1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (4 Голосов)

Преподобная Анна (Янка) Киевская (†1112)

Одним из самых распространенных имен – пожалуй, не только на Руси, но и по всему миру, – является имя Анна. Поэтому нет ничего удивительного, что можно запутаться в количестве святых женщин, названных именно так. И даже «систематизация поиска» по ключевым словам «княгиня» или «преподобная» все равно дает множественную выборку.

Однако есть святая преподобная княгиня Анна, вошедшая в историю и даже в сонм святых с двумя взаимоисключающими, казалось бы, именами. Первое — официальное, исполненное достоинства: Анна Всеволодовна. Второе – домашнее, живое, напоенное любовью и жизнью: Янка. И оба они принадлежат княжне, ставшей монахиней и устроительницей первой европейской школы для девочек. Сестре Владимира Мономаха. Женщине, возглавившей поезду в Константинополь за новым митрополитом. Святой преподобной княгине.

***

Интересное дело – какие-то источники говорят, что и дата рождения, и даже дата смерти Анны Всеволодовны известны лишь примерно. Однако иные четко указывают: 1054-1112, 3/16 ноября. При этом есть версии 1113 и даже 1116 года смерти. Известно место захоронения, но оно стерто с лица земли во время нашествия хана Батыя – вместе с тем самым монастырем, который открыла и создала Янка. Впрочем, давайте по порядку.

Анна Всеволодовна – дочь четвертого сына Ярослава Мудрого, младшая сестра Владимира Мономаха. С самого детства она проявляла свой живой и не очень-то подходящий для домостроевского (пусть даже при условии, что сам «Домострой» еще не был написан) уклада жизни характер. При этом можно смело сказать, что Янке очень повезло с родителями: и Всеволод Ярославович, и его жена, бывшая византийская царевна, вовсе не считали, что образование девочки должно ограничиваться умением вышивать самые искусные узоры и солить огурцы семидесятью способами.

Нет, конечно, княжне не было позволено скакать на лошади, как старшему брату, или охотиться на диких зверей! Но ее обучали иностранным языкам, математике, риторике и, видимо, искусству дипломатии, или, как минимум, его азам. Все это должно было пригодиться ей на византийском престоле: ведь еще девочкой Янка была помолвлена с константинопольским принцем Константином.

Основное направление женской судьбы княгини было предрешено и казалось известным, однако все изменилось в одночасье. С родины матери, из Византии, пришли дурные вести: в борьбе за власть молодого принца устранили бескровным, но надежным способом: юношу просто-напросто постригли в монахи.

Ничто не обязывало молодую княжну следовать примеру своего далекого жениха, но Янка рассудила иначе. Она тоже избрала монашеский путь – и стоит ли искать ответ на вопрос, было ли это решение продиктовано взвешенным желанием, юношеским максимализмом или жертвенностью во имя несложившегося брака.

Молодая монахиня развивает активнейшую деятельность, пытаясь разумно привнести в устроение русской жизни известные ей из заграничных поездок западные мотивы. Одним из них, вне всякого сомнения, надо назвать первую в Европе школу для девочек, открытую княжной Янкой при ею же основанном первом на Руси женском монастыре.

Анна Всеволодовна, монастырская школа

Анне Всеволодовне довелось несколько раз посещать Константинополь. Вместо брачного пира и медового месяца она знакомится с греческой монашеской жизнью, пристально изучает уставы и уклады монастырского бытия, приобретает необходимые рукописи, которые должны помочь ей в осуществлении задуманного.

Вернувшись из очередной такой поездки, Янка приступает к отцу, к тому моменту из удельного переяславского князя ставшего правителем Киева, и к киевскому митрополиту с настоятельной просьбой открыть на Руси первый женский монастырь. В этом стремлении сестру горячо поддерживает старший любимый брат, Владимир Мономах. Он, как и Янка, с детства был воспитан в благоговении и страхе Божием, а потому понимал, как важно и как значимо монашество для такой огромной страны, как необходимо поддерживать зарождающееся в народе стремление авторитетом княжеской власти.

