1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (4 Голосов)

31 декабря празднуется день памяти Священномученика Фаддея, Архиепископа Тверского

Епископ Владимиро-Волынский Фаддей (Успенский). 1908 год
Епископ Владимиро-Волынский Фаддей (Успенский). 1908 год

Фаддей (Успенский)  (1872 - 1937), архиепископ Тверской, священномученик

Память 13 октября (в день обретения мощей в 1993 году [1]), 18 декабря (в день кончины), в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской и Соборе Тверских святых

В миру Иван Васильевич Успенский, родился 12 ноября 1872 года в селе Наруксово Лукоянского уезда Нижегородской губернии в семье священника Василия Успенского. Дед будущего святителя также был священником, и знавшие его почитали как человека высокой духовности, как настоящего молитвенника, как человека, имевшего глубокую веру и любящее, кроткое сердце. Из всех своих внуков он больше других любил Ивана, которого в шутку называл архиереем.

В 1892 году окончил Нижегородскую духовную семинарию, после чего поступил в Московскую духовную академию, во время обучения в которой окончательно определился в выборе своего дальнейшего духовного пути, решив стать монахом. Вскоре, после окончания академии в 1897 году, был пострижен в монашество с наречением ему имени Фаддей и рукоположен в сан сначала иеродиакона, а через небольшое время - иеромонаха.

Первым назначением иеромонаха Фаддея стала должность преподавателя Смоленской духовной семинарии. В 1900 г. он переводится в Уфимскую духовную семинарию, где за диссертацию "Единство книги пророка Исаии" получает степень магистра богословия. В 1902 г. отец Фаддей становится инспектором, а затем - ректором той же семинарии с возведением одновременно в сан архимандрита. Еще через год - новое назначение - ректором Олонецкой духовной семинарии.

В 1902 году им была написана книга "Записки по дидактике", а в 1908 году - объемное исследование по Священному Писанию Ветхого Завета под названием "Иегова", за которое ему была присуждена степень доктора богословия.

21 декабря 1908 года был хиротонисан во епископа Владимиро-Волынского, викария Волынской епархии. Став архиереем, он не изменил подлинно аскетической направленности своей жизни, и пасомые сразу же почувствовали в нем настоящего подвижника, образец кротости, смирения и чистоты.

Архиепископ Фаддей (Успенский). Астрахань. 1920-е годы
Архиепископ Фаддей (Успенский). Астрахань. 1920-е годы

В 1917 году Волынь поочередно оккупировали то немцы, то поляки, то петлюровцы. После того, как правящий архиерей, архиепископ Евлогий (Георгиевский) оказался вне пределов своей епархии, управление ею перешло к епископу Фаддею. Вскоре после прихода к власти большевиков последовал первый арест владыки. Сразу же после его ареста в Волынский ЧК поступило заявление от группы православных епархии с просьбой отпустить их архипастыря, никоим образом не причастного к какой-либо политической деятельности. Но вместо освобождения епископ Фаддей был переведен в Харьковскую тюрьму, где содержался до решения властей о высылке его за пределы Украины как пользующегося огромным авторитетом среди местного населения.

Весной 1922 года владыка прибыл в Москву и обратился к патриарху Тихону с просьбой определить его на кафедру в один из волжских городов, поскольку он был родом из этих мест. Но новый, ничем не обоснованный арест помешал этому назначению. В сентябре 1922 года по "делу" святителя Фаддея, к тому времени возведенного уже в сан архиепископа, было составлено обвинительное заключение, где, в частности, говорилось:

"... принимая во внимание его административную высылку из пределов УССР за контрреволюционную деятельность... Успенского, как политически вредный элемент, подвергнуть административной высылке сроком на один год в пределы Зырянской области".

Из Москвы архиепископа Фаддея перевезли вместе с митрополитом Кириллом (Смирновым) во Владимирскую тюрьму, где они оказались в крайне тяжелых условиях как в бытовом, так и в психологическом отношениях.

"Поместили в большую камеру вместе с ворами, - вспоминал впоследствии митрополит Кирилл, - свободных коек нет, нужно располагаться на полу, и мы поместились в углу. Страшная тюремная обстановка среди воров и убийц подействовала на меня удручающе... Владыка Фаддей, напротив, был спокоен и, сидя в своем углу на полу, все время о чем-то думал, а по ночам молился. Как-то ночью, когда все спали, а я сидел в тоске и отчаянии, Владыка взял меня за руку и сказал: "Для нас настало настоящее христианское время. Не печаль, а радость должна наполнять наши души. Сейчас наши души должны открыться для подвига и жертв. Не унывайте. Христос ведь с нами."
Моя рука была в его руке, и я почувствовал, как будто по моей руке бежит какой-то огненный поток. В какую-то минуту во мне изменилось все, я забыл о своей участи, на душе стало спокойно и радостно. Я дважды поцеловал его руку, благодаря Бога за дар утешения, которым владел этот праведник".
Архиепископ Фаддей (Успенский). Внутренняя тюрьма ГПУ. 1922 год
Архиепископ Фаддей (Успенский). Внутренняя тюрьма ГПУ. 1922 год

Летом 1923 г. срок ссылки архиепископа Фаддея закончился, и он временно поселился в Волоколамске, а служить ездил в московские храмы.

Осенью того же года Священный Синод под председательством Патриарха Тихона назначил архиепископа Фаддея на Астраханскую кафедру, где церковное управление было незаконно захвачено обновленцами; но большая часть духовенства и верующего народа не признавала власти живоцерковников и не подчинялась ее распоряжениям. Святителю Фаддею предстояло объединить вокруг себя православных и восстановить каноническое подчинение Астраханского епархиального управления законной власти Святейшего Патриарха.

В декабре 1923 г. будущий священномученик выехал к месту своего нового служения. Ехал он без сопровождения, в старой порыжевшей рясе, с небольшим потрепанным саквояжем. Как только поезд остановился в Астрахани, купе заполнилось встречавшим архиепископа духовенством. Все подходили к нему под благословение, затем стали предлагать свои услуги для доставки багажа и с удивлением обнаружили, что никакого багажа у их нового архиерея просто нет.

Владыка был крайне смущен столь торжественной встречей; выйдя на перрон, он смутился еще больше, увидев толпу встречающих; а на привокзальной площади - настоящее людское море...

Сразу же по приезде какие-то сердобольные старушки принесли владыке большое количество только что сшитой одежды; староста храма в честь святого князя Владимира, заметив на ногах святителя ветхие, с заплатами сапоги, принес ему новую добротную обувь. Но архиепископ Фаддей, верный своим монашеским обетам, все раздавал нуждающимся, оставляя себе лишь крайне необходимое для жизни.

