1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (5 Голосов)

Путевые заметки из Нового Валаама

Новый ВалаамНовый Валаам

Главное – без спешки

Финляндия располагает к сосредоточенности, как замечают многие. Даже самые рассеянные не могут не сосредоточиться, попав в суровую Суоми поздней осенью: и так-то не слишком разговорчивые ее жители окончательно уходят в себя, не оставляя ни малейшей возможности праздным разговорам и слишком веселому, поверхностному восприятию действительности. Природа благосклонно принимает это смирение, и мелкий дождь из низко нависших туч, порывы северного ветра, раскачивающие хвойный океан, иногда могут даже смениться проблесками солнечных лучей, отчего можно грустно улыбнуться: «О, лес! Научи меня умирать без печали!» Опытные в таких делах финны, несмотря на всю внешнюю суровость – что свою собственную, что природы, – помирать все-таки не торопятся: «Чашка хорошего финского кофе в такую погоду не повредитт. Но две чашки хорошего финского кофе лучше. К тому же вторая и каждая следующая – бесплатно. Будете кофе?» – «Кто ж откажется от старого доброго финского кофе? О, эти бескрайние солнечные финские кофейные плантации!» – «Шутить извоолите?» – «Ага». – «Тогда заходите! Как дорога? Сильно устали?»

Преподобные Сергий и Герман ВалаамскиеПреподобные Сергий и Герман Валаамские

Дорога от Хельсинки до Нового Валаама занимает примерно шесть часов на автобусе. Честное слово, после времени, проведенного в пути, хочется и пошутить: осенняя серьезность окружающей действительности иногда требует улыбки. К тому же наши извечные соседские шуточки-прибауточки в отношении друг друга, если они, конечно, добрые и уважительные, не могут ее не вызвать. А доброте и уважению очень способствует желание узнать то общее, что нас связывает, – я сюда и отправился вообще-то именно для этого. Что может связывать народы крепче и лучше общей веры? – Монастырь Новый Валаам многое может рассказать. О том, например, что ставить диагноз тотальной апостасии «плохой Европе» несколько поспешно. Здесь, в Суоми, как известно, спешки не любят. И негромко, настойчиво продолжают жить со Христом, держа эту самую Европу на плаву, несмотря на действительно серьезные, страшные вызовы, которые звучат, правда, не только здесь, надо признать. Иногда своей негромогласностью, настойчивостью и верностью Богу подавая и достойный пример для подражания некоторым горячим парням из-за границы.

Почему финский Валаам – Новый? Всё просто и, увы, печально: Старый-то Валаам был разорен и опустошен в годы безбожного лихолетья в России. До Зимней войны святая обитель на Ладожском озере находилась в составе Финляндии, но зимой и весной 1940 года она оказалась в границах советской тогда России. По примеру Соловков и других монастырей разоренной Святой Руси можно догадаться, какую участь готовили Старому Валааму новые хозяева. Чтобы избежать этой участи, иноки, а также трудники Валаамского монастыря – русские, финны, корелы – покинули древнюю обитель и поселились неподалеку от города Хейнявеси, где потом и возник новый монастырь. По льду Ладожского озера, в сопровождении армейских частей шли и ехали иноки Старого Валаама, унося с собой и боль за истерзанную Россию, и древние святыни, и огромную библиотеку, которой славилась обитель.

Трагедия? Да, и страшная! Но, как считает настоятель Нового Валаама архимандрит Сергий (Райаполви), часто именно трагедии Бог может использовать для спасения. Мы беседуем с ним о Православии в стране Суоми, о жизни Спасо-Преображенского Ново-Валаамского монастыря.

архимандрит Сергий (Райаполви)архимандрит Сергий (Райаполви)

– Отец Сергий, как появилась эта обитель в Финляндии?

– В течение четырех месяцев – с декабря 1939-го по март 1940-го, в период страшной для обеих наших стран войны шла эвакуация монашествующих из Валаамского монастыря вглубь Финляндии, которой не грозила опасность подпасть под власть большевиков. Большая часть беженцев покинула Валаам в феврале, по льду Ладожского озера. Зима тогда была ужасно холодной, и лед на Ладоге, слава Богу, смог выдержать беженцев: они покидали монастырь на грузовиках финской армии, помогавшей последним жителям старого монастыря. Финская армия помогала в эвакуации монастыря: монашествующих, огромного архива, многих икон, других ценностей, которым грозило полное уничтожение, как мы знаем на примере обителей разоренной России. Например, только в православной Карелии, которая после войны оказалась под властью безбожников, было уничтожено более 90% храмов, среди которых были жемчужины каменного и деревянного зодчества.

