1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.78 (9 Голосов)

Образованные люди второй половины XIХ столетия, увлекаясь рационалистическими теориями, к чудесам относились с недоверием.

Основательно изучались лишь так называемые спиритические явления. На легенды, возникавшие в среде верующих, не обращали внимания. Делалось это якобы из добрых побуждений, чтобы не задевать самолюбия «простых людей» и не досаждать лишний раз верующим.

Владимирский собор. Старинная фотография

Владимирский собор. Старинная фотография

Из подобных соображений было предано молчанию одно из наибольших киевских чудес конца XIХ века ‒ явление Богородицы строителям Владимирского собора, хотя в этом случае о чуде свидетельствовали совсем не «простые люди», и воплотилось оно в произведении высокого искусства.
Профессор-искусствовед А. Прахов, руководивший росписью стен собора, и вице-губернатор А. Баумгартен, возглавлявший комиссию по его сооружению, не всегда ладили между собой. Друзьями и близкими приятелями они не были. Поэтому возможность тайного сговора между ними исключалась.

Обложка книги 1895 г. о чуде, случившемся в январе 1885 г. во Владимирском соборе

Обложка книги 1895 г. о чуде, случившемся в январе 1885 г. во Владимирском соборе

4 января 1885 года они сошлись на паперти для осмотра недавно оштукатуренных для живописных работ стен. Вошли в храм и все, что произошло дальше, задокументировали на отдельном листе бумаги, вынутом из папки профессора. Вот этот текст:

«4 января 1885 года, прибыв во Владимирский собор для разных соображений [относительно росписи стен. ‒ А. М.], мы, ниже подписавшиеся, остановились близь входных дверей, говоря об украшениях главного алтаря. Затем после молчания, во время которого каждый из нас всматривался в запрестольную стену, сначала недоверчиво, стали проверять друг друга, что представляется каждому из нас на той стене, и затем сознались друг другу, что видим на ней изображение, здесь начертанное [к тексту прилагался рисунок. ‒ А.М.], образовавшееся из пятен штукатурки. 
Председатель комитета по постройке собора вице-губернатор
Баумгартен.
Профессор С.-Петербургского университета 
Адриан Прахов»

Зарисовка в альбоме профессора А. Прахова, сделанная утром 4 января 1885 г. Надпись слева: 'По размеру алтаря в этой фигуре 15 аршин'. Надпись справа: 'Фигура, образовавшаяся из пятен штукатурки на алтарной запрестольной стене сверху. Зачерчена с натуры 4 января 1885 года'. Надпись справа внизу: 'Круглое окно, теперь заложенное'. Надпись справа вверху: 'В первый раз заметил эту фигуру вместе с А.П. Баумгартеном'.

Зарисовка в альбоме профессора А. Прахова, сделанная утром 4 января 1885 г. Надпись слева: «По размеру алтаря в этой фигуре 15 аршин». Надпись справа: «Фигура, образовавшаяся из пятен штукатурки на алтарной запрестольной стене сверху. Зачерчена с натуры 4 января 1885 года». Надпись справа внизу: «Круглое окно, теперь заложенное». Надпись справа вверху: «В первый раз заметил эту фигуру вместе с А.П. Баумгартеном».

На зарисовке Прахова видна фигура Богородицы в полный рост. Она держит Святого Младенца с протянутыми перед собой руками. Трудно сказать, что означает этот жест, ‒ призыв, благословение или предупреждение? Вокруг фигуры Богородицы устроители храма увидели «идущих вслед за нею и поклоняющихся ангелов».
И Прахов и Баумгартен считали себя очевидцами чудесного явления и не скрывали от знакомых своих переживаний. По городу прошел слух, будто Святая Дева явилась в только что возведенный собор и показала, где и как следует её изобразить.
«Образованная публика» упорно молчала, не зная, как реагировать на эту странную историю. Тем более, что в ней были «замешаны» такие авторитетные люди. Лишь спустя несколько месяцев, 28 июня 1885 г. редакция газеты «Киевлянин» решилась наконец дать произошедшему какое-то объяснение.
Подобные истории, писала она, происходят на каждой стройке. Штукатурка на стенах высыхает неравномерно, возникают пятна, и «пылкая фантазия способна отыскать на ней все, что ей угодно». Никакого чуда, утверждала газета, во Владимирском соборе не было, а фигура Богородицы просто привиделась строителям…
Но профессор Прахов не согласился с выводами газетчиков. Особой набожностью он не отличался, но тем не мене сделал все возможное, чтобы на порученных его заботам росписях собора Богородица была воспроизведена именно так, как на его зарисовке 1885 г.
Осуществлению этого замысла мешало круглое окно апсиды, находившееся в ногах теперешнего изображения. Его заложили.
На том месте в апсиде, где появилось изображение Богородицы с Богомладенцем, как писал проф. Н. Петров (Чтения в церк.-арх. общ. ‒ Вып. 2. ‒ К., 1889) планировалось написать «Знамение Божией Матери», но, пользуясь предоставленным ему министерством внутренних дел правом «самолично назначать св. изображения», Прахов настоял на своем. Центральное место в соборе отвели для другого изображения.