Жил святитель Фаддей на удивление скромно. Весь его архиерейский "дом" размещался в двух маленьких комнатках. Одна служила столовой, приемной и кабинетом, вторая - спальней. Каждое утро и каждый вечер Владыка шел одной и той же дорогой, через парк в храм, на богослужение. Каждый раз его встречали люди, чтобы идти в храм вместе с ним. И долгое время потом эта дорога называлась "Фаддеевской".

Где бы святитель ни жил, он никогда не имел ничего своего. Угощали его обедом или чаем - он ел и пил, если нет - никогда не спрашивал. Он всегда и везде считал себя гостем, зависимым от того, кто ему помогал или прислуживал.

За время своего пребывания в Астрахани архиепископ Фаддей сплотил вокруг себя почти все духовенство, не прибегая при этом ни к каким организационным мерам. Обновленческий раскол был преодолен, хотя Владыка ни одного из обновленцев не подвергал административным прещениям и ни одного слова не сказал против них публично. Пример его личной жизни был действеннее любых мер и красноречивее всех слов.

Денег Владыка ни от кого не брал, и некоторые астраханские приходы взяли на себя материальные расходы, связанные с содержанием квартиры, ее отоплением и освещением. В управлении епархией он почти устранился от административной части. У него не было канцелярии, была только именная печать для ставленнических грамот и указов о назначениях и перемещениях. За всю свою архиерейскую деятельность Святитель ни на кого не накладывал дисциплинарных взысканий, никто не слышал от него даже упрека или слова, сказанного в повышенном тоне. Он всегда и всюду ходил в своей единственной заплатанной рясе, в старых, перечиненных сапогах, имел одно дешевое облачение и одну митру. Но он всегда был готов сказать слово утешения любому человеку, оказать ему реальную помощь, просто выслушать. Ежедневно: утром и вечером - служба в церкви; днем - прием посетителей, постоянно толпившихся на лестнице, в коридоре и во дворе дома, где снималось жилье для святителя. Однажды какой-то сельский священник, знавший о предельной простоте приема посетителей архиереем, пришел к нему прямо с парохода в шесть часов утра. И был принят. Этому священнику ждать пришлось всего минут десять, пока владыка умывался...

В октябре 1926 года в связи с арестом Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского) архиепископ Фаддей вынужден был покинуть Астрахань для исполнения возложенных на него обязанностей по управлению Русской Церковью. Но на пути в Москву он был задержан и отправлен в город Кузнецк Саратовской области без права выезда. Пребывая здесь, с 27 июня по 27 октября 1927 года числился архиепископом Пятигорским, но отбыть по назначению не мог. Митрополит Сергий, освобожденный к тому времени из тюрьмы, назначил его 27 октября 1927 года на Саратовскую кафедру, а через непродолжительное время на Тверскую [2]. Только в марте 1928 года владыка Фаддей получил разрешение на выезд из Кузнецка. В Тверской земле он и провел последние годы своей исповеднической жизни, закончившейся мученической смертью.

Архиепископ Фаддей (Успенский). Тверь. 1936 год
Архиепископ Фаддей (Успенский). Тверь. 1936 год

В Твери, как и в Астрахани, владыка Фаддей был окружен всеобщей любовью верующих. Неизменно сохранявший высокий духовно-аскетический строй своей жизни он являл собою людям необычайную духовную красоту. К последним годам жизни святителя относится целый ряд удивительных свидетельств очевидцев об открывшихся в нем сверхъестественных духовных дарованиях - прозорливости и исцеления. В сознании тысяч верующих он стал окружен ореолом святости и нравственного совершенства.

В середине тридцатых годов начался новый этап усиленного давления на православие со стороны безбожной власти, опиравшейся в своей церковной политике на вероотступное обновленчество. Храмы повсеместно отбирались в пользу обновленцев. Православное духовенство вынуждали к отказу от своего служения. 29 сентября 1936 г. тверские власти лишили архиепископа Фаддея регистрации и запретили ему служить, но Владыка продолжал совершать богослужения в последнем сохранившемся в епархии у православных храме за Волгой, а местное духовенство по-прежнему сносилось с ним как со своим правящим архиереем.

Летом 1937 г. в Твери, как и повсюду, начались массовые аресты. Было арестовано почти все духовенство епархии. В октябре того же года один из священников после продолжительных пыток согласился подписать клеветнические сведения об архиепископе Фаддее. В качестве лжесвидетелей охотно выступили представители обновленчества.

20 декабря 1937 г., около восьми часов вечера, в дом святителя пришли сотрудники НКВД, предъявившие ордер на обыск и на арест. В результате тщательного и продолжительного обыска они не обнаружили ничего кроме одного облачения, потира, дароносицы, двадцати семи свечей, нескольких четок, святоотеческих книг и тетрадей с записями духовного характера. Один из участвовавших в обыске в изумлении спросил:

- На что же вы живете?
- Мы живем подаянием, - ответил архиепископ.

На допросах в тюрьме Владыка держался мужественно, сохраняя спокойствие и отрешенность даже в самых критических ситуациях. Следователи всеми мерами требовали от него признания в заведомо лживых обвинениях и добивались узнать, как и кто помогал ему материально.

"В контрреволюционной деятельности виновным себя не признаю, - твердо свидетельствовал святитель. -Материальная помощь передавалась мне лично в церкви в виде доброхотных подношений. Фамилии этих лиц я назвать не имею возможности, так как их не знаю."

Через десять дней после ареста архиепископ Фаддей был приговорен к расстрелу. Он обвинялся в том, что

"являясь руководителем церковно-монархической организации, имел тесную связь с ликвидированной церковно-фашистской организацией в городе Кашине (участники которой в числе 50 человек приговорены к высшей мере наказания), давал задания участникам на организацию и насаждение церковно-монархических групп и повстанческих ячеек, осуществлял руководство по сбору средств на построение нелегального монастыря и руководил организацией систематической агитации".

Святитель Фаддей (Успенский) был казнен 31 декабря 1937 года. Ходили слухи, что его утопили в яме с нечистотами. После его смерти тюремный врач предупредила верующих, что вскоре владыку повезут хоронить. Место, где было зарыто мученическое тело, узнали две женщины, оставшиеся преданными святому и по его кончине. Весной 1938 г. после Пасхи они вскрыли могилу и переложили останки священномученика в простой гроб. Одна из женщин вложила в руку владыке пасхальное яйцо. На месте захоронения, на тверском кладбище "Неопалимая Купина" в Затверечье, был поставлен крест и на нем сделана надпись. Но вскоре этот крест был уничтожен властями (крест был восстановлен в 1990-х годах). Память о архиепископе Фаддее и почитание его как святого сохранились среди верующих Твери до нынешнего времени. Существует ряд свидетельств о его посмертном молитвенном предстательстве пред Богом за тех, кто хранил эту память.

