1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 Голос)

Источник: Пустите детей приходить ко мне. Беседа с настоятелем Храма святых бессребреников Космы и Дамиана на Маросейке, протоиереем Федором Бородином./ Беседовала Ася ШТЕЙН.// Крестьянка. – 2007. - № 2.- с.90-92; с продолжением в № 3 – с.90-92, с продолжением в № 11. – с.88-90

 

Настоятель храма святых бессребреников Космы и Дамиана на Маросейке протоиерей Федор Бородин

«Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко мне», — сказал своим апостолам Господь. Но как сделать так, чтобы ребенку в церкви было хорошо и комфортно, чтобы похода в храм он ждал, как праздника, а не терпел, как нудную повинность, в память о которой остаются только боль в усталых ногах да неизбывная скука? Как научить ребенка быть христианином? Возможно ли вообще христианское воспитание в современноммире? Рассказать об этом мы попросили настоятеля московского храма Космы и Дамиана на Маросейке, отца пятерых детей, протоиерея Федора БОРОДИНА.

- Когда начинать водить ребенка в храм?

- В Православной Церкви принято вести детей в храм уже в младенчестве, сразу после крещения. И в этом православные отличаются от католиков и протестантов, которые позволяют детям участвовать в богослужениях лишь в переходном возрасте, после так называемой конфирмации, то есть миропомазания. У православных же таинство миропомазания следует непосредственно за крещением, и таким образом младенец сразу же становится полноправным членом Церкви.

- Но, может быть, это правильно - вводить в церковную жизнь, когда ребенок уже хоть немного понимает, что там происходит?

- Когда ребенок начинает понимать, что происходит в церкви, с ним нужно говорить на языке разума. Но это не значит, что, пока разум маленького ребенка еще не в состоянии вместить всю глубину христианства, его не нужно водить в храм. Ведь его душа и сердце открыты Богу и в год, и в два, и в пять лет. И сердцем ребенок чувствует красоту Божьего мира, Божью волю, Божьи заповеди даже острее и непосредственнее, чем взрослый. Душа ребенка крайне восприимчива. Любое переживание захватывает его целиком. И когда он обращен к Богу, то устремляется к нему безраздельно, всем своим существом, в отличие от взрослого, который обращается к Богу лишь какой-то малой частью своего внимания, ума, сердца или воли. Именно поэтому Господь говорил, что детям принадлежит Царство Божье. Более того, лишь те из взрослых, кто способен принять Царство Божье, как дитя, сможет войти в него. Не водя ребенка в храм, пока не сформируется его разум, мы лишили бы его этой уникальной возможности: познать Бога всем сердцем, испытать поистине ангельское состояние всепоглощающей веры.

- С чего должна начинаться жизнь ребенка в Церкви?

- Конечно, с причастия. Таинство причастия - стержень духовной жизни любого христианина. Невозможно быть христианином, не причащаясь, и даже самого маленького ребенка нельзя лишать благодатной возможности приобщиться Святых Христовых тайн. Есть такое страшное наказание - отлучение от церкви, когда человека за какие-то очень серьезные грехи на некоторое время не допускают к причастию. Не причащая ребенка, мы тем самым добровольно отлучаем его от церкви, лишаем благодати.

- Но ведь маленьким детям скучно в церкви, они шумят, бегают. Может быть, стоит приводить их непосредственно к причастию, чтобы они не мешали службе, не отвлекали прихожан и священника?

- Если у вас один ребенок, и он совсем маленький, это, конечно, идеальный вариант. А что делать, если детей несколько, и, к примеру, одному полгода, другому - пять, третьему - двенадцать? Тогда приходится искать компромиссный вариант, приемлемый для всех. Но, так или иначе, приводить маленького ребенка к самому началу службы не стоит. Он не только будет мешать окружающим, но и страшно устанет сам. Опыт вхождения в Церковь станет негативным, служба набьет оскомину, и, когда придет время, и он сам будет решать, ходить ему или не ходить в храм, он будет вспоминать только о своих детских мучениях. Поэтому самое главное - сделать так, чтобы приход в храм стал для ребенка праздником. Рассчитайте время, чтобы он не успел заскучать. Вначале можно приходить за 15-20 минут до окончания службы, а когда вы почувствуете, что малыш уже способен выдержать дольше, можно постепенно начать увеличивать время.

