы, покоиться в нем».

Как свидетельствуют краткие «Воспоминания об инокине Елене, почивающей в гробе святителя Тихона Задонского в Киево-Флоровском монастыре», изданные небольшой книжицей в Киеве в 1860 году, преподобная Елена (в миру Екатерина Бахтеева) родилась в 1756 году в Задонске Воронежской губернии; она «происходила из богатой и знатной фамилии» генерала Бахтеева. В 18-летнем возрасте, «отрекшись всех благ, наслаждений, сует житейских, оставив родителей, богатство, почести», тайно покинула отчий дом и направилась в Воронежский женский монастырь, «посвятив себя вечному служению Господу». Житие умалчивает о том, как отнеслась генеральская семья к уходу молодой наследницы и богатой невесты Кати Бахтеевой, получившей блестящее образование. Известно лишь, что отец долго разыскивал беглянку, пока наконец не получил известия о том, что она тайно подвизается в Воронежской женской обители. Приехав лично к игуменье, он долго беседовал с ней, требуя сначала весьма категорично отпустить его дочь, чтобы возвратить ее в отчий дом, но затем смягчился; он, будучи сам глубоко верующим человеком, «примирился с ее жребием и призванием и, благословив ее, отправился в Задонск».

Удивительное совпадение: Екатерина Бахтеева была современницей преподобного Серафима Саровского (в миру Прохор Мошнин), родившись всего тремя годами раньше будущего всероссийского светильника. 18-летняя Екатерина в 1774 году поступает в Воронежскую обитель, а 19-летний Прохор Мошнин в 1778 году – в Саровскую пустынь.

Символично также, что духовные пути преподобных Елены и Серафима пересекаются с Флоровским киевским монастырем: юному подвижнику там было указано на преподобного Досифея из Китаевской пустыни, который и благословил юношу идти в Саров. А инокиня Елена поступит во Флоровскую обитель несколько позже, после полосы жизненных скорбей и гонений, и проведет там десятилетия подвижнического труда. Характерно также, что и основательница Дивеевской обители Агафья Семеновна Мельгунова приняла здесь постриг с именем Александры, но повелением Матери Божией была направлена в Саровский край для основания там великого и славного монастыря.

Флоровский монастырь вообще славился подвижниками благочестия.

В XVII–XVIII веках в нем принимали постриг женщины, принадлежавшие преимущественно к высшему кругу, поэтому, как пишет историк К. Щероцкий, большинство его насельниц были людьми духовно и светски образованными. Здесь подвизались игумении Каллисфения (княжна Милославская), Августа (графиня Апраксина), Пульхерия (княгиня Шаховская). Во Флоровском монастыре приняла постриг с именем Нектарии княгиня Н.Б. Долгорукова, дочь сподвижника Петра I фельдмаршала графа Б.П. Шереметьева и вдова казненного во времена Бироновских гонений князя И.А. Долгорукова. Значительный след в истории Русской Церкви оставили игумения Смарагда (Норова, 1800–1832), написавшая очень популярную в свое время в России книгу «Благоговейные христианские размышления», и игумения Парфения (Адабаш, 1865–1881) – духовная дочь преподобного Парфения Киевского, автор замечательных духовных стихов и составитель службы Кириллу и Мефодию, одобренной Святейшим Синодом. Характерна и такая деталь: великая княгиня Александра Петровна (в постриге Анастасия), основательница Киево-Покровского женского монастыря, в качестве игумении для своей новой обители пригласила насельницу Флоровского монастыря инокиню Каллисфению.

