1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (9 Голосов)

Недавно, несколько лет назад, стало известно о том, что в день памяти преп. Аврамия Ростовского 11 ноября 1942 года в Сталинграде было явление Пресвятой Богородицы, которое на самом деле фактически явилось той переломной точкой в войне, о которой мы сейчас уже можем говорить.

Говорить, что нам известен день перелома войны не в земном, а в духовном плане.

Все военные историки, описывавшие сталинградские события в один голос говорят с восхищением и удивлением о том, что сильнейшая армия мира, с легкостью покорившая всю Европу, не смогла за несколько месяцев боев в Сталинграде прорваться к Волге и укрепиться на ней, не смогла сбросить в реку русских.

Часто говорят, что не хватило немцам сил пройти каких-то сто метров. Теперь нам стало известно, что на пути врага встали не только в своем беспримерном подвиге сотни тысяч бойцов и командиров, и легли костьми сотни тысяч мирных граждан, не успевших эвакуироваться и оказавшихся на передовой между двух линий окопов, но на пути врага встала и Сама Пресвятая Владычица наша Богородица и Приснодева Мария, спасая совсем упавший было дух людей и придавая явлением своим величайшему в истории горю людскому величайший Божеский смысл.

О Небесном знамении в небе Сталинграда есть и документальное свидетельство. Документ, датированный 1943 годом, был обнаружен в архиве Совета по делам Русской Православной Церкви при Совете Народных Комиссаров СССР историком Вадимом Николаевичем Якуниным. Фрагмент, касающийся Сталинградского знамения, был опубликован в пересказе в его книге. Он в 90-х годах работал над диссертацией на тему «Русская Православная Церковь в Великой Отечественной Войне» и наткнулся на отчет уполномоченного Совета по делам Русской Православной Церкви по УССР Ходченко. Он сообщал своему начальнику в Москву председателю этого Совета полковнику НКГБ Георгию Григорьевичу Карпову, что целая воинская часть из состава армии Чуйкова, пришедшая на Украину со Сталинградского фронта, оказалась свидетельницей чуда. К сожалению, в отчете уполномоченного умалчивается о том, что именно увидели воины в Сталинградском небе в ноябре 1942 г. Ясно одно: видевшие Небесное Знамение бойцы Красной Армии понесли с собой память о нем по дорогам войны.

И вот удалось разыскать несколько свидетельств очевидцев, которые еще были живы в начале нашего столетия, и приезжая в Волгоград на встречи ветеранов оставляли их. Три таких свидетельства непосредственных очевидцев этих событий помещены во второй части книги Л. Красника и Ф. Андреева «Чудеса Божии во время Великой Отечественной войны», которая так и называется - Сталинградское знамение.

Один из них, Георгий Ильич Голубев служил до войны в охране маршала Климента Ефремовича Ворошилова в Кремле. В самом начале войны, когда началась эвакуация части руководящих работников правительства в Куйбышев, Георгий Ильич предпочел попроситься на фронт. И вместе со многими нашими бойцами испил горькую чашу поражения и отступления под натиском немцев. Чудом он вырвался из окружения под Харьковом. Ординарец подвел ему коня, он вспрыгнул на него и поскакал, а в это же момент ординарец был сражен немецкой пулей. В итоге, Голубев со своими четырьмя спутниками вышел из окружения. 11 мая 2003 года по центральному телевидению в передаче, посвященной 58-ой годовщине Победы над Германией, один из этох четырех воинов, ныне живущий в Германии, рассказывал подробности выхода их из окружения.

Но многое осталось за кадром. И, как часто бывает — самое главное — то, что Георгий Ильич в кругу семьи вспоминал вплоть до своей кончины. А вспоминал он удивительное событие — явление Божией Матери в небе Сталинграда в ноябре 1942 года. Офицер особого отдела, Голубев, курсировал с секретными документами с правого берега Волги на левый. Каждая такая переправа могла оказаться последней, т.к. предметом особых «забот» немецкой артиллерии и авиации была именно Волга у Сталинграда. Сколько там погибло под их огнем наших воинов!