- Скажите, должны ли дети исповедоваться перед причастием?

- В Православной Церкви есть определенный рубеж в отношениях с детьми. Это семь лет. До этого времени ребенок называется младенцем и не исповедуется. Ведь маленький ребенок не способен адекватно оценивать свои поступки, а значит, и каяться. Дети старше семи лет уже должны исповедоваться.

- Но ведь и в семь лет, наверное, далеко не каждый способен к покаянию?

- Конечно. Я однажды был свидетелем того, как ребенок в 9 лет открылся для покаяния. Он лежал в постели и плакал. Я подошел и спрашиваю: что с тобой? А он говорит: «Я такой грешный и недостойный человек. Как я такой в миру буду жить?» И он искренне раскаивался и плакал, причем это явно делалось не напоказ: он был один, свет в комнате был погашен. И я понял, что душа ребенка раскрылась, и с этого момента он стал взрослым для покаяния. Поэтому я думаю, что не обязательно заставлять семилетнего ребенка каждый раз исповедоваться перед причастием. Это может происходить, скажем, раз в месяц или в два. Причем нужно обязательно подготовить ребенка к исповеди, поговорить с ним о том, что такое покаяние, зачем оно нужно христианину.

- А вообще как часто надо водить детей в храм?

- Это зависит от ребенка. Есть дети, которые легко втягиваются в нормальный ритм церковной жизни и спокойно ходят вместе с родителями каждое воскресенье. Но если для ребенка это трудно, если он скучает, устает, можно приводить его через воскресенье или хотя бы раз в месяц, чтобы он причащался.

- Может, лучше не торопиться и не навязывать ничего, а подождать, пока ребенок подрастет и сам выберет: ходить ему в храм или не ходить?

- Сейчас часто приходится слышать подобную точку зрения. Мне кажется, что она рождается из непонимания того, что жизнь церковная - не сумма каких-то понятий, установок и правил, а, прежде всего, образ жизни. Ему не научишься по книжкам. Его надо знать, к нему надо привыкнуть. Его надо примерить на себя, попробовать душой. Если ребенок к 16 годам, когда он будет выбирать уже сам, хорошо и плотно попробует образ жизни улицы и подворотни – и не попробует, как жить в Церкви, не узнает того, что предлагает ему Церковь, у него выбора просто не будет. Ведь его будут окружать люди, не ведущие церковный образ жизни, не ходящие в храм, не молящиеся, не читающие Евангелие. Конечно, решить за ребенка мы не можем, но можем показать ему путь сохранения души, предоставить возможность сделать благой выбор.

- Но ведь и дети, воспитанные в верующих церковных семьях, вырастая, нередко перестают ходить в храм.

- Да, это так, и не стоит, я думаю, делать из этого трагедию. Ведь Христос разговаривает не с народом, не с социумом, не с семьей даже. Он разговаривает с личностью. И оставляет любому человеку право в любой момент сказать: «Господи, это не для меня. Мне это пока что рано, или: я не хочу выбирать такую жизнь, которую мне предлагает Твоя Церковь». Осознание своего личного предстояния Богу может прийти через десятки лет. Человек, выбравший жизнь без Церкви, без Бога, может, пройдя через всю житейскую грязь, столкнувшись с различными бедами и превратностями судьбы, вдруг годам к сорока или даже позже вспомнить, что когда-то в далекой юности он пробовал вот этот вкус иной, лучшей жизни. И вернуться к Богу. А бывает и так, что тот, кто считал себя неверующим, в трагическую минуту жизни вдруг начинает читать молитву «Отче наш», которую когда-то в детстве втайне ото всех выучила с ним бабушка. Поэтому задача и священника, и семьи, и всего прихода сеять в детские души. Ведь Господь сеет и при дороге, и в каменистую почву. Что-то взойдет, что-то – нет, но мы должны дать шанс каждому.

- Много ли можно сделать, если ребенок приходит в храм максимум три-четыре раза в месяц?

