В современном мире бытует мнение, что народы, населяющие Ближний Восток, а также мусульмане разных стран ведут более нравственный образ жизни, чем европейцы-христиане.

И это правда. В мусульманских странах не идет речи о гей-парадах, однополых браках или узаконении абортов. В Европе – наоборот. Не только говорят, но и преследуют тех, кто выступает против извращений. К сожалению, в Украине также начинают проявляться подобные тенденции. Народ забывает свою культуру, традиции, историю. А ведь даже в XVII веке Украина была самая нравственная страна.

В доказательство этому, приведу некоторые выдержки из книги «Путешествие Антиохийского патриарха Макария в Россию в половине XVII века, описанное его сыном архидиаконом Павлом Алеппским».

Видел то, что многие не видели; слышал то, что другие чужестранцы не слышали

Путешествие священнослужителей проходило через  Молдавию, Румынию, Украину и Россию.

Часть Румынии, через которую проезжал автор, в ту эпоху именовали Валахией, Украину – землей казаков, Россию – Московией, а Молдавия – осталась неизменно Молдавией.

Для нас эти записи интересны тем, что они являются взглядом со стороны человека, никогда не видевшего нашу страну и наши обычаи. Поэтому, некоторые вещи, являющиеся для нас обыденностью, вызывали у него восхищение и, наоборот, на те вещи, на которые стоило, как нам кажется, обратить внимание, архидиакон описывал вскользь.

Кроме того, книга уникальна самой личностью автора. Ведь славянские страны XVII века – это, в большинстве своем, закрытые страны, в которых иностранцу ничего расскажут и уж тем более не покажут. А архидиакон Павел, благодаря тому, что сопровождал Антиохийского патриарха Макария, видел то, что многие не видели; слышал то, что другие чужестранцы не слышали.

Итак, для того, чтобы сравнить нравственность стран, которые проезжал священнослужитель, я процитирую его записи.

«У сербов, болгар, казаков и московитов – язык один, лишь разнствующий по месту…»

В первую очередь, стоит отметить, что некоторые обычаи у наших стран схожи, как, например, стояние в храме на службе: «Знай, что во всех этих странах: у валахов, молдаван, казаков, включая Московию, всегда стоят в церкви сначала до конца службы, вечером и утром, во всякое время (года), не иначе как с открытыми головами, особенно в присутствии патриарха, архиерея, игумена и священника, ибо в этих странах все носят суконные колпаки с мехом, даже цари и вельможи. Жены богатых людей в Молдавии также ходят в бархатных красных колпаках с соболем, но в стране валахов и казаков не так: там носят белые платки, которые у богатых бывают шиты жемчугом». Кстати, для филологов: «У сербов, болгар, казаков и московитов – язык один, лишь разнствующий по месту, но книжный язык у них один и тот же».

А вот нравственность, например, в Молдавии, сильно отличалась от нашей: «Знай, что его высочество господарь Василий каждый день держал заседание, и субботнее исключительно назначалось для суда над ворами. Одних он казнил, других – освобождал. Всевышний Бог не создавал на лице земли людей порочнее жителей страны молдаванской: все мужчины воры и убийцы.

Считают, на основании документов, что с того времени, как Василий сделался господарем, около 23 лет тому назад, он казнил более 14 000 воров, несмотря на то, что с первого раза не казнил, а бил кнутом, клеймил и выставлял к позорному столбу и затем отпускал. Во второй раз он отрезал правое ухо, в третий раз – другое, а в четвертый – казнил.

Мы видели среди них нечто такое, от чего Боже сохрани!.. Жены и дочери их лишены всякого стыда и приличия. Господарь устал отрезать им носы, выставлять на позор и топить, так что уничтожил их тысячи и ничего не мог с ними поделать».

Даже жители Румынии отличались от молдаван: «Здешние (румынские – авт.) богослужебные обряды и напевы восхитительны, ибо христиане страны валашской очень набожны и щедры.