Вот что сообщают нам житийные материалы об инокине Елене. «Ведя себя с самого своего поступления в Воронежский монастырь смиренно и кротко, она была уважаема всеми, знавшими ее в миру. Ее начали многие посещать для получения наставлений на узкой тропинке жизни, полной тревог и волнений. Но самолюбие и зависть человеческие нередко доходят до крайних пределов, преследуя избранных Божиих. Так случилось и с инокиней Еленой. Бывшая тогда игумения Воронежского монастыря возымела ненависть к инокине Елене за то, что люди прежде посещали не ее, игумению, а ее подчиненную. Вследствие этого она старалась всеми мерами удалить Елену из монастыря, для чего она письмами стала клеветать на нее пред бывшим тогда в Петербурге Воронежским архиереем, будто Елена развращает послушниц и злоупотребляет монастырскими уставами, и просила об удалении ее из монастыря с лишением монашеского звания».

Следует отметить, что скорбные страницы в подвижнической жизни святых во многом схожи по своим сценариям, автор которых всегда один – враг рода человеческого. Зависть была главной причиной гонений и неприязни братии и самого архиерея и к Серафиму Саровскому, да и примеры из древних патериков свидетельствуют о том же: духоносные старцы и старицы покидали обители добровольно «ради мира и любви». А если и подвергались лишениям, то все это в итоге лишь способствовало их большему духовному росту и прославлению. Так было и с инокиней Еленой. После слезных молитв и печали в легком сне явился ей святитель Тихон Задонский и сказал: «Ты жалела, что у тебя отнято все. Знай, что я тебя за твою потерю вознагражу утешением, которого не ожидаешь». Промысл Божий приводит изгнанную подвижницу в святой град Киев, где она снимает на краю города «убогий уголок» и «ежедневно для облегчения своей удрученной души» посещает Киево-Печерскую лавру, старцы которой вскоре посоветовали ей поселиться во Флоровском монастыре. Быть принятым в обитель в то время было не так просто. Как известно, требовались определенные денежные взносы, покупка кельи. Средства у Елены были от отца, а вот свободной кельи во Флоровском монастыре не было. Но тут флоровская старица из семьи дворян Онучиных получает назначение в Москву «для принятия сана игуменского», и Елена покупает ее келью.

Далее житийное повествование рассказывает о новых испытаниях подвижницы. Во Флоровском монастыре случился пожар, уничтожив обитель дотла. Елена возвращается в Воронеж и, не найдя места, узнает о восстановлении Флоровской обители. О ее возвращении ходатайствует перед Киевским митрополитом Серапионом богатый воронежский купец (отец Елены к тому времени скончался). Обретя наконец покой, она еще 20 лет в молитвах и трудах угождала Богу.

Духовный авторитет инокини был настолько велик, что к ней приезжали за словами утешений, советов и с просьбами святых молитв паломники из разных уголков России. По молитвам подвижницы происходило множество чудес.

Но пришел и час кончины инокини Елены. «Весною 1834 года, в половине марта месяца, она заболела, – сообщает биограф. – Но болезнью она не смутилась, душою не скорбела, а бодрствовала, наподобие счастливого путешественника, знающего, что, прибыв на родину, он встретит там нежный привет и ласку… Трудно описать, с какою величайшею радостью и трепетом она произносила слова предпричастной молитвы: “Верую, Господи!” На вопрос не отходившей от нее ни на минуту инокини Евгении (с которой она вместе приехала из Воронежа), почему она с таким особенным чувством возглашала “Верую, Господи!”, Елена ответила, что видела святую чашу с тайнами, окруженную небесным сиянием.

Простившись потом со всеми окружающими, марта 23-го дня 1834 года Елена с миром отошла ко Господу, будучи положена во гроб святителя Тихона Задонского, согласно последней воле ее».

Во Флоровском сегодня

Автору этих строк довелось по Промыслу Божиему посетить Флоровский монастырь на следующее утро после ночного обретения мощей подвижницы. Как принято, обретение мощей угодников Божиих совершается по благословению правящего архиерея (для киевских монастырей – митрополита Владимира) и, как правило, в ночное время, оповещается при этом очень узкий круг людей, имеющих непосредственное отношение к раскопкам. Поэтому киевляне не знали о происходящем во Флоровском монастыре в ночь на 17 августа этого года. Мне же пришлось проведывать в обители одну знакомую матушку-художницу, с которой меня связывала многолетняя духовная дружба. И она рассказала мне подробности. Регент левого хора монахиня Флора, инициатор прославления преподобной Елены, дополнила рассказ деталями и фактами.