26 октября 1993 года, в праздник Иверской иконы Божией Матери, были обретены честные останки архипастыря-мученика, которые находятся ныне в Вознесенском Тверском соборе.

Прославлен в лике святых новомучеников и исповедников Российских Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 23 февраля 1997 года.

Оценки современников

Сщмч. Фаддей, архиепископ Тверской
Сщмч. Фаддей, архиепископ Тверской

Свт. Тихон (Белавин), патриарх:

"Знаете ли Вы, что владыка святой человек? Он необыкновенный, редкий человек. Такие светильники Церкви - явление необычайное. Но его нужно беречь, потому что такой крайний аскетизм, полнейшее пренебрежение ко всему житейскому отражается на здоровье. Разумеется, владыка избрал святой, но трудный путь, немногим дана такая сила духа".

Священник Ксенофонт Цендровский, главный идеолог и лидер обновленчества в Астрахани, принося публичное покаяние в грехе раскола, сказал следующее:

"Долго я коснел в грехе обновленчества. Совесть моя была спокойна, потому что мне казалось, что я делаю какое-то нужное и правое дело. Но вот я увидел Владыку Фаддея; я смотрел на него и чувствовал, как в душе моей совершается какой-то переворот. Я не мог вынести чистого, проникновенного взгляда, который обличал меня в грехе и согревал всепрощающей любовью, и поспешил уйти. Теперь я ясно сознавал, что увидел человека, которому можно поклониться не только в душе, но и здесь, на Ваших глазах".

Тропарь, глас 1

Хвала Богу и жертва живая житие твое, священномучениче Фаддее, явися. Постом, бдением и молитвою Небесная дарования приим, многим добрый помощник и утешитель бысть. Пастырскою мудростию и тихостию нрава украшен, лукавства врагов Христовых препобедил еси. Слава Давшему тебе во страданиих крепость, слава, яко мученика, Венчавшему тя, слава Действующему тобою всем исцеления.

Использованные материалы

 


[1]  Официальный церковный календарь на сайте Издательства Московской Патриархии -http://calendar.rop.ru/mes1/oct13.html

[2]  Датировка назначений 1927 года - по Губонин, М. Е. и др., История иерархии Русской Православной Церкви, Москва: ПСТГУ, 2006, 404-405.

Пусть сердце стремится к Господу!

Мы предоставляем аудитории нашего журнала уникальную возможность прочитать впервые опубликованные письма священномученика архиепископа Тверского и Кашинского Фаддея (Успенского), которые были направлены в Саратов из Твери в конце 20-х - середине 30-х годов и адресованы прихожанке Духосошественского храма. Подлинники этих писем сейчас хранятся в Саратовском епархиальном архиве, а копия одного из них экспонируется в Музее истории Саратовской митрополии.

О владыке Фаддее

Епископ Фаддей (Успенский). Фото из семейного архива его сестры Нины Васильевны Гуляевой (http://www.ourbaku.com)Святейший патриарх Тихон называл священномученика Фаддея (Успенского) «светочем Церкви», «чудом нашего времени». Он говорил: «Знаете ли вы, что владыка Фаддей - святой человек? Он необыкновенный, редкий человек. Такие светильники Церкви - явление необычайное». По свидетельству знавших владыку, в его образе паства видела молитвенника и подвижника, подобного древним русским святым.

Священномученик Фаддей, в миру Иван Васильевич Успенский, родился 12 ноября 1872 года в семье священника Нижегородской епархии. Выпускник местных духовных училища и семинарии, он окончил в 1896 году Московскую Духовную Академию. 15 августа 1897 года был пострижен в монашество с именем Фаддей, в память апостола Фаддея. Преподавал в различных учебных заведениях. В 1901 году защитил диссертацию на тему «Единство книги пророка Исаии», в которой отмечал богословское единство всей книги святого пророка, прослеживал целостность ее стиля и системы образов. За эту работу ему была присвоена степень магистра богословия. В 1908 году он был хиротонисан во епископа Владимиро-Волынского, второго викария Волынской епархии. Арестован в ноябре 1921 года Волынской ГубЧК и выслан из Украины. В 1922 году состоялось назначение епископа Фаддея на Астраханскую кафедру с возведением его в сан архиепископа. Вскоре он был вторично арестован и отбывал ссылку в Зырянской автономной области.

Архиепископом Иосифом (Петровых; †1937) имя архиепископа Астраханского Фаддея (Успенского) было названо вторым в распоряжении, которым он назначал себе заместителей по управлению Церковью, когда 8 декабря 1926 года после ареста митрополита Сергия (Страгородского; †1944) сам вступил в должность заместителя Патриаршего Местоблюстителя. Архиепископ Иосиф вскоре уже сам был выслан из Москвы в Моденский Никольский монастырь. Первый из названных в этом распоряжении архиепископ Корнилий (Соболев; †1933) был в ссылке и не мог выполнить возложенное на него поручение. Поэтому в середине декабря 1926 года архиепископ Фаддей выехал поездом из Астрахани в Москву, чтобы приступить к исполнению возложенных на него обязанностей по управлению Русской Церковью.

Именно тогда и состоялось знакомство владыки Фаддея с нашим городом. Он не доехал до столицы: по распоряжению начальника VI отделения секретного отдела ГПУ Е. А. Тучкова, возглавлявшего антицерковную работу и стремившегося любыми способами ослабить Церковь, в Саратове его сняли с поезда, задержали и отправили в уездный город Кузнецк Саратовской губернии (ныне Пензенская область), покидать который ему было запрещено. А заместителем Патриаршего Местоблюстителя стал тогда священномученик архиепископ Угличский Серафим (Самойлович; †1937), который через некоторое время был арестован и расстрелян в лагере.

Митрополит Сергий, освобожденный в марте 1927 года из тюрьмы, 27 июня 1927 года назначил владыку Фаддея архиепископом Пятигорским. Но с этим титулом он по-прежнему пребывал в Кузнецке и отбыть по назначению не мог. В связи с этим 27 октября 1927 года он был назначен на Саратовскую кафедру с титулом архиепископа Саратовского и Петровского.