В эти ноябрьские дни почти постоянно шел ледяной дождь, кругом все было покрыто изморозью, на Волге шла шуга (по-местному «сало»). При подготовке к очередной переправе все мысли Георгия Ильича, как обычно, были о преодолении реки, о том, как ловчее избежать немецких мин, снарядов и бомб, сыпавшихся на район переправы.

Благословение Советских войск иконой Казанской Божьей Матери в Сталинграде в 1942 году. Художник Андрей Лысенко 

Он, девятый ребенок в семье — «последыш» и мамин любимчик, был от рождения подвижным как ртуть и удачлив в жизни. В послевоенные годы он особенно любил вспоминать о своей удачливости во время войны. Когда Георгий Ильич весь грязный и мокрый ползком, наконец, добрался до своих и начал переодеваться в чистое, чтобы явиться с секретными документами к командованию, один из встречавших и помогавших ему бойцов сказал: «Ильич! Пока ты на брюхе полз, мы все такое видели — Божия Матерь была в небе! В рост и с младенцем Христом! Теперь точно порядок будет».

Как офицер военной контрразведки (СМЕРШа) Георгий Ильич прошел с нашими частями от Сталинграда до Германии. Чего только не пережил и в каких только переделках не бывал, но остался жив и невредим. Он вырос в большой крестьянской семье, где вера в Бога была так же естественна, как дыхание. О своей личной молитве в военную пору он до смерти хранил молчание. Кто мог его отмолить у Бога во время войны, нам не ведомо. Однако можно предположить, что самые горячие молитвы возносили к Небу мама Георгия и горячо любившая его жена Настя. Всю войну она трудилась на военном заводе, на Урале.

Мама Георгия Ильича прожила долгую жизнь и скончалась в возрасте 104 лет. Умирая, Георгий Ильич неоднократно говорил своим близким, что мечтает встретиться «там» со своей любимой женой Настенькой. В последние свои дни на этой земле, в Москве, в своей квартире, он много раз повторял рассказ о выходе из окружения и о Сталинградском знамении. О том, как переживал во время долгого ожидания, когда его проверяли после выхода из Харьковского окружения офицеры-особисты и как, наконец, снова вернулся на фронт. И о том, как встретившие его на берегу Волги однополчане восторженно рассказывали в мельчайших подробностях, виденное ими чудо — Небесную Царицу, заступницу Руси, пришедшую на помощь нашим воинам, державшим оборону на узкой полоске земли вдоль берега Волги.

Один из защитников Сталинграда, видевший явление Божией Матери, живет ныне в городе Ростове-на-Дону. Прибыв в 2001 году в Волгоград в составе многочисленной делегации ростовских ветеранов войны на теплоходе «Дон», он, стоя на набережной у Речного вокзала, рассказывал об этом чуде: «Как увидел в небе Божию Матерь, душа была в возвышенном состоянии. Мне сразу стало ясно, что не погибну и живым вернусь домой. Уверенность в победе больше не покидала. Видение Божией Матери в рост в осеннем небе Сталинграда как щит пронес сквозь всю свою жизнь на фронте». Запись этого воспоминания хранится у сотрудницы Музея-панорамы обороны Сталинграда, Жанны Николаевны Шириковой.

В том же 2001 году на одной из конференций в Краеведческом музее г. Волгограда среди выступавших ветеранов Сталинградской битвы, нынешних жителей Волгограда, оказался воин, тоже видевший явление Божией Матери в небе Сталинграда. В ноябре 1942 года он сражался на территории завода «Красный Октябрь». К сожалению, ему не удалось рассказать подробности явленного Чуда. Свидетельствовала о его рассказе Валентина Михайловна Евдокимова — директор Музея обороны Сталинграда, расположенного в районе завода «Красный Октябрь» на территории воинской части.