Мы сидели втроем в тени вьющихся роз в монастырской беседке. От своей знакомой я узнал, что матушка Флора чудом осталась жива после страшной автокатастрофы и верит, что спасла ее именно инокиня Елена. Она стала в обители собирать по крупицам сведения о жизни подвижницы, записывать современные чудеса, совершающиеся в наши дни у могилы подвижницы по ее молитвам. Примеров – несть числа! Киевляне и паломники с утра до вечера посещали почитаемую могилу с чугунной плитой, и слава о святой Елене с каждым годом ширилась, особенно после 1991 года, когда Церковь обрела новые широкие полномочия и была снята всякая цензура на посещение храмов и святынь. А вера в чудесную помощь Божию стала восприниматься как объективная реальность.

Другой почитатель матушки Елены – архимандрит Виктор, настоятель Ильинского храма г. Одессы – также принимал непосредственное участие в обретении мощей. Будучи к тому же членом синодальной комиссии по канонизации, он всю жизнь молитвенно обращался к инокине Елене, веря, что она будет официально прославлена Церковью. И Господь сподобил монаха по вере его возглавлять по благословению митрополита Владимира работы по обретению мощей, облачению их и установлению раки в храме.

В полночь начали раскопки. Копали долго и осторожно. Открыли склеп, в котором… останков не оказалось. Отец Виктор с братией в отчаянии хотел уж опустить руки – не благословил Господь найти мощи. Неужели наша вера будет посрамлена?! – говорил он сам себе. Но вот лопата натолкнулась на стенку из желтого кирпича. Это был другой склеп! Когда вынули первый кирпич, к удивлению всех присутствующих, оттуда выпорхнула белая бабочка и долго летала над раскрытой могилой. Мощи были обретены!

«Благодать была неописуемая!» – рассказывала монахиня Флора. Сестры пели «Святый Боже!», а потом непроизвольно запели Пасхальный канон.

Это было правдой. Я сам, грешный, не ведая о случившемся, почувствовал в монастыре нечто возвышенное и благодатное. При внешнем размеренном ритме монастырской жизни в обители была разлита благодатная радостность. Мы подошли к могиле. Двое сестер продавали свечи и буклеты с описанием жития уже прославленной инокини Елены. Чугунная плита, 175 лет укрывавшая гроб святителя Тихона Задонского с телом преподобной Елены, ныне стояла вертикально у стены. Древняя надпись гласила: «Здесь положено тело рабы Божией монахини Елены Алексеевны, рожденной генеральской дочери Бахтеевой. Жития ея было 78 лет, а в монастыре прожила 60 лет. Скончалася в 1834 году марта 23-го. Положена во гроб святителя Тихона Задонского, который сохранялся у нея 50 лет. Господи, упокой ея душу с праведными».

6 октября этого года митрополит Владимир возглавил литургию и торжества, посвященные обретению мощей преподобной Елены, которые отныне хранятся в раке главного Флоровского храма, куда ежедневно притекают сотни киевлян и паломников.

Преподобная мати Елено, моли Бога о нас!

Сергей Герук

В Свято-Вознесенском Флоровском монастыре состоялось прославление преподобной Елены (Бехтеевой)
6 октября Блаженнейший Митрополит Владимир, Предстоятель Украинской Православной Церкви, посетил Свято-Вознесенский Флоровский женский монастырь столицы, где в главном храме обители совершил Божественную литургию. Его Блаженству сослужили архиепископы: Белогородский Николай, Овручский и Коростенский Виссарион, епископы: Нежинский и Батуринский Ириней, Макаровский Иларий, Яготинский Серафим, Васильковский Пантелеимон, Городокский Александр, Кременчугский и Лубенский Владимир, Секретарь Киевской Митрополии протоиерей Виталий Косовский, духовенство храма и города Киева. 

