Наш сегодняшний рассказ об удивительной монахине, которая была призвана Самой Богородицей к монашескому служению – о схимонахине Ирине (Авралевой) (1924-2004).

Схимонахиня Ирина (в миру Ираида Ивановна Авралева) была не просто призвана Богородицей к монашескому служению – она приняла постриг из Пречистых рук Матери Божией и получила от Царицы Небесной благословение на несение тяжелого жизненного креста, который и несла с усердием и благодарением до самой своей кончины в 2004 году.

Схимонахиня Ирина и Ираида Авралева в молодости. Фото: СПЖ

Первая дочь

Родилась будущая подвижница в 1924 году. Ее предки были в свое время очень богатыми людьми. В селе у них было большое, роскошное родовое поместье. Когда ее родители Иоанн и Параскева венчались в храме, к молодой паре подошел какой-то юродивый и предсказал, обращаясь к невесте: «Первая дочь у тебя будет так себе, ни нашим, ни вашим, а вторая станет монахиней и тебя к монашеству приведет».

В революцию их поместье разграбили, дом отняли, а хозяев выгнали жить на улицу. Жили родители матушки Ирины очень тяжело, приходилось даже просить милостыню. Чуть позже отца арестовали и он пять лет отсидел на Соловках. Иван Авралев был человеком очень верующим, знал наизусть Евангелие и Псалтырь. Он умер в 1950 году. А супруга его Параскева действительно приняла монашество с именем Палладия.

Но все это будет позже. Когда Иван вернулся из тюрьмы, семья переехала жить в Самару. Ириада закончила с отличием школу, получила высшее образование и работала заведующей отделом в универмаге. В это время было первое явление Ириаде Пресвятой Богородицы.

Будущая подвижница увидела Ее в образе Игуменьи, которая сказала: «Ираида, ты, когда ко Мне придешь?» Через два года это явление повторилось. С теми же словам, только более строго, Божия Матерь спросила: «Ираида, ты скоро ко Мне придешь?» На этот раз Ириада обратилась за благословением на монашество к самарскому архиепископу Алексию (Палицыну). Владыка сказал, что в России монастыри закрыты и благословил ее ехать в Киево-Печерскую лавру к старцам.

Записанная монахиней

Когда матушка прибыла в Киевскую лавру, там подвизался известный старец Дамиан (Корнейчук), которому в ту пору уже было девяносто восемь лет. Чтобы попасть к этому старцу, люди выстраивались в огромные очереди и ждали по многу часов. Но когда в Лавру пришла Ириада, старец сам вышел из кельи и пошел к ней навстречу: «Ираида, ты что опаздываешь? Ты знаешь, что в Книге Жизни ты записана монахиней?»

Мы не знаем подробностей беседы, которая состоялась между старцем Дамианом и Ириадой. Известно только, что он наперед открыл ей всю ее многоскорбную жизнь. После этого батюшка обратился к иконе Богородицы: «Матерь Божия, как она это выдержит?» И, посмотрев на Ириаду, сказал: «Матерь Божия сказала, что все выдержишь».

Митрополит Киевский Иоанн (Соколов) направил Ириаду в Лебединский женский монастырь под Киевом, а потом в Богоявленский Кременецкий монастырь. Монахини обители занимались рукоделием для того, чтобы обеспечить себя пропитанием. В монастыре электричества не было, приходилось работать при лучине. Так однажды Ириада села на стул, в который по недосмотру послушница воткнула иголку. Иголка вошла внутрь ее тела. Вытащить ее не удалось, и игла стала ходить с кровью по всему организму. Ириада ее чувствовала особенно тогда, когда игла подходила близко к сердцу. Решили, что жить ей осталось совсем мало. Отслужили молебен, пособоровали и постригли в мантию с именем Игнатия. В ту пору ей было всего лишь двадцать шесть лет. После пострига случилось чудо – матушка осталась жива и перестала чувствовать иглу.

Чадо Кукши Одесского

Еще в Киеве при посещении пещер она познакомилась с преподобным Кукшей Одесским, который стал ее духовником. Когда этого старца выслали в дальний монастырь, который находился далеко от Киева, матушка периодически его навещала для исповеди и духовного окормления.