Эта страна благоустроенная: каждая деревня равняется городу. Жители любезны к чужеземцам, не так, как в стране молдаван, ибо у этих, когда бывало, патриарх проезжал мимо них, никто его не принимал и не угощал даже лепешкой: татары религиознее их.

По этой-то причине и было избито столько тысяч их, а имущество и домашний скот разграблены казаками, татарами и венграми.

Сколько жестокостей они терпели от Василия! Несколько раз изменяли ему, склоняясь на сторону нового господаря. Но этот обманул их, пообещав в свое время освободить их на три года от податей и поборов; когда же стал властелином и завоевал крепость Сучаву, сердце его ожесточилось на них и он тотчас разослал к ним сборщиков податей и правителей и взял с них втройне, так что они стали сожалеть о Василии и его правлении».

Усердие их в вере приводило нас в изумление

Конечно, после такого описания, бросаются в глаза воспоминания архидиакона Павла об украинцах: «Нет у них ни воров, ни грабителей. Знай, что в домах этой страны мы видали людей, животных и птиц вместе и весьма удивлялись изобилию у них всяких благ. Ты увидишь, читатель, в доме каждого человека по десяти и более детей с белыми волосами на голове; за большую белизну мы называли их старцами. Они погодки и идут лесенкой один за другим, что еще больше увеличивало наше удивление…

Они многочисленны, как муравьи, и бессчетнее звезд. Подумаешь, что женщина у них бывает беременна и родит три, четыре раза в год и всякий раз по три, по четыре младенца вместе. Но вернее то, как нам говорили, что в этой стране нет ни одной женщины бесплодной. Это дело очевидное».

И далее: «Накануне четвертого воскресения по Пятидесятнице мы отстояли у них вечерню, так же утреню поутру, а затем обедню, затянувшуюся до полудня. Тут-то впервые мы вступили в топи и борения, и настало для нас время пота и труда, ибо во всех казацких церквах до земли московитов вовсе нет стасидиев (сидений – авт.), даже для архиереев. Представь себе, читатель: они стоят от начала службы до конца неподвижно как камни, беспрестанно кладут земные поклоны и все вместе, как бы из одних, поют молитвы; и всего удивительнее, что во всем этом принимают участие и маленькие дети. Усердие их в вере приводило нас в изумление. О Боже, Боже! Как долго тянутся у них молитвы, пение и литургия!»

Отмечу, что традиция продолжительных служб – славянская. В других Поместных Православных Церквях, таких как Александрийская или Антиохийская, богослужение по времени длится гораздо меньше и все присутствующие, если ноги устают, присаживаются в стасидии.

«Но ничто так не удивляло нас, как красота маленьких мальчиков и их пение, исполняемое от всего сердца, в гармонии со старшими.

Начиная с этого города и по всей земле русских, то есть казаков, мы заметили возбудившую наше удивление прекрасную черту: все они, за исключением немногих, даже большинство их жен и дочерей, умеют читать и знают порядок церковных служб и церковные напевы; кроме того, священники обучают сирот и не оставляют их шататься по улицам невеждами.

Всякий базар и местечко в земле казаков обилуют жителями, в особенности маленькими детьми. Каждый город имеет до сорока, пятидесяти и более тысяч душ; но дети многочисленнее травы и все умеют читать, даже сироты».

Приятно слышать от иностранца такие слова. Оказывается, наши предки были образованы и умели читать. Да, как-то не сочетается это с утверждением атеистов советской эпохи о неучах в царской Руси. Кстати, о русских отец Павел говорит примерно то же: «Московиты известны своими знаниями, мудростью, проницательностью, ловкостью, сметливостью и глубокомысленными вопросами, которые ставят в тупик ученых и заставляют их краснеть».