- Конечно, этого недостаточно. Нужно, чтобы дома ребенок ежедневно видел достойный пример христианской жизни. Если родители говорят красивые слова о Боге и вере, но при этом не умеют показать, что такое настоящая любовь, ответственность друг перед другом, смирение, если ссорятся, скандалят, не заботятся о стариках, обращают мало внимания на детей, то не помогут ни священник, ни воскресная школа.

- Маленькие дети приходят в храм, и им сложно понять, что там происходит. Как рассказывать ребенку о литургии, о причастии, о Евангелии?

- В принципе, для этого при храмах существуют воскресные школы. Хотя всего комплекса вопросов воскресная школа не решит. Час или полтора внимания ребенка раз в неделю явно недостаточно. Здесь могут только заинтересовать, но привить вкус к службе, к чтению Священного писания можно лишь в семье. Для этого дома надо обязательно читать детям.

- Что именно читать? Детскую Библию, катехизис, жития святых?

- Сейчас, слава Богу, можно найти христианскую литературу на любой вкус и для любого возраста. Но лично я считаю, что детям можно читать и просто Евангелие, лишь немного сокращая те места, которые могут быть трудны для детского восприятия. Ведь дети любят, когда с ними разговаривают всерьез, не терпят никакой нарочитости и лукавства. И, даже если что-то будет не вполне понятно, образ Христа настолько глубоко запечатлевается в их сердце, что становится близким, родным и знакомым.

- Современные дети так заняты, у них то школа, то уроки, то репетиторы. Где взять время для совместного чтения?

- Я, как отец, тоже столкнулся с этой проблемой. Своим детям я обычно читаю за ужином. Это или Священное писание, или рассказы о жизни святых. Со старшими детьми, которые вместе со мной молятся по утрам, мы читаем за утренней молитвой Евангелие.

- Как вы считаете, детям нужно читать только христианскую литературу?

- Нет, конечно. Любая хорошая сказка, умная и добрая детская книга, хотя не являются ни миссионерскими, ни проповедническими и в них напрямую не говорится о Христе, являют детям Царство Божие, учат жить по христианским законам.

- Часто верующие родители считают, что нельзя разрешать детям смотреть телевизор, пользоваться компьютером. Правильно ли это?

- Знаете, вначале мы тоже не разрешали детям смотреть телевизор, но потом столкнулись с тем, что, когда приезжали с ними в гости, они, позабыв обо всем, бежали к телевизору и как завороженные смотрели все подряд. Если ребенка полностью отгородить от телевизора, то создается эффект запретного плода. С другой стороны, ни в коем случае нельзя ребенку разрешать бесконтрольно смотреть все, что ему вздумается. Идеальный вариант - видеомагнитофон с проверенными качественными фильмами, которые учат добру, правде, чести, подвигу. То же самое касается и компьютера. Игры, развивающие логические способности, интеллект, например, стратегии, в умеренных количествах не принесут вреда. А вот играть во всякие агрессивные бродилки-стрелялки и, тем более, бесконтрольно пользоваться Интернетом, где может встретиться все что угодно, ребенку, конечно же, разрешать нельзя.

- Нужно ли добиваться того, чтобы дети общались исключительно с детьми из христианских семей?

- Нет. Ребенок из любой порядочной семьи, хорошо воспитанный, начитанный, умный, будет великолепным собеседником и очень многому научит вашего ребенка. Важно только, чтобы вы научили детей не поддерживать в разговоре определенных тем: развратных, непотребных, просто вульгарных. Практика показывает, что ребенок, имеющий опыт сохранения себя от греха, умеет уклониться от подобных разговоров, не становясь при этом изгоем. Вообще же, не стоит забывать, что есть такое понятие, как родительская власть. Задача любой власти - пресечение генерации зла и сбережение того доброго, что есть в поле ее ответственности. Безусловно, отец и мать должны фильтровать общение своих детей и, если они видят, что тот или иной канал общения - человек ли, радиостанция, телепрограмма, - разрушает душу ребенка и научает его греху, он должен быть прекращен, и здесь не должно быть никакой демократии. Она была бы подобна демократии милиционера, который разрешает на своем участке продавать наркотики, чтобы жители сумели попробовать все и выбрать лучшее.