Вот фрагмент его письма конца 1927 года из Кузнецка духовным чадам в Астрахань, опубликованного игуменом Иосифом (Марьяном): «Писать сейчас много не могу вследствие неопределенности положения, связанных с переменой положения дел. Богу ведомо, суждено ли мне несколько приблизиться к Астрахани, соответственно назначению в С[аратов. - В. Т.]. Пока нужно выждать, что Бог даст. В Пятигорске оставлен прежний арх[иепископ] Димитрий [священномученик Димитрий (Добросердов; †1937). - В. Т.]. Назывался я по имени этого города, а видеть его не было суждено. Как-то теперь? Пока желаю Вам от всей души хранить любовь к молитве, св. Церкви, более и глубже внедрять в свои души слова Христовы со всем изобилием скрытой в них радости и жизни. Да хранит Христос от колебаний! Да даст легче избавляться от трудностей жизни!».

Но из Кузнецка в Саратов владыке Фаддею разрешили вернуться, по всей видимости, лишь в декабре 1927 года. Это подтверждает то, что среди недавно опубликованных проповедей владыки, произнесенных в Саратове, есть датированные: 28 ноября (11 декабря) 1927 года - на тему «Как нужно не для себя, а "в Бога богатеть"», произнесена во Владимирской (Маминской) церкви Саратова; 13 (26) февраля 1928 года - на тему «Плач Адама о потерянном рае», произнесена там же, и в тот же день произнесенная на вечерне в Митрофаниевской церкви Саратова на тему «Внутренняя связь поста с прощением обид».

 

Партитура из музея Свято-Троицкого кафедрального собора

Партитура из музея Свято-Троицкого кафедрального собора

То, что владыка Фаддей вернулся из Кузнецка в Саратов в конце 1927 года, подтверждают сохраненные среди книг Свято-Троицкого кафедрального собора две партитуры «Многолетствования». В одной из них рукописно записаны ноты и впечатано многолетие архиепископу Фаддею. Партитура состоит из четырех страниц. Дословный фрагмент ее текста: «Господи, сохрани Святейшия Православныя Патриархи. Господи, сохрани Господина нашего Высокопреосвященнейшаго Петра, Митрополита Крутицкаго [1]. Господи, сохрани Господина нашего Высокопреосвященнейшаго Фаддея, Архиепископа Саратовскаго, и Господина Преосвященнейшаго Петра, Епископа Сердобскаго». Вторая партитура помещена в сборник № 32 «Русские партитуры разных церковных песнопений литургии и всенощной и друг[их]». В отличие от первой она полностью рукописная и в ней отсутствует упоминание имени епископа Петра, но имеется фраза «...и Господина Преосвященнейшаго Андрея, Епископа Балашевскаго» [2]. Сейчас эти партитуры - в фондах музея Свято-Троицкого кафедрального собора [3]. Вероятно, это многолетие звучало на отпусте утрени или Литургии при соборном служении архиереев.

Подпись Федора Умникова на партитуре № 32Сборник № 32 почти весь написан рукой Федора Умникова, чему свидетельством несколько его собственноручных подписей. Важно отметить, что эти записи находятся в сборнике далее «Многолетствования», ближе к концу его, и являются более поздними по дате записи: «Декабря 5-го дня 1927 года. Ф. Т. Умников», «2 января 1928 г.  Ф. Умников», «Списано у регента М. И. Яковлева. 22 января 28 г. Ф. У.». По воспоминаниям старейшей прихожанки Свято-Троицкого кафедрального собора Валентины Степановны Григорьевой, «дядя Федя» Умников был редким басом-октавистом. Она хорошо помнит и Михаила Ивановича Яковлева - он, по ее словам, был регентом в Троицком соборе и после его открытия в 1942 году. При этом, однако, надо отметить, что интересующая нас запись в этой партитуре была сделана другим почерком, Умников надписал только сам номер записи - № 18.

В мемориальной записке активного церковного деятеля Саратовской епархии юриста Александра Александровича Соловьева о тайных архиерейских хиротониях в 1923 году и борьбе с «живоцерковниками» в Саратовской епархии в 1917-1930 годах приводится отзыв епископа Петра (Соколова; †1937) об архиепископе Фаддее: «...владыку Фаддея [Успенского] он очень хвалил, говорил, что это добрый человек, с чудным характером, что, когда он был викарием, тот заботился о нем. Надо сказать, что владыка Фаддей [Успенский], пробыв в Саратове всего около полугода, успел снискать к себе такую же всеобщую любовь, как и будучи в Астрахани».

Известны отдельные фотопортреты трех архиереев, связанных с Саратовской епархией: епископа Андрея (Комарова), архиепископа Фаддея (Успенского) и епископа Петра (Соколова). Их объединяет еще и одно место и дата съемки: г. Кузнецк, 1927 год. Можно отметить, что сделаны они в одном стиле, позади всех трех фигур имеется схожий лиственный фон. В результате их сопоставления удалось выяснить, что в действительности эти фотографии являются тремя частями одного снимка, запечатлевшего двух викариев и будущего правящего архиерея Саратовской епархии. На этот факт, в частности, указывают края облачений, которыми соприкасаются архиереи в нижних углах кадров.

В Саратове владыка Фаддей часто служил, много проповедовал [4]. Известен состав временного Саратовского епархиального управления 1928 года [5]. Несмотря на большой риск, владыка Фаддей совершал тайные монашеские постриги. Незадолго до его приезда, летом 1927 года, был окончательно закрыт Крестовоздвиженский женский монастырь, а руководство монастыря во главе с игуменией Антонией (Заборской; †1942) было арестовано, причем одним из обвинений было тайное совершение постригов монахинь. Очевидно, владыка Фаддей не оставлял взыскующих иночества без возможности достичь чина ангельского.

Епископ Андрей (Комаров), архиепископ Фаддей (Успенский), епископ Петр (Соколов), г. Кузнецк, 1927 год. Фото из открытых интернет-источников. Реконструкция В. ТепловаВ конце 90‑х годов прошлого века архиепископ Саратовский и Вольский Александр (Тимофеев; †2003) направил в Комиссию Священного Синода по канонизации святых свидетельства двух старых прихожанок, помнивших владыку Фаддея на Саратовской кафедре.

