Из года в год, на праздник Преображения, случается событие, обычно игнорируемое светскими СМИ – Крестный ход из Каменца-Подольского в Свято-Успенскую Почаевскую лавру.

19 августа, в самый день Преображения Господня, крестоходцы выходят в путь, чтобы за семь дней преодолеть более 200 километров и к празднику Успения Божией Матери прийти в лавру

Посторонний наблюдатель, глядя как эти утомленные многокилометровыми переходами, жаждой и жарой люди, идут дорогами нашей страны, может задать себе вопрос – для чего? Что они ищут, зачем идут?

Обычно, отвечая на эти вопросы мы, люди Церкви, говорим, что они идут для того, чтобы получить благодать Святого Духа. Для нас понятно, что это означает. Но вот для «внешних» – нет. Потому, что им трудно, а порой невозможно понять, какая связь существует между, например, физическим истощением и духовным совершенствованием. И речь не только о пешем паломничестве, но и о посте. Как телесное утомление или телесное воздержание, воздействует на душу? Это непонимание приводит к тому, что человек отвергает пост, считая его чем-то незначительным, а в итоге, отвергает и любую аскезу. Да, так проще. Но, благодатнее ли?

Церковь все время подчеркивает, что тело и дух – очень крепко связаны и очень сильно влияют друг на друга.

Если мы с вами внимательно почитаем Библию, то увидим, что Господь Иисус Христос, а также пророки Моисей, Илия и другие, довольно часто воcходили для молитвы на горы. Такие слова, как Фавор, Ермон, Елеон, Синай – это названия гор, которые встречаются на страницах Священного Писания, и которые известны даже тем, кто к Церкви не имеет никакого отношения.

Спрашивается, зачем Христу или пророкам были нужны горы? Разве они не могли молиться в любом месте? Могли, и более того – делали это. Но, вместе с тем, прекрасно понимали – между телом и душой существует связь. Ведь, нравится это кому-то или нет, человек – целостное существо, которое состоит из души и тела. А, значит, и в молитве человек должен являть свою целостность.

Святитель Григорий Нисский сравнивает Преображение Господне с получением Моисеем Десяти Заповедей.

Именно поэтому в православной Церкви во время богослужения задействуются все пять чувств и вся человеческая природа человека: дух и сердце предстоят перед Богом, нос обоняет ладан, слух наслаждается пением, глаза взирают на иконы, руки накладывают святой крест, уста принимают просфору или Тело Христово. В православных храмах обычно верующие стоят на молитве, то есть, даже ноги задействованы. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Христос для молитвы поднимался на горы. 

Особенным же событием в Евангельской истории можно назвать Преображение, перед которым Христос, вместе с тремя избранными апостолами, восходит на гору Фавор. Именно там происходит одно из величайших событий Нового Завета.

Святитель Григорий Нисский сравнивает Преображение Господне с получением Моисеем Десяти Заповедей. По его словам, и в первом, и во втором случае для общения с Богом человек должен потрудиться, совершить аскетический подвиг.

Тело должно принимать участие в молитве.

Аскеза, аскетический подвиг непосредственно влияет на наше духовное состояние – так учат нас святые отцы. В посланиях апостола Павла читаем, что мы с вами есть «храмы Святого Духа». То есть, наши тела предназначены для святости. И именно поэтому Церковь свидетельствует о телесном, а не о духовном, воскресении мертвых. А значит, тело должно принимать участие в молитве. Как? Через Крестный ход, в том числе.

Кстати, этот факт уже заметили и современные ученые, которые говорят о психосоматике, то есть, о взаимозависимости психических и телесных проявлений человеческой личности. Например, можно допустить, что неулыбчивый и хмурящийся человек более подвержен риску депрессии, чем тот, кто улыбается и никогда не унывает.

Таким образом, можно сделать вывод, что Крестный ход позволяет христианину задействовать все свое естество в молитве и предстоянии перед Богом. Это молитва не только устами, а всей своей жизнью. И цель этой духовной работы – стать лучше, чище и, наконец, достичь Преображения, чтобы через него стать причастником Божеского естества. Вот что значит стяжать благодать Святого Духа.

Молитва 

Главная цель паломничества – это молитва. Крестный ход – это не попытка кому-то что-то доказать, это не демонстрация силы или еще чего-то. Поэтому, отвечая на вопрос, зачем мы идем, можно сказать и так: мы идем, чтобы помолиться. В дороге не отвлекает мирская суета, гаджеты, телевидение и интернет. Cемь дней мы сконцентрированы на молитве. Да, не всегда получается быть внимательным, не всегда молимся так, как должно, но, как бы там ни было, здесь молишься на порядок больше и усерднее, чем дома. Можно даже сказать, что Крестный ход – это семидневное богослужение, где храм – природа, купол – небо, а молящиеся – паломники.

Главная цель паломничества – молитва.

Все время, на всех участках хода, можно услышать «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного!» или «Пресвятая Богородице, спаси нас!». Люди молятся и вместе, и по одиночку. Я видел, как двое маленьких детей, лет, наверное, по пять, пели молитвы во весь голос, или как бабушка, которую из-за рюкзака и разглядеть было трудно, молитвенно просила у Бога милости. И я понял: пока эти люди идут по нашей земле, пока они освящают ее своими молитвами, наполняют ее своими слезами – мы живы, и мы счастливы.

Люди

Среди паломников есть люди практически всех возрастов – от грудных младенцев, до седовласых старцев. Есть представители практически всех социальных слоев нашего государства – богатые и бедные, образованные и не очень. Много молодежи и подростков, церковных и не церковных, больных и здоровых, сильных и слабых. Другими словами – есть все. Крестный ход – это, своего рода, проекция нашей жизни. Вернее, это жизнь сконцентрированная, втиснутая в 200 километров и в семь дней. И здесь, как и в жизни, можно встретить «всех и вся».