Виктор Васнецов. Автопортрет, 1873 г.

Виктор Васнецов. Автопортрет, 1873 г.

В марте 1885 г. профессор заключил контракт на расписание стен собора с Виктором Васнецовым. И в сентябре того же года художник передал Хозяйственно-строительному комитету свои эскизы живописи центральной части собора. Его образ запрестольной стены имел поразительное сходство с зарисовкой А. Прахова.

Так смутный образ Богородицы, непонятно как проступивший на стенах собора сразу же по завершению штукатурных работ, благодаря непоколебимой вере А. Прахова в явленное ему чудо, таки запечатлелся в апсиде собора и до сих пор поражает верующих своим загадочным — то ли предупреждающим, то ли благословляющим жестом.

Однако не следует думать, что профессор навязал свой замысел художнику. Этого не было.
Есть основания полагать, что образ Богородицы с призывающим младенцем явился В. Васнецову раньше, чем Прахову и Баумгартену.

В. Васнецов. Эскиз образа Богоматери. 1871 г.

В. Васнецов. Эскиз образа Богоматери. 1871 г.

Чудо первого воплощения необычайного образа произошло в 1871 г., когда художник скомпоновал небольшое изображение Девы Марии и подарил жене мецената Саввы Мамонтова. Она поставила его как икону в резном киоте возле иконостаса Абрамцевской церкви.
Подписав контракт с А. Праховым, В. Васнецов вернулся к образу, привидевшемуся ему в 1871 г., и воплотил его в формах монументального искусства. По семейному преданию, сохранявшемуся в семье художника, лик Христа-младенца во Владимирском соборе был вписан в икону художником по этюду, сделанному с сына Михаила (1884-1972), впоследствии священника.

Михаил Викторович Васнецов (1884-1972) в сане священника. Фото 1933 г.

Михаил Викторович Васнецов (1884-1972) в сане священника. Фото 1933 г.

Однажды весной, вспоминал Виктор Михайлович, его жена Александра Владимировна «вынесла в первый раз на воздух Мишу, еще младенца». И тогда же произошло еще одно чудо: ребенок на руках матери повторил тот же жест, который когда-то привиделся его отцу: «Увидев плывущие по голубому небу облачка и летящих птиц, [ребенок] от радости всплеснул обеими ручонками, точно хотел захватить, прижать к сердцу все, что увидел первый раз в жизни».
Так объяснял «символическое движение рук Богомладенца, понятное не для всякого» (слова проф. Н. Петрова) сам художник. Оно было необычное для иконографической традиции, но в то же время в нем было нечто запоминающееся и интригующее.
Запрестольный образ Васнецова имел огромный успех. «Слава о ней [Богоматери кисти Васнецова. ‒ А.М.], ‒ писали «Киевские церковные ведомости» в 1896 г., ‒ распространилась далеко за пределами нашего отечества, и в соборе не редкость видеть иностранцев, восторгающихся Мадонною Васнецова, сравнивая её с Мадонною Рафаэля».
Со временем живописный комплекс собора стал образцом, по которому расписывались церкви как в самом Киеве, так и далеко за его пределами.

В. Васнецов на лесах Владимирского собора во время работы над образом Богоматери. Фото 1880-х гг.

В. Васнецов на лесах Владимирского собора во время работы над образом Богоматери. Фото 1880-х гг.

Чудо религиозное породило другое ‒ художественное. Едва ли стоит спорить о том, что именно увидели в свое время Прахов и Баумгартен на просыхающей штукатурке Владимирского собора – прекрасное видение или просто пятна от сырости. Чудо свершилось, набрало сил и обрело чарующий живописный облик. В мире появилась еще одна прекрасная легенда.
Верующим людям хорошо известно, что чудо не нуждается в доказательствах. Оно наделено своей собственной внутренней энергией, особой убедительностью и существует вне пределов разума.
Чудеса подтверждаются, а не доказываются.

Образ Богоматери с Младенцем во Владимирском соборе. Фото с сайта vlsobor.com

Образ Богоматери с Младенцем во Владимирском соборе. Фото с сайта vlsobor.com

Эта статья опубликована в книге Анатолия Макарова «Были и небылицы старого Киева»

 

© Анатолий Макаров, 2012
© Издательство «Скай Хорс», 2013
http://www.skyhorse.ua

Владимирский собор представляет собой традиционный для русского зодчества шестистолпный храм с тремя апсидами, увенчанный семью куполами. Такими строили древнерусские храмы во времена Владимира Святого и Ярослава Мудрого.