Есть рассказ о явлении Богородицы во время Сталинградской битвы жительницы небольшого городка Краснослободска, что напротив г. Сталинграда на восточном берегу Волги, Марии Дмитриевны Сергиенко. Она и ее сестра Лидия Дмитриевна, будучи детьми, слушали вместе со своей матерью рассказ об этом явлении солдата по фамилии Величко. Он трижды бывал в их доме, когда готовил для отправки на правый берег очердного пополнения, формировавшегося в Красной Слободе. По словам Величко, все началось с появления «во время боя светлой полосы. Обе стороны прекратили обстрел. Тогда прекращение огня было чем-то невероятным. Полоса света становилась все ярче и ярче и стала совсем яркой. Немцы решили, что русские что-то придумали, а наши думали на немцев и решили послать разведку, узнать что это». В составе разведки был и солдат Величко. Преодолев некоторое расстояние, разведчики увидели, что свет этот исходит от Женщины в белых одеждах. Они поползли к Ней, чтобы спросить, почему Она стоит и чего Она хочет. Но тут невидимая Стена преградила им дорогу. Они начали прощупывать Стену, ища в ней дорогу. Стена была сплошная. Тогда Величко мысленно стал обращаться к Женщине. Она не отвечала. Бойцы вернулись на свою позицию. Продолжалось явление Богородицы полчаса — час. Потом Ее не стало. Вновь открыли огонь, бой продолжался.

Из рассказов очевидцев ясно, что это явление было одновременно и в небе и на земле, вернее одни видели Ее в небе, другие на земле. Также ясно, что свидетелями этого чуда были и немцы. Часть, которая сподобилась чуда находилась под командованием легендарного командарма Василия Ивановича Чуйкова.

Победное завершение 2 февраля 1943 года многомесячной Сталинградской эпопеи было отмечено не только митингом в городе 4 февраля, но и благодарственными молебнами во многих местностях России.

Народное предание гласит, что и в Сталинграде, в наскоро приведенном в приемлемый вид одном из неразрушенных храмов (по некоторым, пока не подтвержденным сведениям, в сохранившемся храме во имя Казанской иконы Божией Матери), был отслужен благодарственный молебен. И первую свечу затеплил командарм Василий Иванович Чуйков, «окопный генерал», как его доброжелательно называли бойцы 62-ой армии. Ему, выросшему в деревне, окончившему 4 класса церковно-приходской школы и с детства с родителями и своими многочисленными братьями и сестрами ходившему в храм, не надо было объяснять, чьей милостью была одержана победа в этой беспримерной битве. Испокон века русские воины от солдата до фельдмаршала знали: если Господь им даровал в сражении победу, то успех сей — проявление милости Божией, заступничества Богоматери и святых угодников Божьих.

Как писалось в «Сборнике кратких христианских поучений к воинам», составленном протоиереем Георгием Мансветовым на основе проповедей, прочитанных накануне Отечественной войны 1812 года (в 1810-1811 гг.): «Войны только начинают люди, а оканчивает их Сам Бог, Который, как правило, помогает правому. Поэтому победу нельзя приписывать только своему мужеству, а неудачу на поле брани — ошибке военачальников. Победа и поражение в деснице Господней».

Когда и какими путями происходило возвращение к вере отцов В.И. Чуйкова, ведает один Господь. В 12 лет Василий ушел из родного села в Санкт-Петербург зарабатывать себе на кусок хлеба. С 1917 г. он на военной службе. До войны, в 30-е годы, у него, кадрового офицера Красной Армии, с матерью был разговор о Боге. Елизавета Федоровна сказала тогда сыну: «У нас с тобой цель одна, сынок, только дороги разные. Я тебе не мешаю, а ты меня не суди. Я молюсь за тебя, и Бог нас рассудит». Думается, решительный возврат произошел на узкой полоске земли вдоль берега Волги, где 62-ая армия выстояла в кровопролитной битве за Сталинград. По свидетельствам его однополчан именно после тех дней командарм Чуйков стал открыто посещать уцелевшие храмы, попадавшиеся на долгом и трудном боевом пути его 8-ой гвардейской армии, встретившей День Победы в Берлине.