По решению правительства в Финляндии были построены десятки церквей: ведь большинство беженцев из Карелии были православными. Таким образом, храмы появились и в других частях Финляндии. Раньше были храмы в больших городах – в Хельсинки, Вазе, Тампере, Турку, и построены они были в имперское время, но в провинции православных церквей практически не было.

– Это и объясняет, почему большинство храмов в Финляндии вряд ли старше 60 лет?

Появились в 1940 году в Финляндии православные беженцы – и по всей стране стали строиться новые храмы. Это был духовный сев

– Совершенно верно: их начали строить после того, как появились православные беженцы. Вообще, говоря о трагедии революции – в России и в Финляндии, о братоубийственных войнах, нужно, на мой взгляд, уметь видеть и действие Промысла Божиего. Казалось бы, происходят страшные, ужасные вещи – гибель людей, разорение святых обителей и храмов и подобное. Но Господь даже в таких условиях продолжает дело спасения: ведь из-за того, что появились православные беженцы, они распространились по всей Финляндии. По всей стране стали появляться новые храмы, начала совершаться Литургия. Это был духовный сев, сев евангельских семян.

– Как и в России времен преподобного Сергия Радонежского: были же очень трудные времена – оккупация, раздробленность, междоусобицы, но, тем не менее, из обители Преподобного исходили лучи христианства, его ученики основывали обители по всей России?

– Да, это так. Как мы видим, для Слова Христова нет внешних преград – даже страшные времена могут, по Промыслу Господню, служить спасению многих.

– Кто сейчас составляет Финляндскую Православную Церковь? Кто эти люди?

– Православная Церковь Финляндии – вторая христианская конфессия в стране. Официально православных здесь 61 500 человек, это примерно 1% от всего населения страны. Большинство христианского населения – лютеране: около 70%.

Из главных вызовов для Церкви сегодня я бы отметил, пожалуй, движение за выход из христианских Церквей. Проще говоря, секуляризацию. Она очень сильна: всё больше людей стремится покинуть Церковь, особенно это касается Лютеранской церкви. Но у нее свои трудности. Например, всё громче слышны разговоры об официальном признании так называемых гомосексуальных «браков» Лютеранской церковью, но отток прихожан продолжается. Православная Церковь, конечно, никогда не признает такие «браки».

– А в чем причина, на ваш взгляд, этой секуляризации?

– В достатке. Нет, даже не в достатке, а в его избыточности. «Зачем нужен Бог, если человек сытый, богатый и здоровый»?

Сегодня выйти из церкви просто – это можно сделать с помощью пары кликов на сайте налоговой службы

Большинство финских православных живут сейчас в регионе Хельсинки или на юго-западе страны – эти регионы притягивают к себе жителей менее развитых и «перспективных» севера, востока и центральной части Финляндии. Атеистическая пропаганда особенно развита в столице, движение под названием «Покинь Церковь» очень активно и агрессивно. Используя всевозможные рекламные акции, пиар-кампании, оно призывает людей выходить из христианской Церкви, прекратить платить церковный налог. Ведь в Финляндии, как и в Германии и в других странах, существует церковный налог, который платят налогоплательщики – члены Церкви, он составляет 1–2% от дохода, и на эти деньги во многом и существует, и работает Церковь. Атеистическая пропаганда призывает отказаться от уплаты этого налога и найти деньгам другое применение – многие это делают. Это несложно: заходят на сайт налоговой службы и в пару «кликов» заявляют о себе как о людях, вышедших из такой-то конфессии и, следовательно, не желающих платить деньги на ее содержание.

Новый ВалаамНовый Валаам

– Получается интересно: две лепты вдовицы превращаются в два «клика» в 30 сребреников.

– Очень может быть. Но справедливости ради должен сказать: среди тех, кто вот так вот, «в два клика» ушел из Церкви, есть и такие, которые потом возвращаются в нее.