С самого начала своего существования он привлекает всеобщее внимание. Современники единодушно назвали Владимирский собор в Киеве "первым вдохновенным произведением русского религиозного искусства", так как именно в этом сооружении нашел свое яркое и мощное воплощение стремительный взлет русского искусства конца XIX века. 

Идея о создании в Киеве собора в честь святого равноапостольного князя Владимира принадлежит митрополиту Филарету Амфитеатрову, и была официально утверждена Синодом и Николаем I в 1852 г. 
Тогда же начался сбор средств на построение храма. К осени 1859 года было собрано около 100 тыс. рублей на построение храма. Печерская Лавра пожертвовала на его строительство миллион кирпичей производства собственного кирпичного завода. 

Владимирский собор был заложен в день св. Владимира 15 июля 1862 года. Его строительство планировалось завершить к 900-летнему юбилею крещения Киевской Руси (1888 г.), но оно растянулось на символичный срок: тридцать три года - с 1862 по 1896 год. 

Строительство собора передавалось из рук в руки долгие годы

Над внешний и внутренним обликом собора работало несколько знаменитых зодчих того времени, каждый из которых вносил свои коррективы в этот проект. И. Штром планировал возвести на нем 13 куполов. П. Спарро уменьшил это количество до семи. А. Беретти оставил прежние очертания храма, но увеличил его в полтора раза (именно по этому проекту собор был заложен в День Св. Владимира 15 июля 1862 г.), но это строительство, осложненное техническими трудностями, растянулось на долгие годы.

Заканчивал храм Владимир Николаев. Он устранил аварийную ситуацию оседающие стены, укрепив их мощными контрфорсами (от франц. contreforce - противодействующая сила - устой, поперечная стенка, вертикальный выступ, укрепляющий основную несущую конструкцию, главным образом наружную стену) Строительные работы были завершены в 1882 году.

Интерьер Владимирского собора в стиле древнерусских храмов проектировал вначале тот же Николаев, но этой работой заинтересовался Адриан Прахов, который, использовав свои правительственные связи, добился в 1885 г., чтобы оформление собора велось по его проекту и под его руководством.

«Дело спасения нашего» или галерея изобразительного искусства

Расписывали храм лучшие художники того времени. Общая тема живописи Владимирского собора – «Дело спасения нашего». Об этом повествуют как масштабные композиции на евангельские темы, так и символично изложенная история русской церкви: ее представляют тридцать фигур русских святых, целая галерея мучеников, святителей, канонизированных подвижников и князей, святых жен - вся история русского православия, все порывы духа, ищущего подвига и правды...

В конце 1880-х годов по поручению А.И. Прахова над сюжетом «Рождество Христово» работал В.А. Серов.

Забытый Врубель…

В 1887-88 г.г. М.А. Врубель, с которым Прахов тесно сотрудничал до этого в Кирилловской церкви, исполнил акварельные эскизы росписей интерьера Владимирского собора - самое значительное творение художника в киевский период.

Последние, в связи с "неканоничностью", были отклонены, для них нужен был собор в «совершенно особенном стиле». Художественный язык Врубеля намного опережал свое время, а его интерпретация религиозных сюжетов, с точки зрения современников, была слишком вольной. Хотя, в 1889г., художнику все же удалось сделать несколько орнаментов.

Его кисти принадлежат росписи правого нефа собора. "Врубелевские орнаменты для Владимирского собора, безусловно, один из удачных образцов декоративного искусства тех лет, — отмечал искусствовед Ракитин. — Узоры переплетаются в сложном разнообразном ритме, образуя явно читаемую декоративную композицию. В орнаментах Врубеля сказалось лучшее понимание архитектоники здания".
Но кроме нетипичного художественного мышления и психической неуравновешенности, было, еще одно обстоятельство, осложнявшее взаимоотношения Прахова и Врубеля. Это ухаживания Михаила Александровича за супругой профессора Эмилией. Иногда они переходили в состояние напряженной тайной влюбленности. 

Собственно, именно Эмилия и вдохновила Врубеля на создание ряда шедевров уже в самом начале его творческого пути. Она стала скандальным прототипом Богоматери с младенцем кисти Врубеля в Кирилловской церкви.
Имя Михаила Врубеля «забыли» упомянуть на аннотационной доске, находящейся внутри собора.