Однажды, перед тем как поехать к своему духовнику, матушка Игнатия во сне увидела, как Матерь Божия постригает ее в великую схиму. Тогда монахине Игнатии было всего лишь тридцать лет. Как только она приехала к отцу Кукше, даже не успев ему рассказать о своем ночном видении, матушка услышала от духовника:

– Поздравляю тебя со схимой.

– Как, меня никто не постриг.

– А Матерь Божия на тебя схиму надела, и сегодня я тебя постригу.

– Да что вы, батюшка, я еще молодая.

– Я не могу противиться благословению Божией Матери, – ответил старец. Ночью он постриг ее в схиму с именем Ирина.

Раба Господня

После принятие схимы начались сугубые страдания матушки. Однажды, когда она стояла на молитве, ей явился страшный бес и сказал: «Я всех от тебя отверну, от мала до велика, за то, что ты встала на этот путь». Подвижница перекрестилась и говорит ему: «Господь Своих рабов не оставит!» Бес внезапно исчез так же, как и появился. 

В это время матушка Игнатия находилась во всесоюзном розыске. Ее родная сестра с женихом-военным стали ее искать. Им было известно, что она ушла в какой-то монастырь, а в какой они не знали. Поэтому милиция с этой ориентировкой стала проверять все монастыри. Дошла очередь и до Кременецкой обители.

Матушка Игнатия работала с другими монахинями на поле и вдруг видит, игуменья обители бежит к ней с собранным узлом одежды:

– Матушка Игнатия, милиция приехала, тебя разыскивают. Вот твои вещи, поезжай к отцу Кукше, иди куда он теперь тебя благословит.

Та взяла этот узел и прямо с поля уехала к отцу Кукше. Старец благословил ее ехать на Кавказ подвизаться в горах Абхазии.

В горах Кавказа

В это время там уже несли свой подвиг великие Глинские старцы и другие прославленные воины Христовы. В этих суровых условиях высокогорья матушка несла свой подвиг наравне с мужчинами, ни в чем не уступая им в аскезе и духовном подвиге.

В последнее время перед арестом матушка Ирина находилась в полном затворе и уединении. Но уже начались годы хрущевских гонений на веру. Специальные группы КГБ устраивали облавы на горных монахов, охотясь за ними, как за животными. Так вместе с другими арестовали и матушку Ирину. Ее отправили домой в Самару (тогда Куйбышев) на «перевоспитание».

«Перевоспитание» монахини

Родные очень сильно ополчились на подвижницу за ее веру. В них как будто вселился бес. В нее бросали камни, ножи, вилки, злые матерные слова. Не спускала с матушки рук и милиция. Дело в том, что схимница никогда не снимала с себя монашеской одежды. Когда преподобный Кукша постригал ее в схиму, то сказал: «Чтобы мирской одежды у тебя не было. Голову на плаху клади, а монашескую одежду не снимай. Ее тебе дала Божия Матерь, Она тебя не оставит».

В то время особенно активно велась антицерковная пропаганда. Человек в монашеской одежде вызывал не только осуждение и порицание, но и ненависть. Матушку не только дразнили дети, бросая в нее камни, но однажды чуть не убили трое бандитов. Только чудом схимнице удалось спастись.

Видя, что «перевоспитать» матушку Ирину не получается, ее посадили в тюрьму. Там монахиня также открыто продолжала исповедовать веру в Бога. При этом она отказывалась подписывать любые бумаги. Однажды в тюрьме у нее хотели взять отпечатки пальцев. Схимница так крепко сжала на груди крест-накрест руки, что трое сильных мужчин ничего не могли с ней сделать. Когда заключенные услышали, как матушка Ирина кричит, то стали угрожать тюремщикам, что если те ее не отпустят, то они поднимут восстание. Те испугались и оставили схимницу в покое.

Как-то раз надзиратели сорвали с матушки апостольник, рясу и подрясник. После этого схимница объявила голодовку. Более десяти суток она ничего не пила и не ела. В то время в тюрьме работала комиссия из Москвы. Проверяющие приказали вернуть матушке ее монашескую одежду. Заключенные очень любили монахиню. Они благоговели перед ней. Многих из них она привела к вере и к Богу. Уже после освобождения к ней приходило множество писем от бывших заключенных со словами благодарности и с просьбой дать совет по тому или иному поводу.