- Вернемся к церковной жизни. Как приучать ребенка к молитве?

- Надо молиться вместе с детьми. Я глубоко убежден, что совместная семейная молитва - это колоссальный ресурс единства семьи. Не случайно мы говорим, что семья - это малая церковь. А церковь реализуется, прежде всего, в совместной молитве.

- Но как это организовать? Ведь у всех столько дел.

- Утром, когда все торопятся на работу, в школу, детский сад, это, конечно, сложно. А вот всем вместе собраться на молитву вечером - вполне реально. И тут очень важно показать детям, что такое молитва. Если родители молятся искренне, от всего сердца, если дети видят глубокий, сердечный разговор с Богом, то постепенно они и сами начинают принимать в нем посильное участие. Если же отец и мать будут просто вычитывать правило, не вкладывая в это сердце и душу, дети тоже научатся фарисейской молитве.

- Но ведь маленькому ребенку, наверное, трудно прослушать полное взрослое правило?

- Да, конечно же, это так. Полное молитвенное правило стало бы для малыша непонятным и непосильным ярмом, которое он потом сбросил бы при первой возможности. Поэтому имеет смысл, если дети еще совсем маленькие, прочитать с ними краткие вечерние молитвы, а потом уже помолиться самим. Но, чтобы ребенок не почувствовал, что молитва - это нечто чужеродное, не имеющее прямого отношения к его жизни, очень важно, чтобы молитва откликалась на все события. Заболела бабушка - значит, вся семья встает на колени и молится о болящей бабушке. Увидели в новостях передачу о терпящих бедствие моряках - надо помолиться об этих моряках, что-то еще происходит, в семье ли, в мире ли, - пусть это отражается в вашей семейной молитве. Беда ли произошла, радость ли - пусть молитва откликается на все события. Тогда ребенок будет понимать, что это живой, нелицемерный разговор с Богом. И пусть дети сами принимают в семейной молитве посильное участие. Один прочитает «Символ веры», другой - «Отче наш», самый маленький перечислит имена близких, за которых нужно помолиться. Покажите ребенку, что молитва - это не что-то застывшее, консервативное, раз навсегда учрежденное. Пусть ваша молитва будет живой, разной. Великим постом, например, можно прочитать молитву Ефрема Сирина, в воскресный день спеть «Воскресение Христово видевши», в пасхальный период надо, конечно же, петь «Христос воскресе!». Можно мягко и постепенно вводить ребенка во взрослое правило, знакомя его с разными молитвами: в одну неделю - с одной, в другую - с другой. Главное при этом - не переусердствовать, не переутомить ребенка, не дать ему заскучать.

- Надо ли требовать, чтобы ребенок выучивал молитвы наизусть?

- Ни в коем случае. Если вы будете молиться с ребенком, водить его в храм, выучится само. Единственная молитва, которую можно выучить, - это «Отче наш». Собственно, это первая молитва, о которой стоит поговорить с ребенком подробно, разобрать ее, объяснив, что значит каждое слово. А потом красиво написать и повесить над кроватью.

- Как приучать ребенка к посту: ограничивать в пище?

- Все дети разные. Некоторые легко соблюдают пост и сами этого хотят. Есть дети, которые не могут поститься. Вообще же нужно помнить: пост - это добровольная жертва Богу. И она может быть разной. Если ребенку трудно ограничивать себя в еде, он может отказаться, например, от сладостей. Или не есть мяса по средам и пятницам. Или не смотреть телевизор, или, по крайней мере, смотреть его реже. Родители должны помочь ребенку определить приемлемую для него форму и меру поста. Можно, например, по-настоящему попоститься с ним в Страстную седмицу. Тогда он совершенно по-другому встретит Пасху.

А лучше всего - пусть ни он сам, ни другие члены семьи не ругаются и не ссорятся хотя бы в пост. Ведь любовь родителей друг к другу и к детям, их благоговейное, благочестивое отношение дадут ребенку несравнимо больше, чем все рассказы и нравоучения. Есть знаменитое изречение, которое всегда повторял митрополит Антоний Блум: «Если ты не увидишь в глазах другого человека отблеск Царства небесного, то не можешь в него уверовать. А в чьи глаза смотрит ребенок чаще, чем в глаза родителей?»