Так, В. А. Артемьева вспоминает о богослужениях, которые совершал архиепископ Фаддей: «Службы совершал долго, литургию с 10 до 3 часов дня. Служил много, все воскресные праздничные всенощные и литургии, акафисты, праздники святых. Был отличный проповедник, каждую службу говорил проповеди, так что дети стояли и не уставали. Его при жизни считали святым». О диспутах с атеистами в Саратове, в которых владыка Фаддей явил себя подлинным исповедником Христовым, пишет А. М. Тренина:

«В доме Красной Армии в 6 часов вечера собралось много народа разных возрастов. Докладчик-атеист пришел раньше всех, ожидая архиерея Саратовской епархии. Открывается дверь, входит <...> человек в священной одежде, прогремели аплодисменты. На кафедру входит ярый коммунист и несет всякую чепуху о жизни Христа... После него выступает с речью владыка - это и был Фаддей, который стоял во главе всех церквей Саратовской области. В своей речи с Крестом и Евангелием в руках он разъяснял присутствующим, Кто же такой Христос. В зале была глубокая тишина. Из Евангелия было много прочитано о сущности Христа, о Его истине. Много задавалось вопросов, и отец Фаддей отвечал на них и устно, и обращаясь к Евангелию и Кресту. Когда истекло время, и закончилась беседа, докладчик-атеист был посрамлен <...>».

Место диспута обозначено А. М. Трениной как «Дом Красной Армии». Он располагался в здании на углу Александровской и Малой Кострижной (ныне ул. Горького, 21) до 1932 года, а затем переехал в бывшее здание Коммерческого собрания - «Народный дворец» (г. Саратов, ул. Соборная, 18) и впоследствии стал Гарнизонным домом офицеров. Последнее здание более известно в городе, и, возможно, все же указанная беседа 1928 года проходила именно там.

Об участии владыки в подобных встречах в Астрахани пишет игумен Иосиф (Марьян): «В 1924-25 годах в Астрахани происходили публичные диспуты на тему: "Есть ли Бог?". В качестве оппонентов приглашались архиепископ Фаддей и обновленческий епископ Анатолий (Соколов). Читал однажды лекцию ректор [Института красной профессуры. - В. Т.] М. Н. Покровский. Диспут происходил в кинотеатре "Модерн". Апологетическая речь владыки Фаддея вызвала шумные аплодисменты. Второй диспут, происходивший в театре "Аркадия", был для владыки огорчителен. Доклад [заместителя декана педагогического факультета. - В. Т.] Саратовского университета [Виктора Геннадьевича. - В. Т.] Ильинского (1892-1970) был содержательным. Владыка записывал некоторые места из доклада, собираясь выступить, но вслед за Ильинским выступил с докладом "присяжный лектор" астраханских атеистов Образцов, допустивший в речи хулиганское объяснение всемирного потопа. Владыка Фаддей встал и немедленно вышел из ложи, за ним последовало и бывшее здесь духовенство. В президиум диспута была передана и оглашена записка владыки, что он не намерен участвовать в собрании, лишенном научного интереса и превращенном в арену антирелигиозных анекдотов».

Саратов, ул. М. Горького (бывшая Кооперативная), дом № 10815 июня 1928 года священномученик Фаддей был назначен архиепископом Тверским (позднее - Калининским) и Кашинским, однако, по свидетельству жизнеописания, до ноября 1928 года он еще жил в Саратове. В Саратов же был переведен (причем с той же кафедры) постоянный член Временного Патриаршего Священного Синода при митрополите Сергии (Страгородском) митрополит Серафим (Александров; †1937). Жил он в Саратове по адресу:ул. Кооперативная, дом № 108, квартира № 3. Этот деревянный жилой дом сохранился, правда, сейчас в нем четыре квартиры, он находится недалеко от Покровской церкви. Владыка Серафим занимал нашу кафедру более пяти лет, затем был переведен в Казань, где был арестован, и расстрелян в Кустанае. Жил ли в доме по указанному адресу его предшественник архиепископ Фаддей - неизвестно.

В подробном житии, составленном иеромонахом, ныне игуменом Дамаскином (Орловским), отмечены многочисленные свидетельства того, что владыка Фаддей всех приходящих к нему принимал с любовью, а также обладал дарами прозорливости и исцелений. 29 сентября 1936 года власти лишили его регистрации, и он продолжал служить в единоверческой Успенской церкви на Волынском кладбище в заволжской части города Твери. Только здесь по воскресным и праздничным дням он еще имел возможность совершать богослужения, так как остальные храмы города были уже закрыты или отняты у епархии «живоцерковниками»...

Рака с мощами священномученика Фаддея в Твери20 декабря 1937 года он был арестован, 30 декабря 1937 года Тройка НКВД приговорила священномученика к расстрелу. Он был казнен на следующий день; сохранилось свидетельство, что вместо расстрела палачи убили святого, утопив его в яме с нечистотами. Благодаря мужеству тюремного врача и отзывчивости конвойных тюрьмы НКВД стало возможным не только отметить место захоронения мученика, но и со временем перезахоронить его уже в отдельном гробу. Стараниями иеромонаха Дамаскина (Орловского) и Ю. Е. Топорковой на заброшенном кладбище в Твери было обнаружено точное место могилы, и 26 октября 1993 года были обретены останки владыки Фаддея, находящиеся ныне в Вознесенском кафедральном соборе Твери.

На Освященном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви, проходившем в Москве 18-23 февраля 1997 года, архиепископ Фаддей был прославлен в лике священномучеников к общецерковному почитанию. Память ему определено совершать в день его мученической кончины 18 (31) декабря, в день обретения его святых мощей 13 (26) октября в Соборе Тверских святых и в Соборе святых новомучеников и исповедников Церкви Русской.

Письма в Саратов

 

Письма хранятся в Саратовском епархиальном архиве (СЕА, опись книг, ед. хр. 23. Л. 1-8). Они представляют собой листки небольшого формата (один лист типографски разлинован), сложенные пополам таким образом, чтобы содержащийся текст был закрыт. Письма написаны по правилам дореформенной орфографии, в этой публикации текст их приведен к современным нормам. Последовательность и условная датировка писем предложены автором публикации, письма сопровождены авторскими комментариями, в начале каждого текста помещены номера листов архивного дела.

 

 

4-4 об.

«Вале Кузнецовой.

7 июня 1929 г.

+

Милая Валя! Спаси, Господи, за поздравление, молитвы, добрую память, приношение, пасхальное яйцо; за пасхальное яйцо благодарю и Марусю Кулявцеву, также за поздравление, прошу передать ей привет. - Моя долгая болезнь не давала мне больше полгода писать письма. Теперь понемногу занимаюсь, хотя еще не совсем окреп силами. Живу пока в селе, чтобы поправиться более. По временам езжу в город служить. - Часто вспоминаю Саратов и его молитвенные собрания, более усердных к ним. Дай Бог не ослабевать, а расти в вере, в которой одной залог вечной радости.