В 1943 году, уже после победы под Сталинградом (точная дата не известна), когда трое ее сыновей — Василий, Федор и Георгий сражались на Украине, их мама, Елизавета Федоровна Чуйкова, снова в Москве. Теперь она — на приеме у Председателя Президиума Верховного Совета СССР Михаила Ивановича Калинина. И добивается разрешения на возобновление богослужений в Никольской церкви в родных Серебряных Прудах.

Есть известный факт: именно к Чуйкову, ненавистному немцам герою Сталинградской битвы явился для переговоров с русским Верховным командованием 1-го мая 1945 г. в Берлине начальник генерального штаба сухопутных войск Германии генерал Кребс и ему первому из военачальников (и вообще иностранцев) сообщил о самоубийстве Гитлера 30-го апреля. В ответ он услышал: «Никаких условий, только безоговорочная капитуляция…»

Имеется комментарий Геббельса, который после назначения его комиссаром обороны Берлина в марте 1945 г., ознакомившись с досье на советских генералов, ведущих армии на Берлин, вынужден был отметить: «… исключительно энергичные люди, и по их лицам видно, что народного они корня…». На Страстной седмице (в ночь с 30 апреля на 1 мая 1945 г.) к такому «народному», да еще и православному генералу и опытному разведчику явился «для установления связи с вождем советского народа» генерал и опытный разведчик, бывший военный атташе в Москве Кребс.

Уже после кончины Чуйкова в его архиве, среди личных документов маршала — рядом с паспортом и военным билетом — была обнаружена его личная молитва, время написания которой не известно:

«О, Могущий! Ночь в день превратить, а землю в цветник. Мне все трудное легким содей и помоги мне».

После окончания войны, когда по праздникам собиралась вместе вся большая семья Чуйковых, конечно, начинались рассказы об удивительных случаях, происходивших с теми, кто был на фронте. Мама обычно молча слушала своих сынов и внуков (тоже воевавших), но, когда ей представлялось, что кто-то хватил через край, она говорила: «Сынки! Тихо. Матушка вас отмолила…».

Мне кажется, для нас, русских людей, а особенно для жителей Ростова важно вспомнить, что, преподобный Аврамий Ростовский – это древнейший святой Русской земли, к которому с молитвой обращались многие русские святые, и наверняка преп. Сергий Радонежский также живя здесь в детстве молился ему и вдохновлялся на свой подвиг его примером, имел преп. Аврамия одним из своих небесных покровителей. И не случайно, что единственный сохранившейся храм во время боев в Сталинграде, это был храм посвященный Казанской иконе Божией Матери с приделом в честь преп. Сергия Радонежского, где и бы отслужен благодарственный молебен и где молились перед иконой Казанской Божией Матери.

Сейчас нам стало известно, что Господь и Пресвятая Богородица дали России определенную программу по выходу из того безбожного кризиса, в который она попала после революции 1917 г. Вообще, война была послана для очищения души русского народа, для остановки безбожных пятилеток. И Господь не только наказывает, как бы карает, но и протягивает руку, открывает путь на примирение человека с Богом. В чем заключался этот путь? Митрополит Ливанских гор Илия Карам в Бейеруте в самом начале войны молился о России усердной самоотверженной молитвой. Ему явилась Богородица и дала три пункта, которые необходимо было исполнить. Первое – Взять древние списки иконы Казанской Божией Матери из Владимирского собора в Ленинграде и из Елоховского собора в Москве и обнести их крестными ходами вокруг Ленинграда, Москвы и Сталинграда, которые запрещалось сдавать врагу. Второе - выпустить из тюрем весь епископат и все духовенство, открыть храмы для богослужения, открыть духовные учебные заведения. И третий пункт, который не был выполнен - это опубликовать после войны факт заступничества Богородицы за русский народ и помощи Божией в обретении победы. Вот на это Сталин не решился, ему на это не хватило духа. А Божия Матерь от него этого требовала. То есть, что от него требовалось – обозначить свое православие, обозначить свою веру. Если он всерьез рассказывает о том, как Богородица спасала русских людей и Россию, то значит он должен был показать тем самым, что он верит в это и соучаствует в этом. То есть ему полностью нужно было отринуть коммунистическую идеологию и перейти на другие позиции. Это должен был сделать именно Иосиф Виссарионович Станин, поскольку он бвл руководителем страны. Почему он на это не решился мы теперь узнать не сможем, но есть факт того, что он всерьез задумывался о возможности восстановления православной российской монархии. Писатель В. Солоухин, который служил в Кремлевском полку при Сталине после войну говорил о том, что в Кремле тогда были уже заготовлены новые двуглавые орлы для водружения их на прежнее место вместо рубиновых звезд.