Говоря о богослужении, нельзя не отметить наказание для тех, кто опоздал: «Знай, что на дверях каждой из церквей казацких бывает железная цепь, вроде той цепи, которую налагают на шею пленникам. Мы спросили о ней, и нам сказали, что всякому, кто приходит в церковь на рассвете после звона, вешают эту цепь на шею на целый день, и он остается распятым на дверном косяке, не имея возможности шевельнуться. Это его епитимия».

Да, перечитывая эти строки, понимаешь, как отличается наше усердие в вере от благочестия наших дедов.

И, конечно же, нужно упомянуть о наказании за грехи, особенно, за прелюбодеяние: «Нам рассказывали, что в этой стране казаков, когда захватят в прелюбодеянии мужчину или женщину, тотчас собираются на них, раздевают и ставят целью для ружей. Таков у них закон, которого никто никогда не может избегнуть».

Справедливости ради стоит сказать, что русских антиохийский священнослужитель запомнил как более строгих и требовательных по отношению к себе и гостям: «Сведущие люди нам говорили, что, если кто желает сократить свою жизнь на 15 лет, пусть едет в страну московитов и живет среди них как подвижник, являя постоянное воздержание и пощение, занимаясь чтением (молитв) и вставая в полночь. Он должен упразднить шутки, смех и развязность (и отказаться от употребления опиума), ибо московиты ставят надсмотрщиков при архиереях и при монастырях и подсматривают за всеми, сюда приезжающими, нощно и денно, сквозь дверные щели, наблюдая, упражняются ли они непрестанно в смирении, молчании, посте и молитве, или же пьянствуют, забавляются игрой, шутят, насмехаются или бранятся.

Если бы у греков была такая же строгость, как у московитов, то они и до сих пор сохраняли бы свое владычество. Как только заметят со стороны кого-либо большой или малый проступок, того немедленно ссылают в страну мрака, отправляя туда с конвоем, сопровождающим преступников, – оттуда нельзя убежать, вернуться или спастись: ссылают в страны Сибирии добывать многочисленных там соболей, серых белок, серно-бурых лисиц и горностаев, – в страны, удаленные на расстояние целых трех с половиной лет, где море – океан и где уже нет населенных мест. Так сообщали нам люди, достойные веры и писавшие об этом предмете.

Московиты никого (из провинившихся иностранцев) не отсылают назад в их страну из опасения, что они опять приедут, но видя, что приезжающие к ним греческие монахи совершают бесстыдства, гнусности и злодеяния, пьянствуют, обнажают мечи друг на друга для убийства, видя их мерзкие поступки, они, после того как прежде вполне доверяли им, стали отправлять их в заточение, ссылая в ту страну мрака, в частности же за курение табаку предавать смерти. Что скажешь, брат мой, об этом законе? Без сомнения, греки достойны того и заслуживают такого обхождения. По этой причине и мы были в страхе».

Ну и раз уж заговорили о русских, стоит также упомянуть их набожность: «Подлинно, этот народ истинно христианский и чрезвычайно набожен, ибо, как только кто-нибудь, мужчина или женщина заболеет, то посвящает себя Богу: приглашает священников, исповедуется, приобщается и принимает монашество, что делали не только старцы, но юноши и молодые женщины. Все же свое богатство и имущество отказывает на монастыри, церкви и бедных. Хуже всего и величайшим гневом Божиим была смерть большинства священников (в описываемый период на Руси ходила чума – авт.) и оттого недостаток их, вследствие чего многие умирали без исповеди и принятия Святых Таин. У многих священников умерли жены; а обыкновенно здешний патриарх и епархиальные архиереи отнюдь не дозволяют вдовому священнику служить обедню, а лишь после того, как он примет монашество в каком-либо монастыре и пробудет там несколько лет, дабы, как они полагают, у него всякие мечты исчезли. Они читают над ним молитву и дают ему дозволение служить литургию, да и то после многих ходатайств. Но новый патриарх Никон, любя греческие обряды, уничтожил этот обычай, хотя все-таки никак не оставляет вдового священника жить в городе, но монахом в монастыре, давая ему дозволение служить обедню. Это было большое несчастье при теперешних обстоятельствах».