- В расписании у ребенка появился новый факультатив: «Основы православной культуры». У родителей масса вопросов. Как будут преподавать новый предмет? Кто его будет вести? Как строится программа? Не опасно ли вводить религиозную дисциплину в школе, где учатся дети разных национальностей?

- Начну издалека. В романе Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание» основная смысловая нагрузка ложится, как мне кажется, на последнюю главу, где Раскольникову в руки попадает Евангелие. Но как старшеклассник сможет понять это произведение, если он за все школьные годы ни разу не открыл Евангелие и даже не знает, о чем там говорится? Как объяснить детям, не знакомым с элементарными представлениями о христианской нравственности, христианской семье, почему Татьяна отказывает Онегину? А ведь «Преступление и наказание» и «Евгений Онегин» - это школьная программа! Что уж говорить о том, что в программу не входит! Вся европейская культура - и литература, и живопись, и музыка - пронизана духом Евангелия. Ребенок ничего не поймет ни в творчестве Леонардо да Винчи, ни Рембрандта, ни Баха, ни Пастернака, ни Ахматовой, если не будет знаком с Евангелием - ключом ко всей европейской культуре, в том числе и русской. Не признавать этого - значит идти против абсолютно очевидного. А если признавать, то надо изучать. Чтобы понять, откуда на дереве появляются цветы и плоды, нужно сначала изучить его корневую систему, узнать, как растет и развивается дерево.

- То есть «Основы православной культуры» - чисто культурологическая дисциплина?

- Безусловно, основной акцент должен быть именно на этом. Но, знакомя ребенка с Евангелием, мы решаем и нравственные задачи. Когда Федор Михайлович Достоевский дает в руки Раскольникову Евангелие, он говорит о том, что эта книга может его спасти и уберечь. И если б она попала к нему раньше, может быть, он никого не убил бы. Мне кажется, если дать Евангелие современному подростку, он, может, и не станет верующим, но, возможно, прочитав его, не попробует наркотик, не полезет в драку, не совершит поступка, который искалечил бы всю его дальнейшую жизнь.

- А почему же к Раскольникову Евангелие не попало в руки раньше? Он ведь учился в гимназии, там преподавали закон Божий?

- Плохо преподавали. К сожалению, изучение закона Божьего в русских школах было поставлено далеко не лучшим образом. Собственно, главная ошибка как раз заключалась в том, что это был обязательный предмет, с домашними заданиями, экзаменами, отметками. Зачастую преподавали неумело, «в лоб», без учета особенностей детского восприятия. Это вызывало протест, отвращение. В результате русская интеллигенция второй половины XIX века в массе оказалась в лучшем случае равнодушной ко всему, что связано с церковью, а часто - и откровенно враждебной. Все, что связано с верой, может быть только добровольным.

- Значит, этот школьный курс задуман именно как факультативный?

- Да, очень важно, чтобы любой ребенок мог встать и сказать: мне неинтересно, я не хочу это слушать, я пойду заниматься бальными танцами или рукопашным боем. Сама эта ситуация убережет наши школы от преподавания закона Божьего.

- А почему надо уберегать?

- На основании собственного опыта - а я хожу в школы в течение 13 лет - могу сказать, что преподавать закон Божий в светских школах в принципе невозможно. Учить закону можно только детей, которые уже у себя в семье живут в духовном пространстве, читают Евангелие, знают жития святых, основные истины христианской веры. Ребенок же, который не слышит о Христе у себя дома, может воспринимать богословские выкладки не более двух минут. Дальше ему скучно. Поэтому пусть никто не боится, что в школах станут учить закону Божьему. Этот предмет не был бы востребован, дети скучали бы, а поскольку это факультатив, то его просто можно не посещать.

- По-вашему, школьный урок не может становиться проповедью?