И вот мне кажется, что наша задача сейчас, русских людей, стать благодарными Богу детьми. Есть такая поговорка: горше горького сын неблагодарный. Господь от нас ждет благодарности за прощенные грехи,но не только благодарности, Он нас хочет поднять на ноги и сделать нас соучастниками в Своем Божием деле - в деле домостроительства Божия спасения людей. И через эту благодарность, через смиренное покаянное прославление этих чудес, через восстановление своей исторической памяти (а мы должны помнить, что в этот день решилась на тот момент судьба не только России, но и всего мира, когда Божия Матерь своим явлением обозначила этот переломный момент – день преп. Аврамия Ростовского) мы вновь сможем привлечь к себе деятельную Милость и Помощь Божию, которая так крайне необходима нам уже теперь в наше, не менее драматическое время.

С этим днем связан еще один интересный факт нашей истории. В экспозиции волгоградского музея военной истории города находится копия приказа Главнокомандующего русской армией генерал-лейтенанта Петр Николаевич Врангель о начале эвакуации семей военнослужащих и членов гражданского ведомства из Крыма, изданного им 29 октября/11 ноября 1920 года в Севастополе. Приказом открывалось начало погрузки на пароходы для эвакуации «семей военнослужащих, членов гражданского ведомства с их семьями и отдельных лиц, которым могла бы грозить опасность в случае прихода врага.»

«Армия прикроет посадку, памятуя, что необходимые для ее эвакуации суда также стоят в полной готовности в портах, согласно установленному расписанию.

Для выполнения долга перед армией и населением сделано все, что в пределах сил человеческих. Дальнейшие пути наши полны неизвестности. Другой земли, кроме Крыма у нас нет. Нет и Государственной казны. Откровенно, как всегда предупреждаю всех о том, что их ожидает.

Да ниспошлет Господь всем силы и разума одолеть и пережить русское лихолетье. Генерал Врангель.»

Это произошло ровно за 22 года до сталинградского события. Но я в этих фактах усматриваю определенную связь. Начало эвакуации той части русского народа, которая оказалась окончательно отторгнутой это конец надежд не преодоление революции. А явление Богородицы в этот день в самый критический момент Второй мировой войны - это указание на то, что возможно вернуться к вере отцов, это указание на то, что вся боль, скорбь и кровь которую пережил русский народ – все это не зря, все это Господом учтено и есть путь новый для страны, которым она может пойти. И то, что эти события связаны с днем памяти преп. Аврамия Ростовского – древнейшего Русского святого, который духовно связан с апостолом апокалипсиса Иоанном Богословом и с царем Иоанном Васильевичем Грозным - государственником, все сделавшим для укрепления государства Русского, по некоторым данным прославленным как местночтимый московский святой (убиенный мученик царь Иоанн, память 10 июня по старому стилю) призывают нас к духовному подвигу прославления чуда Божией матери, а через это духовной помощи нашей стране сейчас.

Думаю, что начало прославления этого чуда могло бы быть выражено в разработке иконографии и с благословения священноначалия в написании иконы этого события, на подобие Порт-Артурской и Августовской икон Пресвятой Богородицы. Но, поскольку значение явления Божией Матери в Сталинграде неасравненно выше для истории страны и мира, то и реакция православных на открывшиеся факты должна быть также глубокой и ответственной. Затем необходимо будет поднять вопрос о строительстве на берегу Волги храма или монастыря как был построен храм на Куликовском поле и монастырь на Бородинском поле.