За богослужением состоялся чин прославления в лике местночтимых святых инокини Елены (Бехтеевой). 

Сначала была отслужена последняя заупокойная лития за матушкой Еленой, после чего епископ Пантелеимон ознакомил присутствующих с решением Священного Синода УПЦ от 9 июля этого года (журнал № 38) о причислення к лику местночтимых святых Киевской епархии подвижницы благочестия монахини Елены (Бехтеевой) (+ 23 марта / 5 апреля 1834), а епископ Иларий – с жизнеописанием преподобной. 

В конце чина прославления под пение тропаря, кондака и величания преподобной Елены из алтаря было вынесено ее иконописное изображение, которым Митрополит благословил всех присутствующих. После этого Архипастырь и духовенство поклонились нетленным мощам святой Елены Флоровской.

В конце богослужения настоятельница обители игуменья Антония (Филькина) на молитвенную память о сегодняшнем дне подарила Митрополиту образ только что прославленной святой Божией с частицей ее честных мощей.

Монахиня Елена была одной из наиболее уважаемых жительниц Флоровского монастыря. При жизни ее очень любили и уважали старицы и миряне за добрые дела и умения утешить в скорби.

Монахиня Евтропия (Бобровникова)

В этом году исполняется 175 лет со дня кончины блаженной памяти подвижницы Киевского монастыря во имя святых Флора и Лавра инокини Елены Бехтеевой (или, согласно ошибочной надписи на ее могиле, Бахтеевой). Инокиня Елена, в миру Екатерина Алексеевна Бехтеева, родилась в 1756 г. в г. Задонске Воронежской губернии и происходила из богатой и знатной семьи. Отцом ее был отставной генерал-майор Задонского уезда Алексей Димитриевич Бехтеев, который приходился родным братом Феодору Димитриевичу Бехтееву, приближенному к Императорскому Двору церемониймейстеру, первому учителю цесаревича Павла Петровича. Отец подвижницы состоял также в близком родстве и с Алексеем Ивановичем Бехтеевым, прапрадедом известного поэта русского зарубежья Сергея Бехтеева (его стихотворение "Молитва", с посвящением великим княжнам Ольге Николаевне и Татьяне Николаевне, было найдено в числе немногих сохранившихся вещей царственных мучеников). Они были двоюродными братьями. Сын Алексея Ивановича, Никандр Бехтеев, принял монашество, сорок лет провел в Задонской обители и скончался в 1816 г. В последние годы земной жизни святителя Тихона Задонского Никандр Алексеевич входил в число наиболее близких и любимых его сотаинников. Вообще следует сказать, что семья Бехтеевых была очень дружна со святителем Тихоном, который часто бывал и даже жил у них в имении. Как вспоминает келейник святителя Василий Иванович Чеботарев, "село это расстоянием в 15 верстах от Задонска, господ Бехтеевых; там был и господский дом; господа же сами там не жили. Временем он (свт. Тихон) отъезжал туда и жил тамо месяца по два и более..." (Творения иже во святых отца нашего Тихона Задонскаго. Т.V. Записки о святителе Тихоне. С. 9). Дружба с великим святым, Российским Златоустом, оказала благотворное влияние не только на членов семьи Бехтеевых, но и на их далеких потомков.

Благочестие семейное, без сомнения, передалось и юной Екатерине Бехтеевой. Следуя призванию Господа Иисуса Христа, отрекшись всех благ, наслаждений и сует житейских, оставя родителей, дом, богатство и почести, она на 18-м году жизни тайно ушла в Воронеж и там в 1774 г. поступила в Покровский женский монастырь. Опечаленные родители стали ее разыскивать, и, наконец, после долгих поисков, отец узнал, что она находится в Воронежском монастыре. Отправившись в Воронеж, он обратился в монастырь с требованием возвратить дочь. Сочувствуя Екатерине и видя в ней душу, истинно посвятившую себя служению Христу и готовую ради Него нести тяжкий монашеский крест с его горестями и страданиями, настоятельница уговорила Алексея Димитриевича не противиться выбору дочери.