Конечно, в Крестном ходу, как в жизни, случается всякое – и хорошее, и плохое. И поэтому не надо его идеализировать, смотреть на него как на нечто совершенное. Крестоходцы бывают разные, и они далеко не святые. Однако в своем большинстве – это люди верующие, а, значит, они более открыты, у них больше радости и какой-то «настоящести».

В этом Крестном ходу мне довелось встречать профессоров, докторов наук и ректоров известных учебных заведений Украины. И знаете, я понял слова Френсиса Бэкона, о том, что глубокие знания приводят к Богу, а поверхностные – удаляют от него.

Речь идет именно о знаниях. Потому что кроме них есть еще простота, которая компенсирует недостаток учености. И это тоже можно видеть в Крестном ходу – простые бабушки без образования оказываются очень часто мудрее Нобелевских лауреатов.

С первого и до последнего дня, всюду, где мы шли, нас встречали местные жители. Они выносили воду, пирожки, пряники, яблоки, огурцы и помидоры. Я много раз видел слезы на глазах этих людей. И было понятно, что Крестный ход и для них тоже идет. Через крестоходцев, которые проходят по дорогам нашей страны, люди имеют возможность прикоснуться к благодати Божией. Разве это не миссионерство?

Были и печальные места на нашем пути. Особенно больно было проходить через те села, в которых у нашей Церкви отобрали храмы – Кугаевцы и Бережанка. Обычно, возле этих храмов мы делали привалы, но в этом году их не было. В Кугаевцах я заметил нескольких женщин, которые, видя как Крестный ход без привычной остановки идет мимо храма, плакали. Кроме того, бросилось в глаза, что церковь в Кугаевцах выглядит осиротевшей, брошенной. Ведь отобрав храм эти люди отобрали и благодать у него. А без благодати все мы сироты.

Жертва

На протяжении почти всего пути следования крестоходцев, у обочин  дороги стояли блоки с водой. Как оказалось позже, эту воду везли в трех огромных двадцатитонных фурах. Всего 120 тысяч бутылок. Только за первый день пути крестоходцы выпили ровно половину этого обьема. Что это за вода, и кто ее везет я узнал позже.

Оказывается, что уже второй год подряд какой-то бизнесмен поит десятки тысяч людей потому, что ему явилась Божия Матерь и сказала: «Дай воды Моим детям». Не знаю, насколько это правда, знаю только, что все семь дней воды у нас было в достатке.

В Сатанове паломников кормят возле храма и на большом стадионе. Там я познакомился с женщиной, которая каждый год приезжает покормить людей из Киева. Люди вообще едут отовсюду и везут для крестоходцев все, что могут. Например, в одном из самых глухих мест паломничества, в очень маленьком селе в одну улицу, где паломников никогда не кормят, потому что просто некому, вдруг появился фургон с… апельсинами, газировкой, сладкими булочками и бананами. А одна местная женщина с внуками приготовила для путешественников несколько ведер чая и кофе.

А в предпоследний день, уже за несколько километров до Почаева, в Крестном ходу появился грузовик, на котором из Черновицкой епархии привезли 120 ящиков бананов! Разве это не милость Божия?

Владыки

В прошлом году впервые в Крестном ходе принял участие митрополит Каменец-Подольский и Городокский Феодор (Гаюн), который преодолел весь путь от Должка до Почаева. Говорят, что до него только один епископ прошел с паломниками несколько километров, и было это еще до революции 1917-го года. В этом году владыка тоже шел. Причем, он появлялся в Крестном ходу самым неожиданным образом.

Кроме него, так же, как и в прошлом году, к паломникам присоединился митрополит Тернопольский Сергий (Генсицкий), а уже в последний день навстречу Крестному ходу вышли митрополит Климент (Вечеря) и архиепископ Иов (Смакоуз). Получается, впервые за более, чем 200-летнюю историю Почаевского Крестного хода, в нем приняли участие сразу 4 архиерея, 3 из которых являются митрополитами.

Надо сказать, что участие в этом событии архипастырей – огромная поддержка для паломников. Верующие надеются, что в будущем к Крестному ходу присоединятся и другие архиереи.

Лавра

В этом году, по свидетельству лаврских монахов, в Почаев прибыло около 30 тысяч человек. Много это или мало? Не знаю. Однако, та радость, которая настигла крестоходцев у ворот лавры, когда мы все вместе пели «Царице моя Преблагая», а потом внезапно, без какой-либо команды, начали поздравлять друг друга с Воскресением Христа – эта радость непередаваема! О ней невозможно рассказать, ее можно только пережить.

И ради этого стоит потрудиться, пройти 250 километров по жаре, сбить ноги в кровь, заработать несколько мозолей. Стоит, потому что когда-то Серафим Саровский сказал, что если бы люди знали, что уготовал Бог любящим Его, то согласились бы весь остаток своей жизни провести в яме, наполненной червями.

Мы знаем точно – Бог вознаграждает за труды. И награда духовная, та пасхальная радость, которую мы пережили, войдя на территорию Почаевской лавры – дороже всех материальных благ мира. Потому что именно в тот момент каждый из нас ощутил – Бог очень близко, Он ближе, чем нам кажется, Он с нами, Он – родной. В этот момент хотелось только одно – «сделать три кущи» и пребывать в этой радости всегда.

И разве может быть что-то более важное?

Автор фото: Слава Ярушевич.

© 2019 ХРАМ СВЯТИТЕЛЯ ЧУДОТВОРЦА НИКОЛАЯ НА ВОДАХ. Все права защищены.
Joomla! - бесплатное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU General Public License.