На будущий год 2012 исполнится 70 лет со дня явления Богородицы в Сталинграде и к этому времени можно было бы начать дело прославления Пресвятой Богородицы, продолжающей оказывать нам свою великую милость.

г. Ростов Великий. иерей Димитрий Пивоварчук

Сталинградская мадонна

Рисунок Богоматери, сделанный немецким священником и врачом Куртом Ройбером накануне Рождества 1942 года в сталинградском блиндаже, стал после войны известным всему миру символом покаяния, прощения и примирения, победы человеческого в человеке.Уже после войны этот рисунок, разойдясь по всему миру, получил название «Сталинградская Мадонна».

Сталинград, мороз, темнота. Той рождественской ночью – с 24 на 25 декабря 1942 г. – врач Курт Ройбер развернул перед собой в землянке русскую школьную географическую карту. Его не интересовали русские земли – он повернул карту чистой стороной. Тусклая лампа мерцала над белым бумажным полем – белым, как та бескрайняя, жгучая и зимой, и летом сталинградская степь, в которую занесла его судьба. Рядом, в госпитальном бункере, умирали от голода и ран однополчане. Раненые попросили доктора, чтобы он нарисовал им в подарок рождественскую картинку.

Доктор Курт взял в руку кусок угля, поднес его к белому листу. Что может произойти в маленькой холодной землянке от соприкосновения угля и бумаги? Свершилось чудо. Появился на свет рисунок Богоматери. Ему выпала судьба стать иконой, которую назовут «Сталинградской Мадонной».

Укутанная в черный плащ Богоматерь нежно держит на крепкой руке ребенка, склонившись над ним. Защищенный теплом ее тела и рук младенец безмятежно спит. Ее материнское объятие защищает его от ужасов жизни и смерти. Изнутри круга, который образует фигура склоненной над Иисусом Девой Марией, идет свет.

В рождественское утро, увидев рисунок, многие немцы стали молиться, веря, что Богоматерь – знак свыше. Но именно 25 декабря 1942 г. стало днем, когда ловушка захлопнулась. Армия Паулюса согласно приказу немецкого командования начиная с 19 декабря пыталась в последний раз прорвать окружение русских. Но именно 25 декабря, в католическое Рождество кольцо вокруг немцев намертво сомкнулось.

Позднее в своих мемуарах фельдмаршал Манштейн напишет о тех событиях: «Чего не могли сделать тягчайшие бои, жестокий голод и лютые морозы русской степи, то довершил советский плен. Такова была судьба этих солдат». Такова оказалась и судьба офицера вермахта, главного врача больничного бункера Курта Ройбера. Он не дотянул даже до конца войны – умер 20 января 1944 г. в плену для военнопленных под Елабугой.
Кажется, древние римляне говорили: истина – в конце. Так для чего же явилась и в праздник Рождества «Сталинградская Мадонна», если конец немцев был так близок и так безысходен? Почему не спасла она даже своего автора – фронтового врача Курта Ройбера?

* * *

У Сталинградской битвы, так, казалось бы, хорошо знакомой нам еще по школьным учебникам, есть неизвестное лицо. Сталинградский «котел» – не только сражения, потери и победы, это еще и «варево» эмоций, поиска смысла жизни и смерти.
Из этой малоизвестной истории –сохраненные сталинградскими музейными работницами последние письма немцев, которые так и не дошли до их семей. Это отчаянные строки о любви, о жизни и смерти, о Боге: «Иногда я молюсь, иногда думаю о своей судьбе. При этом все представляется мне бессмысленным и бесцельным. Когда и как придет избавление? И что это будет: смерть от бомбы или гранаты? Или болезнь? К тому же мучительные мысли о доме, тоска по родине стали уже болезнью. Как может все это вынести человек? Или все эти страдания – наказание Божие?»