В 1086 году стремления княжичей увенчались успехом: Всеволод строит храм апостола Андрея и при нем открывает монастырь, игуменьей которого становится его старшая дочь Анна, так и сохранившая свое прозвище Янка не только в народной памяти, но даже и в летописях и, что совсем нехарактерно, в некоторых списках жития. Более того, даже сам монастырь так и называли: Янчин. Красивый, величественный монастырь, к сожалению, не дожил до наших дней, сгорев во дни нашествия Батыя. В том же году княжна-монахиня собирает «младых девиц и обучает писанию, ремеслам, пению, швению и иным полезным занятиям».

Школа при Андреевском монастыре

Школа при Андреевском монастыре

Янчин монастырь был делом семейным не только по заботам отца и брата игуменьи – там же приняла постриг и младшая сестра Анны и Владимира, красавица Евпраксия-Адельгейда, вернувшаяся из Европы после своего неудачного и ужасного брака с императором Священной Римской империи Генрихом. Со временем обитель приняла в свои стены и дочерей Владимира Мономаха Евфимию и Марию.

Кроме управления монастырем и школой, игуменья Янка вела активную дипломатическую деятельность – вот и пригодились науки, изучаемые с самого детства. Так, в 1089 (или 1090) году она привозит на Русь из Константинополя нового митрополита. По отзывам современников, новый владыка «был не книжен, умом прост и просто речью». Казалось бы, совершена ошибка, миссия Янки провалилась, она выбрала и привезла не того человека. Однако на самом деле все было значительно сложнее, вокруг митрополичьего престола была закручена целая политическая интрига, в которой умная княжна-игуменья принимала самое деятельное участие.

Суть происходящего очень проста: происходила становление Руси как самостоятельной церковной единицы, готовой растить собственных не только платонов и быстрых разумом невтонов1, но и иерархов Церкви. Таким образом, митрополит, не вмешивающийся во внутреннюю политику Киева, да, к тому же, словно бы не оправдавший надежд принимающей стороны, крайне выгоден для Руси. Конечно, вряд ли все это озвучивалось на «семейном совете» князей Всеволода, Владимира и молодой игуменьи, но возложенную на нее задачу Янка поняла и выполнила как нельзя лучше.

Со временем обитель примет в свои стены – правда, только как место погребения – и мачеху Янки, вторую жену ее отца, половецкую княжну, в крещении получившую имя Анны. Существует мнение, что девушка в свое время так и не смогла смириться с появлением мачехи и с ее именем, из-за чего, собственно, и стала называться Янкой. Возможно, в этой гипотезе есть свое рациональное зерно, но, так или иначе, Янчин монастырь в итоге примиряет всех.

Княгиня Янка умерла в основанной ею обители примерно в 1113 году. Время ее канонизации неизвестно, но эта святая любима народом уже много веков.

Святая-благоверная-великая-княжна-Анна-Всеволодовна

***

Внешне спокойное, без войн и мученичества житие – но так ли спокойна была эта страстная натура, вовсе не помышлявшая о монастыре в расцвете своего девичества? Каково было ей смирять свои плоть и дух во имя монашеской чистоты? Это те стороны жизни княгини Янки, которые вряд ли когда-нибудь станут известны, – но которые и не нужно никому знать, потому что, в конце концов, эта женщина смогла все свои и страсти, и таланты, и стремления направить на благо Руси, заложив один из камней в фундамент ее государственности и церковноустроения.

__________________

1 — Из оды «На день восшествия на престол императрицы Елизаветы» (1747) Михаила Васильевича Ломоносова (1711 — 1765). «Невтон» — старинное произношение имени английского физика и математика Исаака Ньютона (1642—1727).

© 2017 ХРАМ СВЯТИТЕЛЯ ЧУДОТВОРЦА НИКОЛАЯ НА ВОДАХ. Все права защищены.
Joomla! - бесплатное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU General Public License.