Как-то раз одна из овчарок, охранявших заключенных, вырвалась из рук милиционера и с лаем бросилась на матушку. Собака подскочила к монахине, положила ей лапы на плечи и стала лизать ей лицо. Это очень удивило стража порядка: «Любого из вас моя собака разорвала бы!»

За то, что схимонахиня Ирина проповедовала заключенным Бога, ее неоднократно сажали в карцер. Но все эти испытания матушка проходила достойно.

Рождественское чудо

Однажды с ней произошел такой случай. На Рождество Христово матушка сидела в одиночной камере и пела канон Рождеству. Вдруг ночью открывается дверь темницы. В камеру вошла женщина в длинном платье с корзиной и стала на стол выкладывать разные снеди. Незнакомка поклонилась матушке, та поклонилась ей в ответ, и после этого посетительница ушла. Рано утром приходит охранник и матушка спрашивает у него:

– А кто ко мне ночью приходил?

– Да ты что?! Камера закрыта, ключи у меня.

– А это я где взяла? – и показывает на стол. Тот пришел в ужас:

– Пожалуйста, никому об этом не говори, меня расстреляют, если узнают. Я никому ключи не отдавал.

Матушка и сама не знала кто к ней приходил. Уже значительно позже, после освобождения, при встрече со своим духовником узнала от него, что гостьей в ее камере была святая Анастасия Узорешительница.

После освобождения

После освобождения в 1964 году матушка стала подвизаться в одном из монастырей Самары. Монахини вспоминали о ней, как о великой постнице. В понедельник, среду и пятницу она ничего не ела и не пила. Во вторник и четверг позволяла себе только просфоры и святую воду. Лишь в субботу и воскресение она вкушала обычную пищу. Все посты матушка проводила без растительного масла. Спала также очень мало, всего лишь по несколько часов в сутки, а часто не спала и вовсе.

Но, самое главное, что у нее было, так это великая любовь к Богу и людям. Каждую душу она обогреет, приласкает, утешит. Учила матушка монахинь тому, что бы те не празднословили и имели всегда в себе непрестанную Иисусову молитву.

Когда схимонахиня Ирина подходила к причастию в своей схимнической одежде, то от нее невозможно было отвести глаз. Вся она как бы светилась изнутри благодатью Божией, все чувствовали перед старицей какое-то особое благоговение. Были свидетели того, как во время ночной молитвы из ее кельи струился яркий небесный свет.

*   *   *

Старец Дамиан предсказал матушке, что в последние годы жизни она будет нести тяжкий крест болезни. Этот крест продлился двадцать четыре года. В годы заключения схимонахиня стала болеть полиартритом. С 1980 года она уже не могла ходить. А последние три года жизни она не могла даже сидеть, только лежала на спине. Одна из духовных чад матушки рассказывает: «Когда я зашла к ней в комнату, то была удивлена тем, что келья освещена каким-то особым неземным светом. Матушка лежала на небольшом узеньком диванчике. Больше всего меня поразили ее ясные, лучистые глаза. Ласковая, добрая, улыбающаяся. Молитвенница была необыкновенная. Знала судьбы людей наперед. По ее святым молитвам совершались чудеса».

О дне и часе своей кончины матушка знала заранее и точно назвала дату своего ухода к Богу еще за три года до своего успения. Незадолго до смерти к матушке наяву пришли ее покойные родители. За два часа до кончины матушку причастили и пособоровали. Умерла она 4 марта 2004 года.

Каким-то чудесным образом на ее похороны съехались почти все ее духовные чада. Всех матушка собрала для того, чтобы ее проводили в последний путь. Сегодня собрано множество свидетельств благодатной помощи, которые получали люди по молитвам к матушке Ирине. Упокой, Господи, душу рабы твоей схимонахини Ирины, и ее святыми молитвами помилуй нас, грешных.

 
© 2021 ХРАМ СВЯТИТЕЛЯ ЧУДОТВОРЦА НИКОЛАЯ НА ВОДАХ. Все права защищены.
Joomla! - бесплатное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU General Public License.