Искр[енний] благожел[атель] б[ывший] Саратовский.

P. S. Кажется, милая Валя, в числе карточек, присланных на подпись, была и твоя, но она пропала, и я никак не мог найти. Если будешь заказывать новую, то шлю для нее свою подпись (прилагаемую)».

 

Вероятно, дата в письме дана по юлианскому летоисчислению (по старому стилю), то есть 7 июня - четверг 20 июня по стилю новому. В письме владыка Фаддей благодарит за пасхальные поздравления, Пасха в 1929 году пришлась на 22 апреля / 5 мая. Постскриптум, целиком находящийся на обороте листка, судя по всему, дописан к письму позднее, неделю спустя, и соответствует дате следующего листка, то есть 14/27 июня этого года.

Согласно житию священномученика Фаддея неподалеку от Твери, в селе Пречистый Бор, архиепископ Фаддей снимал дачу и ездил туда, когда хотел поработать. В 1929 году село Пречистый Бор было переименовано в Красный Бор, а после войны числится уже деревней. «Многие думают, что я уезжаю на дачу отдыхать, - говорил он, - а я уезжаю работать и ложусь здесь в три часа ночи. Нужно бы секретаря, но секретаря у меня нет, я все делаю сам». Люди запросто подходили к нему за советом, приходили домой и приезжали на дачу - он с любовью принимал всех нуждающихся в его слове.

 

 

«+

Христос Бог и Богоматерь да хранят на всех путях жизни рабу Свою Валентину и да сделают их радостными!

1929 г.

Июня 14-27 д.

Нд. А. Ф.»

 

О том, что это и есть обещанная владыкой Фаддеем «подпись к карточке», датируемая четвергом 14/27 июня 1929 года, которая бережно была сохранена Валентиной Кузнецовой и дошла до нашего времени, свидетельствуют, во-первых, лаконичность записки, во-вторых, идентичный предыдущему письму оттенок чернил, которыми сделана запись. «Нд.» предположительно означает «недостойный». «А. Ф.» - Архиепископ Фаддей.

 

 

«+

Милая Валя! Спаси, Господи, за письмо поздравительное с днем Ангела и то, в котором сообщала ты, что письмо мое получила в праздник Рождества Предтечи Господня. - Пишешь, что пришлось пережить много тяжелых обстоятельств, - дай Бог, чтобы печали миновались; облегчились, чтобы радость о Господе не оскудевала в твоей душе! - Я летом ездил в деревню, чтобы подышать, ради поддержания здоровья, лесным воздухом. Но было очень много служб летом, и постоянно приходилось ездить в город, так что в деревне прожил немного. А сейчас погода уже осенняя: листья пожелтели, пооблетели, только ели и сосны зеленеют, некоторые грибы еще попадаются. - Людей в церкви летом было иногда порядочно, а теперь становится меньше, с наступлением холодов, вероятно, и совсем мало будет, разве в большие праздники. - Пока прощай, милая Валя, пиши; в молитвах всегда вспоминаю. Да хранит Господь!

Искр[енний] благожелатель в Господе Нд. А. Ф.»

 

Днем святого Ангела владыки Фаддея было 21 августа / 3 сентября, память святителя Фаддея, епископа Едесского, Бейрутского, Апостола от 70‑ти. В письме упоминается летнее проживание владыки в селе, продолжается тема его здоровья, что позволяет предположить, что письмо это - ответ на два письма В. Кузнецовой, последовавшие после получения предыдущего письма с благословением. Празднование Рождества честного славного Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, когда она получила письмо архиепископа Фаддея, - 24 июня / 7 июля. Условно можно предположить время написания письма - осень 1929 года.

 

 

«+

Милая Валя! Письмо и посылку получил, спаси, Господи. Господь да поможет тебе сохранить неизменно любовь к Нему и святой Его церкви. Без Господа жить нельзя, как без дыхания; молитва в душе должна быть постоянным ее дыханием. - У нас на Крещение и на воду не ходили, и даже с крестом не ходили. Только в церкви святили воду. Пока служим, а как далее, Богу ведомо. Слава Богу, пока молимся в церквах оставшихся. - Прощай, спешу. Господь да хранит тебя и радует!

Искр[енний] благож[елатель] б[ывший] Сар[атовский]».

 

Судя по подписи, учитывая, что владыка Фаддей титулует себя «бывшим Саратовским», это письмо было написано не так давно от расставания с нашей кафедрой. Условная датировка - январь 1930 года.

 

 

2-2 об.

«Валентине Кузнецовой?

+

Милая Валя! Спаси, Господи, за поздравление с днем Ангела, благожелания, добрую память, просфору, гвоздичку высушенную - Слава Богу, что службы так поднимали твой дух. Дай Бог, чтобы воодушевление это не ослабевало никогда, а росло всё более! Жалею, что мало пришлось вместе помолиться, но ничто не бывает без воли Божией! Христос да утешает, радует, наставляет!..»

 

Листок с продолжением текста и подписью этого письма утрачен. Имя и фамилия на обороте написаны не почерком владыки Фаддея. То, что возле фамилии стоит вопросительный знак, указывает, по-видимому, на то, что передававший от владыки Фаддея В. Кузнецовой человек не был уверен, что письмо именно ей. Слова «просфору, гвоздичку высушенную» надписаны сверху основного текста. В письме упоминаются краткое личное общение и совместная молитва, известно, что несколько саратовских христиан, в том числе и В. Кузнецова, ездили в Тверь к владыке Фаддею. Условная датировка - осень 1930 года.

 

 

«+

Милая Валя! Вероятно, сегодня, 10 февраля ст. ст., день твоего Ангела; если так, то поздравляю, равно с наступающим Великим постом. Дай Бог тебе среди печалей житейских радоваться и утешаться о Господе! Спаси, Господи, за поздравление с праздником Рождества Христова; ответить до сих пор не успел, потому что не успеют окончиться одни дела, уже наступают другие. - Как больные, о которых писала? Уладились ли беспокойства с квартирой? Жаль, что и в церкви не часто приходится бывать, но тем более пусть сердце стремится к Господу! - В моей жизни особых бед по милости Божией не произошло. Здоровье кое-как держится. Голодать не приходилось. Конечно, беспокойств немало. Некоторые церкви закрываются. Многолюдство бывает редко. На акафистах только человек по 100. - Прощай. Да хранит Господь!

Искр[енний] благожел[атель] в Господе Нд. А. Ф.»