- Проповедью Евангелия - нет. Но может и должен стать проповедью христианской культуры. Дело в том, что ни одно явление этой культуры невозможно объяснить без краткого экскурса в богословие. Ну, скажем, мы обсуждаем притчу о блудном сыне. Сначала читаем - там буквально десяток строк. Потом рассматриваем картину Рембрандта и обсуждаем, каким должно быть отношение человека к его родителям и какими несчастьями может обернуться в дальнейшем, если его нарушить. И, поверьте, дети слушают, затаив дыхание, они на перемену выходят с изменившимися лицами.

- То есть этот предмет затрагивает и проблемы, с которыми дети сталкиваются в повседневной жизни?

- Да, конечно. Любой евангельский отрывок дает повод к разговору обо всем том, что тревожит современного подростка. Причем очень часто это проблемы, для которых нет места на других школьных уроках. Я говорю с детьми без каких-либо купюр: и о наркотиках, и о будущей семейной жизни, и об отношении к стране, воинскому долгу. Когда начинаешь говорить с детьми уважительно, как с равными, они слушают буквально с раскрытыми ртами. И, по свидетельству учителей, сами пытаются многое воплотить в жизнь. Они начинают задумываться о смысле бытия, о последствиях собственных поступков, ставить перед собой нравственные проблемы, начинают читать книги.

- Вы имеете в виду религиозные книги?

- Беда нашего времени в том, что дети вообще очень мало читают. И любое чтение - всегда наш союзник в борьбе за ребенка. Когда подросток задумывается хоть о чем-то, что выходит за рамки обыденности, он начинает искать ответы на свои вопросы в книгах. Это может быть и классическая литература, и современная, и проза, и поэзия. Но ведь мы уже говорили, что европейская литература буквально пронизана евангельскими аллюзиями, где-то - прямыми, где-то - косвенными... Так что рано или поздно подросток почувствует необходимость прочитать и Евангелие.

- У противников нового предмета есть еще один серьезный аргумент. У нас - многонациональная и многоконфессиональная страна. Не нарушает ли преподавание основ православной культуры права тех, кто принадлежит к иным этническим группам, другим конфессиям?

- Думаю, это зависит от того, как вести урок. В одной школе у меня в классе сидели пять подростков-кавказцев. Это были самые благодарные слушатели в классе. Они активно участвовали в уроке, задавали много больше интересных и иногда очень острых вопросов, сравнивали то, о чем я рассказывал, со своей культурой, религией, собственным опытом.

- Это не вызывало у них протеста?

- Они ведь видели, что я уважаю их свободу, что никто у них их веры не отнимает. А главное, понимали, что им это нужно. Ведь очень часто межнациональные конфликты у нас возникают именно из-за взаимного незнания базовых культурных ценностей. Если это действительно будет культурологический предмет, он будет интересен детям всех национальностей и конфессий. Он не нарушит их прав, а просто расширит горизонты и убережет от ошибок.

- Но кто будет преподавать новый предмет?

- К сожалению, пока это большой вопрос. Далеко не каждый священник, даже если он хороший духовник, умеет разговаривать с детьми, знает, что для них важно. А мирян, готовых преподавать основы православной культуры, очень мало. Сейчас, слава Богу, есть учебные заведения, которые начали готовить таких специалистов, но ведь нужны тысячи преподавателей, чтобы охватить тысячи наших школ. На их подготовку уйдет какое-то время. Конечно, уже и сейчас многие священники и миряне, люди с высшим гуманитарным образованием, прекрасно и с удовольствием преподают в школах. Потребуется еще масса усилий, чтобы отшлифовать программу, рассчитанную как минимум на шесть-семь лет, интересную для каждого ребенка, никого не отпугивающую, отвечающую требованиям современной педагогики. Это огромная работа, которую должны вместе вести богословы и светские педагоги. Пусть это будет программа корректная, которая никого не загоняет в храм, не унижает ребенка, если он ходит в храм другой конфессии, но помогает полюбить нашу страну такой, какая она есть, и не выдумывать себе другую страну, которой нет и не было.

© 2017 ХРАМ СВЯТИТЕЛЯ ЧУДОТВОРЦА НИКОЛАЯ НА ВОДАХ. Все права защищены.