 

Согласно изданным еще в 1890 г. "Воспоминаниям об инокине Елене", подвижнический путь ее был сопряжен со многими скорбями, испытаниями и гонениями. Оставшись в монастыре, Екатерина взяла к себе на воспитание сироту из знатной, но бедной фамилии и посвятила себя посту и молитвам. Скоро о подвижнической жизни молодой послушницы стало известно в городе, и ее начали посещать многие, чтобы получить духовные наставления. Это вызвало неудовольствие игуменьи, которая восстала на нее и всеми мерами старалась удалить из монастыря. Все отвернулись от опальной инокини, даже бывшая ее воспитанница, о которой она так много заботилась, сделалась ее врагом.

 

В скорби Елена обратилась с молитвой ко Христу и угоднику его святому Тихону Задон­скому, восклицая: "С кем я теперь остаюсь, когда у меня отняли все!". Долго так проплакав, она в изнеможении заснула крепким сном, и ей во сне явился святитель, который сказал: "Ты жалела, что у тебя отнято все. Знай, что я тебя за твою потерю вознагражу утешением, которого не ожидаешь". Утешительницей и другом Елены, вместо бывшей ее воспитанницы, стала послушница того же монастыря Елизавета Придорогина (в иночестве Евгения), дочь именитого воронежского гражданина. Вдвоем они решили отправиться в Киев, надеясь поступить там в монастырь. По прибытии в Киев они сняли в отдалении от города убогий угол и ежедневно посещали святую Лаврскую обитель, изливая свое горе в теплых молитвах пред Печерскими чудотворцами. Здесь они нашли себе и земного покровителя в лице иеромонаха Лаврской обители Антония (Смирницкого), впоследствии наместника Лавры, а затем Воронежского епископа, прославленного в сонме святых определением Архиерейского Собора Русской Православной Церкви от 24 июня 2008 г. (см. ЦПГ № 12-13 за 2008 год). Узнав об их злоключениях, о. Антоний помог им поступить в Киевский Флоровский монастырь. Спустя некоторое время в монастыре произошел страшный пожар. Монастырь сгорел, а с ним и келья, купленная Еленой и Евгенией. Снова их положение стало весьма трудным. Казалось, рухнула последняя надежда устроиться в обители. Приняв несчастье как волю Божию, они решили вернуться в Воронеж, поскольку разнеслась молва, что сгоревший монастырь не будет восстановлен.

 

Придя в Воронеж и начав хлопоты о принятии в прежнюю свою обитель, они вдруг получили из Киева извещение о восстановлении Флоров­ского монастыря после пожара и приглашение на поступление в него. Обрадованные этой вестью, они немедленно отправились в Киев. Труден был их путь. Им пришлось терпеть и голод, и нужду, и всякие лишения, пока добрались до города. По прибытии они были тотчас приняты во Флоровский монастырь, где прожили некоторое время, пока их не по­стигло новое несчастье. Келья их опять сгорела, и им было приказано удалиться из монастыря.

 

И вновь подвижницы обратились за молитвенной помощью к Царице Небесной и преподобным отцам Печерским. Однажды по дороге в Лавру Елена встретила приехавшего в Киев знатного воронежского господина, хорошо знавшего ее семью. Он отправился вместе с ней в Лавру и упросил владыку, Киевского митрополита Серапиона (Александровского), вернуть инокинь Елену и Евгению во Флоровский монастырь. Владыка пообещал, но обещание это исполнил уже его преемник, митрополит Евгений (Болховитинов), приходившийся дальним родственником инокине Елене. Бывшая тогда игуменья Смарагда по ходатайству владыки в 1817 г. приняла обеих инокинь в число насельниц Флоровского монастыря.

 

Здесь Елена подвизалась до самой своей кончины. По воспоминаниям ее современниц, она отличалась бесконечной добротой и примерной жизнью. Своими многолетними трудами, любовью к ближним и милосердием она приобрела уважение всех монастырских стариц.