 

Число и месяц этого письма известны - это 10/23 февраля. О годе же написания можно лишь допустить предположение. Известно, что из всех лет, что владыка Фаддей занимал Тверскую кафедру, начало Великого поста совпадало с вероятным днем святого Ангела Валентины Кузнецовой только в 1931 году. 10/23 февраля - празднование памяти мученицы Валентины Кесарийской (†308 год), другой возможный день св. Ангела В. Кузнецовой - 16/29 июля.

 

 

«+

Милая Валя! Ты поздравляла меня с праздником Св. Пасхи, а я отвечаю только теперь, потому что собралось очень много дел, и я целый месяц не мог написать ни одного письма. - Пасха прошла, слава Богу, благополучно; людей было много, более и прежних лет; крестного хода не было, только по алтарям ходили. Пение у нас, слава Богу, наладилось пока; поют и полно, и не по-театральному. Прислуживающих иногда недостает, но кое-как обходимся. Все-таки службы бывают иногда хорошие, одушевленные. Усердствуют к церкви и некоторые девочки, охотятся подавать жезл, класть орлецы, когда некому это сделать. Как бы хорошо было, если бы эта любовь к церкви вложилась в душу на всю жизнь, чтобы никакие обстоятельства жизни не отнимали любви ко Христу! - Но прощай, милая Валя; еще напиши. Да хранит Бог!

Искр[енний] благожел[атель] б[ывший] Сарат[овский].

P. S.  В. В. благодарит за поздравление, кланяется. Сообщи, получено ли это письмо, поскорее. - Прошу передать прилагаемое письмо Вале Гусевой, которой мамаша председательница церковного совета в Старо-Казанской церкви (адрес: Армянская ул., д. № 28, кв. 13)».

 

Упомянутая владыкой В. В. - святая мученица Вера Васильевна Трукс (1886-1942), благословленная Святейшим Патриархом Тихоном келейница владыки Фаддея. Ее арестовали 23 декабря 1937 года - через 2 дня после ареста священномученика Фаддея. 14 сентября 1938 года Особое совещание при УНКВД приговорило мученицу к пяти годам ИТЛ. Срок отбывала в сибирских лагерях, скончалась за несколько месяцев до окончания срока. Прославлена Архиерейским юбилейным Собором 2000 года (память - 18 декабря и в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской).

Старо-Казанская церковь г. Саратова была закрыта в 1934 году, и здание ее было снесено, кроме дома причта с часовней. В этом письме автор также подкрепляет просьбу передать прилагаемое послание упоминанием своего бывшего титула.

Судя по тому, что речь в письме идет о том, что пение наладилось, и это письмо - ответ на поздравление с Пасхой, посещение празднования которой владыка сравнивает с другими годами, условная датировка письма - лето 1931 года.

 

 

7-7 об.

«Вале Кузнецовой.

Большая Горная 43, кв. 4

+

Милая Валя! Спаси, Господи, за рождественское поздравление и добрую память. Поздравляю с наступающим праздником Сретения Господня; дай Бог больше радоваться духовною радостью, прославляя Христа, Спасителя нашего. - Очень жалею, что твои письма пропали. Я тебе тоже писал, но не знаю, получила ли. Сообщи свой адрес; может быть, я не так писал адрес; когда получишь это письмо (посылаю через Валю Гусеву), сообщи, получила ли. - Я в декабре поболел гриппом, потом опять начал служить с середины декабря. Праздники прошли довольно благополучно, и людей было немало в церкви, в обычные же воскресенья ходит маловато. Мало ходит и на акафисты по средам, хотя их поют люди на два кли лика. Усердствуют и девочки. - Пока прощай. Да хранит Господь!

Искр[енний] благожел[атель] Нд. А. Ф.

P. S.  В. В. кланяется, благодарит за привет. - Если 10 февраля день твоего Ангела, то поздравляю».

 

 

Копия письма на имя митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия от архиепископа Саратовского и Вольского Александра № 394 от 23 ноября 1996 года о посылаемых материалах об архиепископе Фаддее. Саратовский епархиальный архив (СЕА)

Письма священномученика Фаддея Валентине Кузнецовой в Саратов. СЕА, опись книг, ед. хр. 23. Л. 4, 8

Письма священномученика Фаддея Валентине Кузнецовой в Саратов. СЕА, опись книг, ед. хр. 23. Л. 4, 8

На лицевой части письма надпись адреса сделана другим почерком, возможно, Валей Гусевой. По-видимому, письмо написано архиепископом Фаддеем незадолго до празднования Сретения Господня (2/15 февраля). Зачеркнутое «кли» - вероятно, владыка Фаддей первоначально начал писать слово «клироса» и тут же поправился. Условная датировка письма - начало 1932 года.

Судьба писем 

Протоиерей Василий СтрелковВспоминает митрофорный протоиерей Василий Стрелков, настоятель Сретенского храма в Елшанке (Саратов):

- Валентина Кузнецова была постоянной, с детства, прихожанкой Духосошественского храма. Хорошо помню, что в соборе у нее было место, где она всегда молилась, - если смотреть от притвора - справа, возле амвона, у иконы Божией Матери. Маленького росточка, по нраву - очень тихая. Она и не выделялась ничем, вот разве что - не помню случая, чтобы она ввязалась в досужие разговоры, споры, какие бывают иногда... Кроткая была.

Будучи молодой девушкой, она познакомилась с владыкой Фаддеем, по-видимому, когда он занял Саратовскую кафедру в 1927 году. Она мне рассказывала, что ему сначала нельзя было служить в Саратове, а когда он сюда приехал, в городе как такового отдельного дома или кельи у него не было. Кто-то из саратовцев‑прихожан ему выделил комнату в своей квартире, там он и жил. Отличительной чертой его была очень строгая иноческая скромность, из облачения у него были один-два подрясника да единственный клобук...

А потом, когда его перевели в Тверь, Валентина и еще одна прихожанка нашего Духосошественского храма, Елена Владимировна Приломова (она при мне пела в правом хоре собора в альтах), ездили к нему в Тверь. Возили гостинцы: тогда с продуктами было тяжело. Письма владыки Фаддея к ней в основном передавались с нарочными, через доверенных людей, с оказией.

Почему эти письма были отданы мне? Я служил в Духосошественском соборе с 1976 по 1990 год, и Валентина Кузнецова знала меня хорошо. В конце 90‑х годов, незадолго до своей кончины, Валентина подошла ко мне и передала эти листочки. Ее старого дома, куда приносили послания владыки Фаддея, тогда уже не было. На этом месте - 9‑я горбольница. Где она жила после ее постройки в конце 70‑х годов, точно сказать не могу, но где-то тоже недалеко.