Не лики святых взирают со стен храма, но глаза человеческие…


Осенью 1890 года заказ был передан М.В. Нестерову, самому молодому художнику среди «соборян», которого на роспись храма пригласил сам Васнецов. Успевший к тому времени овдоветь, Нестеров «воскрешал» любимую жену на своих холстах и в росписях Владимирского собора.

Но, несмотря на трепетное отношение к памяти о супруге, как и Врубель, Нестеров настолько увлекся Эмилией Праховой, что даже списал с ее лица образ святой Варвары, пленительно склонившей голову в ожидании удара меча. Художнику принадлежат четыре иконостаса нижних и верхних пределов (всего 16 фигур), два запрестольных стенных образа, а также «Богоявление в крестильне». 

Главная роль в создании храмовой росписи принадлежит В. М. Васнецову — он исполнил 15 композиций и 30 отдельных фигур. Васнецову церковь не давала даже ночи спать, все рисовал разные детали. Он был вездесущ: коснулось дело клиросов - к Виктору Михайловичу! С полом озадачились, а он: "Сделаем мозаичный! Наш народ любит, чтобы полы в храме радовали глаз как цветущий луг весной!". Сам делал эскизы, готовил иконостас, распределял заказы, некоторые иконы писал тоже сам». Васнецов расписывал главный неф собора, в котором, кроме евангельских сюжетов, большое место занимают масштабные исторические композиции: «Крещение князя Владимира» и «Крещение киевлян», а также портреты канонизированных русских князей: Александра Невского, андрея Боголюбского, княгини Ольги. 

Наступила весна. Постройка подходила к концу, а у него еще не была готова "Богородица с Младенцем". Он долго мучался и боялся себе признаться в том, что не знает, как лучше Ее написать. 
И вот, как-то, Васнецов увидел жену с маленьким сыном на руках в ярких лучах солнечного света, как в особом сиянии нимба, именно она предстала в образе Пресвятой Богородицы во Владимирском соборе. 

Прахов был изумлен, когда увидел его работу, так как ранее на месте алтаря, ранее было явление святой Девы, на которую, как две капли воды, похоже творение Васнецова.

Для того, кто впервые входит в собор, самым сильным впечатлением становится образ Богоматери. Ее прекрасные, полные любви и печали карие глаза ласково смотрят на нас. Необыкновенно прекрасно ее бледное, озаренное внутренним светом лицо. В мерцающем золотом полусвете, на легких облаках, холодно и нежно освещенных зарей, она легко и неторопливо идет нам навстречу: Царица Небесная несет грешному миру своего Сына…

Традиционный образ Богородицы получил под кистью Васнецова необыкновенно оригинальную и своеобразную трактовку. Этот образ называли «Васнецовской Богоматерью».

Васнецов писал иконы, а Сведомский картины

Ученики Дюссельдорфской Академии художеств Сведомский и Котарбинский, который так же закончил академию святого Луки в Риме, написали 18 картин и 84 отдельные фигуры. Кстати, свои работы в соборе Котарбинский не подписал. А вот за личным авторством Сведомского можно назвать такие картины, как «Воскрешение Лазаря», «Святой дух над водами», «Первые три дня творения», «Моление о чаше». Соавторству художников принадлежат «Тайная вечеря», «Вход в Иерусалим», «Распятие», «Суд Пилата».
А когда кто-нибудь спрашивал профессора А. Прахова, почему он пригласил П.А. Сведомского, чья живопись так отличается от Васнецова, он отвечал: «Васнецов пишет иконы, а Сведомский - картины, к которым молящимся разрешается стоять спиной во время службы. Вся средняя часть собора расписана Виктором Михайловичем, а Павлом Александровичем - боковые корабли. Они один другому не мешают…»

Золотые купола и серебряные подсвечники

Вклад украинских мастеров был более чем скромен, но и умалять его тоже нельзя. Например, подряд на грунтовку стен и позолотные работы, а также на изготовление церковной мебели блестяще выполнил владелец иконостасной мастерской в Чернигове Александр Иванович Мурашко. Им же были сделаны нижние, деревянные, колонны иконостаса, в то время как верхние, мраморные, делались в Италии. Мастера из Венеции участвовали также в украшении интерьера мозаиками. 
Иконостас Владимирского собора был сделан из дымчато-серого каррарского мрамора. Разноцветные мраморы из Италии, Франции, Бельгии, России и Испании украшают интерьер Владимирского собора. Из мрамора выполнен и мозаичный пол. 
Богатую серебряную утварь для Владимирского собора делала известная ювелирная фирма Хлебникова.

Торжественное освящение Владимирского собора состоялось 20 августа 1896 года в присутствии императора Николая II и императрицы Александры Федоровны.

© 2017 ХРАМ СВЯТИТЕЛЯ ЧУДОТВОРЦА НИКОЛАЯ НА ВОДАХ. Все права защищены.