 

Но сколько на чужбине ни гости, а на родину отправиться необходимо. Сколько в сем суетном мире ни живи, а придет последняя минута, тогда и богач, всем изобилующий, и нищий, имеющий одно рубище, должны оставить все земные заботы и попечения, счастье и страдание, удалиться в иной мир и дать там отчет во всех своих деяниях пред Всевышним Судией, Который воздаст каждому по его заслугам.

 

Наступила, наконец, минута, когда Господь призвал к Себе и смиренную рабу Свою инокиню Елену. Весной 1834 г., в середине марта, она заболела. Но и болезнью она не смутилась, душой не скорбела, а бодрствовала подобно счастливому путешественнику, знающему, что, прибыв на родину, он встретит там привет и ласку. Болезнь свою она переносила с необыкновенным терпением, все время пребывая в молитве, когда же почувствовала близость кончины, пожелала принять Святые Тайны.

 

С величайшей радостью и трепетом произносила она слова предпричастной молитвы: "Верую, Господи!". На вопрос не отходившей от нее ни на минуту инокини Евгении, почему она с таким особенным чувством возглашала: "Верую, Господи!" - Елена ответила, что она видела Святую Чашу, окруженную небесным сиянием.

 

Простившись с сестрами, 23 марта/5 апреля 1834 г. старица с миром отошла ко Господу и, согласно последней ее воле, была похоронена в гробе святителя Тихона Задонского. Этот убогий гроб святитель Тихон задолго до кончины своей приготовил для себя и просил, чтобы его в нем похоронили. На уверения близких, что архиерею неприлично в простом гробе быть похороненным, он отвечал, что "если вы меня в сем гробе не похороните, я пред Престолом Христа Спасителя буду судиться с вами". Когда же святитель почил и его облачили в архиерейские одежды, то гроб оказался тесен. Тогда был сделан другой гроб, в котором святитель был торжественно похоронен. Спустя сорок дней после его кончины братия стали раздавать бедным имущество почившего святителя, и таким образом прежний гроб достался инокине Елене, которая хранила его на протяжении 50 лет.

 

Сегодня, в наш прагматический век, когда для многих людей уход молодой девушки в монастырь представляется едва ли не дикостью, тем более трудно понять, зачем на протяжении полувека, скитаясь, претерпевая различные невзгоды, инокиня Елена как драгоценный клад хранила старый гроб. Не деньги, не золото и даже не драгоценную икону, а простой, из досок сколоченный гроб. "Помни последняя твоя, и вовек не согрешишь", - говорит нам Священное Писание (Сир. 7: 39). Если бы мы на самом деле помнили о том, что не сегодня-завтра нам придется оставить этот мир и дать ответ за все, что мы сделали недолжного или не сделали должного в этой жизни, многих плохих, а то и просто необдуманных поступков мы бы не совершили. Подвиг же инокини Елены заключался именно в хранении памяти смертной, и за это внимательное отношение к жизни, за устремленность от земного к горнему, за бесконечную любовь к Богу, из которой рождается любовь к ближнему, Господь одарил ее множеством благодатных даров.

 

Вот уже 175 лет к могиле инокини Елены приходят богомольцы, чтобы испросить у нее молитв пред Престолом Божиим. Множество чудес по молитвам блаженной старицы совершилось за эти годы. Присоединим и мы свой голос к молитвам тех, кто получил или надеется получить ее молитвенную помощь: "Упокой, Господи, душу угодницы Твоей инокини Елены и молитвами ее помилуй нас".

"Церковная православная газета", №7-8 (233-234), апрель 2009 года. 
Подписной индекс на русском языке - 96137, на украинском - 96145. 

Рака с мощами преподобной Елены Флоровской в Вознесенском соборе Свято-Вознесенского Флоровского женского монастыря 

© 2017 ХРАМ СВЯТИТЕЛЯ ЧУДОТВОРЦА НИКОЛАЯ НА ВОДАХ. Все права защищены.