Я показал письма тогда же архиепископу Александру (Тимофееву; †2003), и он отобрал несколько писем для пересылки в Москву. Копий, к сожалению, этих писем не осталось. Точно сказать не могу, но, возможно, в замужестве Валентина Кузнецова имела фамилию Артемьева, и можно предположить, что ей принадлежат опубликованные выше воспоминания о службе владыки Фаддея в Саратове. Позже я передал оставшиеся письма новоназначенному на Саратовскую кафедру епископу, ныне Митрополиту Лонгину, с тех пор они хранились в архиве Саратовской епархии.

В этих коротких, но очень емких по своему содержанию письмах, которые долгие годы хранила раба Божия Валентина, запечатлено то страшное для Церкви, для всего нашего народа время. И, несмотря на все его тяготы и противодействия, владыка Фаддей назидал словом и укреплял своим архипастырским подвигом твердого стояния в вере Христовой. В строках этих писем наглядно видны искренняя любовь, доброта и забота - те чувства, которые владыка Фаддей проявлял по отношению как к своему адресату, так и ко всей своей саратовской пастве.

Источники 

Государственный архив Саратовской области. Ф. Р-521. Оп. 4. Д. 207. Л. 1-4, 25.

Дамаскин (Орловский), иеромон. Житие священномученика Фаддея, Архиепископа Тверского. Тверь, 1997.

Житие священномученика Фаддея, архиепископа Калининского и Кашинского.

Иосиф (Марьян), иг. Священномученик Фаддей (Успенский). Сайт Успенского кафедрального собора г. Астрахани.

История иерархии Русской Православной Церкви. Комментированные списки иерархов по епископским кафедрам с 862 г. М.: ПСТГУ, 2006. С. 404-405.

Мазырин Александр, свящ. Сто дней Русской Православной Церкви под управлением Ярославского викария: К 80‑летию со времени пребывания в должности Заместителя Патриаршего Местоблюстителя священномученика архиепископа Серафима (Самойловича)

Саратовская епархия в 1917-1930 гг. Мемориальная записка А. А. Соловьева // Вестник ПСТГУ. Сер. II: История. История Русской Православной Церкви. 2010. Вып. 4 (37). С. 109.

Ковалева И. И., Хайлова О. И. Проповеди священномученика Фаддея, архиепископа Тверского // Вестник ПСТГУ. Сер. II: История. История Русской Православной Церкви. 2012. Вып. 6 (49). С. 47-64; Вестник ПСТГУ. Сер. II: История. История Русской Православной Церкви. 2013. Вып. 2 (51). С. 97-133.

Сайт «Фотографии старого Саратова».

 


[1] Священномученик Петр (Полянский; †1937) с 1925 года до ложного сообщения о его смерти в 1936 году был Местоблюстителем Патриаршего Престола. Несмотря на длительное заключение в одиночной камере, митрополит Петр отказался снять с себя должность Местоблюстителя и не пожелал стать осведомителем НКВД даже в обмен на жизнь и свободу.

[2] Владыка Петр (Соколов; †1937), носивший титул епископа Сердобского, с 3 октября 1928 года стал епископом Камышинским, викарием Саратовской епархии, а владыка Андрей (Комаров; †1955) был с 13 января 1924 года до 30 июня 1927 года епископом Балашовским, затем епископом Ново-Торжским, викарием Тверской епархии, а со 2 января 1928 года стал епископом Петровским, викарием Саратовской епархии, с 3 октября того же года - Вольским. Интересно при этом, что в партитуре № 32 титул епископа Андрея сохраняется «Балашовский».

[3] Музыку для этого «Многолетствования» в свое время написал ярославский священник, педагог и композитор отец Василий Зиновьев (1874-1925). Он был регентом архиерейского хора при будущем Патриархе Московском и всея Руси Тихоне, когда он занимал Ярославскую кафедру, а также автором книги «Воскресное всенощное бдение по напеву ярославского архиерейского хора», которая была рекомендована как руководство всем епархиальным хорам. В настоящее время это произведение почти не исполняется, в обиходе обычно звучит многолетие авторства А. Д. Кастальского.

[4] Поскольку в упомянутой публикации проповедей было указано и место их произнесения, известно, что служил владыка Фаддей в следующих саратовских храмах: Спасо-Преображенской (ставшей крестовой) единоверческой церкви (19 февраля / 3 марта), Митрофаниевской церкви (31 марта / 13 апреля), Богородице-Владимирской (Маминской) церкви (1/14 апреля), Митрофаниевской церкви (11/24 мая), Спасо-Преображенской церкви (14/27 мая), в Свято-Троицком (старом) соборе (21 мая / 3 июня), в Петропавловской церкви (на месте Волжского сталелитейного завода) (4/17 июня), Покровской единоверческой церкви (18 июня / 1 июля). До наших дней из известных мест, где возносил свои молитвы священномученик Фаддей, сохранился только Свято-Троицкий кафедральный собор, остальные храмы были в советские годы уничтожены. Эти проповеди были сохранены уже упомянутым здесь юристом А. А. Соловьевым и изъяты у него при аресте. Подлинники их ныне хранятся в архивно-следственном деле УФСБ РФ по Саратовской области (Д. ОФ‑26194. Т. 4. Л. 107-189 об.).

[5] В состав временного Саратовского епархиального управления в 1928 году входили: протоиерей Александр Лебедев - настоятель Спасо-Преображенской церкви, протоиерей Михаил Протасов - настоятель Крестовоздвиженской церкви, протоиерей Николай Рахинский - настоятель Князе-Владимирской церкви, протоиерей Александр Тихов - настоятель Богородице-Владимирской церкви, протоиерей Виктор Руднянский - настоятель Христорождественской церкви, секретарем был Николай Васильевич Златорунский - бывший инспектор Саратовской семинарии, и. о. псаломщика Вознесенско-Сенновской (Митрофаниевской) церкви.

Автор благодарит протоиерея Михаила Воробьева, иерея Максима Плякина, А. Г. Занорина, М. А. Леонова, И. В. Воронихину, А. Г. Хачаянц, Н. Н. Лобанову за помощь в сборе информации.

Журнал «Православие и современность» № 33 (49)

© 2017 ХРАМ СВЯТИТЕЛЯ ЧУДОТВОРЦА НИКОЛАЯ НА ВОДАХ. Все права защищены.
Joomla! - бесплатное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU General Public License.