1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 Голосов)

28 сентября Церковь праздновала день памяти святой Евфимии Всехвальной.

Сегодня мы предлагаем вниманию читателей небольшой эпизод из жизни старца Паисия, произошедший 27 февраля 1974 года.

Святая Евфимия у двери кельи старца ПаисияСвятая Евфимия у двери кельи старца Паисия

Как-то раз один из монахов – духовное чадо старца Паисия – пришёл в каливу Честного Креста. Старец находился во дворе каливы и без остановки от сердца повторял: «Слава Тебе, Боже». Он повторял эти слова снова и снова и вдруг, обратившись к пришедшему монаху, произнёс: «Так вот человек и приходит в негодность – в добром смысле этого слова». – «Какой человек, геронда?» – «Я тихо-мирно сидел у себя в келье, а она пришла и вывела меня из равновесия. Да, хорошо они живут там, наверху». – «Геронда, вы о чём?» – «Я расскажу тебе, но только никому об этом не говори».

И старец рассказал следующее: «Недавно я выезжал в мир по одному вопросу, касающемуся Церкви, и снова вернулся на Афон. Во вторник, около десяти часов утра, я был в келье и читал часы. Вдруг я услышал стук в дверь и женский голос: «Молитвами святых отец наших…»

«Откуда на Святой Горе женщина?» – изумился я, но одновременно почувствовал в сердце некую Божественную сладость. Спрашиваю: «Кто там?» Слышу в ответ: «Евфимия». – «Какая ещё Евфимия? – подумал я. – Неужели какая-нибудь сумасшедшая переоделась в мужскую одежду и пробралась на Афон? И что мне теперь делать?» А она опять стучит. Я снова спрашиваю: «Кто там?» И она снова отвечает: «Евфимия». Я не знаю, что делать, и дверь не открываю. А когда она постучала в третий раз, дверь открылась сама, хотя изнутри была закрыта на задвижку. Я услышал в коридоре шаги, выскочил из кельи и увидел перед собой женщину в платке, похожем на шаль. Рядом с ней стоял некто, похожий на евангелиста Луку, – но он вдруг куда-то исчез. Женщина излучала свет, и поэтому я был уверен, что это явление не от лукавого. Однако, несмотря на это, я спросил её: «Кто ты такая?» «Мученица Евфимия», – ответила она. «Если, – говорю, – ты мученица Евфимия, то пойдём, поклонимся Святой Троице. Что буду делать я, повторяй за мной и ты». Я вошёл в храм и положил земной поклон со словами: «Во Имя Отца». Она повторила эти слова и тоже сделала земной поклон. «И Сына», – сказал я. «И Сына», – повторила она тоненьким голоском. «Говори громче, – сказал я, – чтобы я слышал», и она повторила эти слова громче.

Я стоял в церкви, а она – в коридоре. И поклоны она делала не в сторону храма, а в сторону моей кельи. Сперва я удивился, но потом вспомнил, что над входом в келью у меня висела маленькая, наклеенная на дощечку бумажная иконка Святой Троицы. Когда мы поклонились в третий раз со словами: «И Святаго Духа», я сказал: «Сейчас я тебе тоже поклонюсь». Я поклонился ей и поцеловал ей ноги и кончик носа, подумав, что целовать её в лицо будет бесстыдством.

После этого святая села на скамеечку. А я – на сундучок, и она разрешила один мучивший меня церковный вопрос.

Потом она рассказала мне о своей жизни. Я знал, что в Церкви есть святая по имени Евфимия, но жития её не помнил. Когда она рассказывала мне о своих мучениях за Христа, я не просто слышал, но как бы видел, переживал эти мучения. Мною овладел трепет, ужас! О, что за мучения она пережила!..

«Как же ты выдержала такие муки?» – спросил я её. «Если бы я знала о том, в какой славе пребывают святые, то сделала бы всё возможное, чтобы подвергнуться ещё большим мукам», – ответила она.

После этого события я три дня не мог ничего делать: я просто скакал от радости и непрестанно славословил Бога. Ни есть не мог, ничего, ничего… только славословие – без остановки».

В одном из писем старец говорит: «Во всю мою жизнь я не смогу оплатить свой великий долг перед святой Евфимией, которая – будучи мне незнакомой и не имея передо мной никаких обязательств – оказала мне эту великую честь…»

Рассказывая об этом событии, старец со смирением добавлял: «Святая Евфимия явилась мне не потому, что я был этого достоин, но потому, что в то время меня беспокоил один вопрос, связанный с положением Церкви. А кроме этого, были ещё две причины».

Старец был поражён тем, что «святая – такая хрупкая, слабенькая – и как она только выдержала страшные муки? Ладно, если бы она была женщина крупная, сильная… А то ведь – в чём только душа держалась».

Находясь в состоянии такой райской радости, старец составил в честь святой Евфимии стихиру (на подобен «Киими похвальными венцы… »):

«Киими похвальными песни восхвалим Евфимию, снизшедшую свыше и посетившую живущаго монаха окаяннаго на Капсале. Трижды в двери паки его постучавши, четвертая сами отворишася чудесне, и вошедши с небесною славою, Христова мученица, поклонишася вкупе Троице Святей ».

И эксапостиларий (на подобен: «Учеником сошедшеся…»):

«Великомученице славная Христова Евфимия, люблю тебя зело-зело, после Святой Панагии…»

Конечно же, старец составил эти стихиры не для литургического использования. Он даже не пел их при посторонних.

Несмотря на своё нежелание выезжать в мир, старец, нарушив свои правила, вновь поехал в Суроти и, рассказав о случившемся сёстрам, сделал их причастницами своей небесной радости. С помощью и под руководством старца сёстры написали икону святой Евфимии в том виде, как она ему явилась.

На куске стали старец собственноручно выгравировал икону святой Евфимии и с помощью этой матрицы делал деревянные иконки, которые раздавал паломникам в её честь. При гравировке матрицы старцу никак не удавались пальцы на левой руке святой. «Я замучился, вырезая её руку, – рассказывал старец, – но потом включил в работу добрый помысел: «Может быть, это мне за то, что и я её, бедную, замучил своими «проверками»».

В Минее, под 27-м февраля, старец подписал: «† Святая Евфимия!!!»

 

Иеромонах Исаак. Житие Старца Паисия Святогорца.
М.: Святая Гора, 2006. С. 220–224.

© 2017 ХРАМ СВЯТИТЕЛЯ ЧУДОТВОРЦА НИКОЛАЯ НА ВОДАХ. Все права защищены.