Вот она, еще одна правда Сталинграда.
Также мало известно, что в местный музей до сих пор приносят найденные немецкие обручальные кольца, что соскользнули с исхудавших пальцев и потерялись в глубоком снегу той трагической зимой. А их владельцы выводили когда-то отчаянные строки своим любимым: «В начале недели я потерял твое обручальное кольцо. Я искал его, но в таком высоком снегу это бесполезно. Ты можешь себе представить, как тяжело мне тебе в этом признаться». Но вопреки этому отчаянию сталинградская земля хранит кольца погибших и по сей день.

Судьба Курта Ройбера – из той же неизвестной истории. Как оказался на священнике мундир?

Родился он в 1906 г. в религиозной лютеранской семье. Учился теологии в Марбурге, стал священником в деревенской церквушке в Вихмансхаузене.
Судьба свела его с Альбертом Швейцером, необыкновенным человеком – выдающимся мыслителем, музыковедом, врачом и миссионером. По совету Швейцера деревенский священник стал изучать медицину. Накануне войны, в 1938-м, получил степень доктора медицины – его научным интересом стала этика врачебного дела. Как и его наставник, Курт Ройбер увлекался вопросами этики и истории культуры. В последние годы перед войной у него открылся еще один дар – художника. В общем, его жизнь била ключом: священник, врач, художник, философ, деятельный, сильного духа счастливый человек, отец трех детей.
Неудивительно, что у национал-социалистов он был зачислен в ряды неблагонадежных. Как пастор Ройбер читал проповеди, в которых открыто критиковал национал-социализм. Каким чудом удалось ему избежать участи своих коллег-священников – немецкого концлагеря, неизвестно.

В России Курт Ройбер продолжал идти своими путями. Он рисовал русских женщин, стариков, детей.«Я постоянно всматриваюсь в их лица, – делился своими чувствами Ройбер в письмах родным. – Русский человек во всем остается для меня загадкой. Постоянно оказываешься перед славянской душой как перед непроницаемой стеной тумана. И никогда не знаешь, что увидишь, когда она разомкнется: мягкий теплый свет или еще большую тьму». «Каждое лицо для него было прозрачным,» – скажет потом его жена, до которой дошло 150 изображений «людей Востока». Еще он оказывал помощь советским военнопленным, лечил гражданских жителей. И продолжал оставаться для всех вне зависимости от вероисповедания священником. В письмах он с удивлением рассказывал, как горячо молились простые русские люди в разрушенном Сталинграде.

Пришло время – и Курт Ройбер с однополчанами оказался в окопах Сталинграда в кольце смерти. Он писал домой: «Мы зарылись глубоко в землю, которую так бесконечно любим. Все остальное, я знаю, зависит от судьбы.»
Умер Курт Ройбер 38 лет от роду. Истина – в конце. Но, собственно, что считать финалом? Ведь рисунки Курта выжили. Тяжело раненный друг Курта вывез их из России. Он спасся на последнем самолете, которому суждено было вырваться из сталинградского «котла».

«Сталинградская Мадонна» находится теперь на родине Ройбера, в храме в центре Берлина. В 1990 г. ее освятили церковные иерархи трех городов Европы, сильно пострадавших во время Второй мировой войны: настоятель англиканского собора в Ковентри, епископ из Берлина и архиепископ Волгоградский и Саратовский.

А спустя много лет после Сталинградской битвы свершилось еще одно чудо. В 1993 г. бывшие воины-австрийцы, приехавшие в Волгоград на торжества, посвященные 50-летию Сталинградской битвы, привезли городу в подарок копию «Сталинградской Мадонны». Они случайно узнали о том, что в Волгограде католическая община пытается восстановить католический храм. Кому-то из австрийцев пришла в голову идея помочь восстановить костел и сделать в нем «Сталинградскую Божью Матерь» центральной иконой.

Публикуется в сокращении

Елена Серенко
Волгоград, http://www.ng.ru/
© 2017 ХРАМ СВЯТИТЕЛЯ ЧУДОТВОРЦА НИКОЛАЯ НА ВОДАХ. Все права защищены.