1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.94 (9 Голосов)

22 марта день памяти святых 40 мучеников Севастийских

Память святых 40 мучеников во всех древнейших месяцесловах относилась к кругу наиболее чтимых праздников и памятей святых. По Уставу в состав службы им входит 2 канона. В день их памяти облегчается строгость поста — разрешается вкушать вино и даже елей и предписывается непременно совершать Литургию Преждеосвященных Даров.

«В царство Лициния нече­стивого»— так начинается житие 40 мучеников, в Севастийском озере мучившихся. Лициний (Ликиний) (308—324) — зять и соправитель им­ператора Константина I Великого (306—337), вместе с ним подписав­ший эдикт 313 года о свободе испове­дания христианской веры. Но если императора Константина отличали государственная мудрость и благоче­стие, то для лицемерного и коварного Лициния это был вынужденный по­литическими обстоятельствами шаг. И после эдикта 313 года гонения на христиан в подвластных Лицинию областях продолжались.

В описываемое время (ок. 320) в городе Севастии (Малая Армения, в то время римская провинция) стояло римское войско во главе с военачаль­ником Агриколаем, ревностным язычником. Перед военными дей­ствиями и в языческие праздники совершались тогда ритуальные жер­твоприношения (после эдикта 313 года соблюдение этого ритуала целиком зависело от военачальника). В войске Агриколая находились 40 во­инов-христиан, родом из Каппадокии (область, входившая в состав Визан­тийской империи, ныне на террито­рии Турции), отличившихся в боях мужеством и стойкостью. Из них трое: Кирион, Кандид и Домн были знато­ками Священного Писания. Этих-то 40 человек решил Агриколай прину­дить принести жертвы языческим идолам.

Но воины отказались, сказав, что если в боях за царя земного они были неустрашимы (как он и сам говорил), то насколько тверже надо им стоять за Царя Небесного. Агриколай приг­розил им бесчестием и велел отвести в темницу. В темнице воины стали громко петь 90-й псалом «Живый в помощи Вышняго». В полночь им явился Господь, и услышали они слова: «Добр есть начаток изволения вашего, но претерпевый до конца, той спасен будет» (Мф. 10, 22).

Наутро, уговаривая воинов от­речься от Христа, Агриколай начал с похвал и обещаний. Услышав реши­тельный отказ, он велел заковать их и бросить в темницу. Один из воинов, святой Кирион, остановил его, напом­нив, что он не имеет права налагать оковы на воинов императора. Агрико­лай смутился и приказал отвести их в темницу, сняв оковы, сам же стал ждать прибытия правителя области, знатного сановника Лисия. Тем вре­менем святой Кирион в тюрьме на­ставлял своих товарищей: «Сдружив­шись на войне,— говорил он,— мы теперь становимся друзьями о Госпо­де, чтобы не разлучаться во веки и вместе совершить христианский подвиг».

Прошло семь дней. По прибытии Лисия святых воинов вызвали на судебное разбирательство. Им вновь предлагали почести и награды, чтобы они совершили языческие жертво­приношения. Но святые ничуть не поколебались, твердо исповедуя веру в воплотившегося Сына Божия — Господа Иисуса Христа. В тюрьме, куда их увели, воины стали петь 122-й псалом: «К Тебе возведохом очи наши, Живущему на Небеси». В 6-м часу утра был им свыше глас Госпо­день: «Верующий в Меня, если и умрет, оживет (Ин. 11, 25—26). Дер­зайте, и не бойтесь мук кратко­временных».

Когда их вновь привели на до­прос, они заявили: «Мы, христиане, идолам не поклонимся, делайте с нами что хотите». И видели они, как диавол, с мечом в правой и змеей в левой руке, наклоняясь к Агриколаю, шепнул ему: «Ты уже мой, старайся». Агриколай велел связать всех воинов и вести их к озеру, бывшему близ города Севастии. Стояла зима, дул сильный ветер. Воинов раздели дона­га и поставили на льду посреди озера (в числе стражников был и тюремный сторож). День уже клонился к закату. На берегу топили баню: на случай, если кто не выдержит и захочет отречься, чтобы сразу мог и согреться в этой бане.

Ночью от мороза и сильного ветра тела воинов обледенели. Один из них в первом часу ночи не выдержал и, бросив своих товарищей, пошел к бане, но как только он с мороза очутился в тепле, так сразу «оттаял» и пал замертво. Святые же мученики молили Господа укрепить их. В треть­ем часу ночи заблистал над ними теплый свет, настолько теплый, что растопил лед. В это время вся охрана спала, кроме тюремного сторожа по имени Аглаий. Он слышал их молит­вы и размышлял про себя, как это тот, прибежавший из холода в тепло, помер, а эти, на таком морозе стоя, еще живы. Пораженный внезапным светом над мучениками, он возвел глаза к источнику света и увидел тридцать девять венцов, сходивших с неба. Аглаий догадался, что тот, прибежавший в баню, отвержен от лика святых. Он немедленно разбу­дил спящую стражу, сбросил с себя одежду и побежал к тем 39-ти, громко крича: «И я христианин!» И, став между ними, воззвал: «Господи, в Тебя верую, причти меня к числу этих мучеников Твоих!» И снова их стало сорок человек — сошел и сороковой венец, и посрамлен был диавол. Они же стояли все вместе и пели 11-й псалом: «Спаси мя, Господи, яко оскуде преподобный».

На следующий день, удивленные тем, что святые не замерзли за ночь, мучители приписали это особому ис­кусству, которому они где-то научи­лись. Когда же увидели тюремного сторожа и узнали от других охранни­ков, в чем дело, то пришли в ярость. Святым мученикам перебили голени железным молотом. Среди них был один совсем юный местный уроженец по имени Мелитон. Мать его, тоже христианка, испугалась, что он не выдержит пыток. Она встала при нем неотступно и уговаривала не стра­шиться. Святые мученики, умирая, свидетельствовали, что души их избе­жали работы вражией и что умирают они со Христом и во Христе.

Тела мучеников положили на ко­лесницы и повезли на сожжение. Святого Мелитона, еще живого, под­няла его мать и понесла следом. У нее на руках он и скончался. После сожжения на костре обугленные ко­сти святых сорока мучеников Севастийских были сброшены в реку. Но Господь сохранил их. Спустя три дня мученики явились во сне блаженному Петру, епископу Севастийскому, и велели взять их останки со дна реки и предать погребению. Тот вместе с несколькими клириками пришел ночью к реке, и увидели они, что кости, даже малая их частица, све­тятся в темноте. Собрав все кости, их перенесли в подобающее место.

Имена святых мучеников: Кирион, Кандид, Домн, Исихий, Ираклий, Смарагд, Евноик, Валент, Вивиан, Клавдий, Приск, Феодул, Евтихий, Иоанн, Ксанфий, Илиан, Сисиний, Аггий, Аетий, Флавий, Акакий, Экдит, Лисимах, Александр, Илий, Горгоний, Феофил, Дометиан, Гаий, Ле­онтий, Афанасий, Кирилл, Сакердон, Николай, Валерий, Филоктимон, Се­верная, Худион, Мелитон, Аглаий. Мученичество их о Господе началось 26 февраля, смерть же они приняли 9 марта. В этот день и празднуется их память.

По материалам сайта: www.ortlife.ru

22 марта. 40 Севастийских мучеников

  

"Глас православный" (40 Севастийских мучеников)

© 2017 ХРАМ СВЯТИТЕЛЯ ЧУДОТВОРЦА НИКОЛАЯ НА ВОДАХ. Все права защищены.