«Какая это великая строгость! В устах у всех один язык»

Однако, наряду с положительными моментами в жизни русских, архидиакон отмечает, по его мнению, некоторые «отрицательные» черты характера: «Московиты все, от больших до малых, имеют пятый темперамент, а именно – коварство: ни одному чужеземцу ни о каком предмете ничего не сообщают, ни хорошего, ни дурного, так что, когда наш владыка патриарх спрашивал их, от вельмож и священников до простолюдинов, о делах царя, то никто из них ничего не говорил, кроме слова «не знаем», даже дети… Какая это великая строгость! В устах у всех один язык».

Об отношении к спиртному…

И, конечно же, нельзя обойти вниманием описание антиохийского священнослужителя спиртных напитков и отношение к нему у жителей разных стран:

Молдавия: «Поутру в чистый понедельник (первая седмица Великого поста – авт.) мы вышли поглядеть на торгового смотрителя, который ходил по городу, имея при себе фаляку (снаряд, употребляемый при наказании палками по пятам – авт.) и розги, чтобы наказывать ударами тех, у кого питейные заведения открыты, и кто дозволяет себе есть; он также назначает съестным припасам наименьшую цену».

Румыния: «Мы очень удивлялись многочисленности солдат в Валахии: они из разных племен. Несмотря на то, что в Валахии тысячи тысяч кабаков с вином, водкой, пивом и иными напитками и все пьют, мы ни разу не видали, чтобы кто-нибудь из них был пьян или кого поранил, или убил, или совершил какой-либо гнусный поступок. Все ведут себя тихо, спокойно и благоразумно. Какой же смысл имеет то, что говорят в нашей стране (имеется в виду то, что говорят мусульмане – авт.), будто христианам не приличествует власть, ибо они пьянствуют, совершают преступления и не умеют поддерживать порядок в свое стране».

Украина: «Знай, что в этой земле казаков нет вина, но взамен его пьют отвар ячменя, очень приятный на вкус. Мы пили его вместо вина: что же было делать? Но этот ячменный отвар прохладителен для желудка, особенно в летнее время. Что касается меда, который также варят, то он опьяняет…

В земле казаков – да будет благословен Творец! – посев ржи очень изобилен, ибо случалось, мы ехали часа два, три полем ржи по длине и ширине подобным морю. Эту рожь крупно мелят, дают ей стоять в воде и варят из нее водку вместе с цветком растения, называемого хмель, который делает водку весьма острой. По указанной причине водка в земле казаков очень дешева, как вода; в этой же стране московитов она весьма дорога, ибо ведро продается за один золотой и дороже».

Да, к сожалению, отношение к спиртному на протяжении столетий остается неизменным…

Россия: «Знай, что ни архиереи, ни вообще монахи отнюдь не пьют водки явно: на них наложен запрет от патриарха, и когда найдут кого пьяным, то бросают в тюрьму, бьют кнутом или выставляют на позор, ибо питье водки – поступок гнусный, может быть хуже прелюбодеяния!»

Итак, вкратце я коснулся некоторых традиций наших предков. На нескольких страницах не разместишь все стороны жизни XVII века, потому как дневник путешествий архидиакона Павла насчитывает не одну сотню страниц. Однако, думаю, читатель смог увидеть и оценить высоту моральных качеств наших земляков. И, по слову апостола Павла: «Поминайте наставников ваших, которые проповедовали вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их» (Евр. 13,7), будем добрыми наследниками наших дедов и прадедов, охраняя нашу веру и бережно относясь к нашим традициям, во всем наследуя добрый пример православных славянских народов.

© 2019 ХРАМ СВЯТИТЕЛЯ ЧУДОТВОРЦА НИКОЛАЯ НА ВОДАХ. Все права защищены.
Joomla! - бесплатное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU General Public License.