– Отец Сергий, вы сказали о достатке как о главной причине отказа человека от Бога. Простите, но не во всем с вами тут соглашусь. Возьмем опять печальные для обеих наших стран советские времена: в России-то Церковь гнали, храмы сжигали и рушили, хулили Бога люди, которые жили в условиях, скажем мягко, далеко не самых комфортных. Бедняки же громили храмы. Бедные люди высмеивали Церковь в более позднее время. Почему так, вы не знаете?

– Когда люди очень бедные, они с болью могут воспринимать благосостояние, полученное за счет использования их труда. А Церковь в России, я имею в виду Церковь земную, перед революцией бедной материально назвать, на мой взгляд, было очень сложно. Огромные владения, земные богатства земной Церкви… Вы знаете, я долго думал, почему же русские люди с такой силой разрушали церкви. Не уверен в правоте своих выводов полностью, но считаю, что земная Церковь забыла о своем призвании. Я имею в виду помощь бедным, диаконию, служение.

– По каким причинам люди приходят в Ново-Валаамский монастырь?

– К нам в монастырь постоянно обращаются бедные люди за помощью. По совершенно разным причинам люди обращаются сюда: кому-то действительно не хватает еды или одежды, огромное количество ищет духовного утешения – у каждого приходящего свои беды, и долг христианина – помочь. Мы пытаемся это делать.

– Так кто эти люди? Бездомные, эмигранты, потерявшие смысл и цель жизни, алкоголики, наркоманы – кто они?

– Всех много. И финны, и русские, из самых различных слоев общества. Обращаются по самым разным поводам. Экономические трудности преодолимы: у нас хорошая система социальной помощи, и монастырь помогает наладить связь с социальными службами, со службой занятости, иногда и помогает найти работу сам.

– Но обращаются же и за духовной помощью, наверное?

Приходят в обитель не только православные, но и лютеране, и неверующие. Иногда, проведя здесь несколько дней, решают принять Православие

– Да, ежедневно! Исповедь в монастыре, можно сказать, не прекращается. Говоря «исповедь», я имею в виду и духовные беседы тоже: ведь приезжают, приходят в Новый Валаам не только православные люди, но и лютеране, и неверующие. Иногда, проведя несколько дней, а то и часов в монастыре, люди решают принять Православие. Становятся слушателями курсов катехизиса в нашей мирянской академии, принимают Православие потом. Притом курсы основ Православия есть при каждом большом приходе в Финляндии, и сотни людей принимают его по всей стране. Несколько дней назад перешла из лютеранства бывшая женщина-пастор, и таких случаев, кстати, за последние годы немало.

– Есть ли в Ново-Валаамском монастыре известные святыни?

– К их числу относятся, например, чудотворные иконы Божией Матери – Валаамская и Коневская. Есть и много других святынь.

– Как обстоит дело с преподаванием Православия в финских школах?

– Наша система образования подразумевает: если в школе есть три ученика, исповедующих Православие, то государство обязано предоставить им возможность для его изучения, то есть оно оплачивает труд педагога. Если меньше трех, то Церковь оплачивает обучение. И Церковь делает так: если, предположим, в одной школе два ученика православных, в другой один и так далее, то мы оплачиваем транспорт для учеников – они ездят на уроки Православия в школы покрупнее.

– Не убыточно?

– Нет, не «убыточно»: Церковь готова тратить деньги на образование. Церковь не жалеет денег на образование.

С 1-го класса школы и до последнего – будь то школа или гимназия – ведется преподавание Православия. У нас разработаны учебники для всех классов, разумеется, разного уровня сложности. Несколько лет назад мы разработали новые учебные пособия.

– Пожелаете ли что-нибудь нашим читателям?

– Будьте верны Православию, всегда живите в Церкви – переживайте вашу веру сердцем, умом и делами!

Иноки, Никсу и святитель Игнатий

Сегодня в Ново-Валаамском монастыре 12 иноков. Казалось бы, не так и много, по сравнению с большими обителями. Но молитва и труд этих 12 человек приводят сюда тысячи людей. Здесь действует и Культурный центр, который объединяет иконописные и реставрационные мастерские, огромную библиотеку и просто потрясающий архив, спасенный иноками от уничтожения в 1940 году. Постоянно в монастыре проходят какие-то образовательные мероприятия. Совсем недавно, например, закончился семинар «Знакомство с Православием. Священное Писание и традиция Церкви». Занятия проводятся чаще всего на двух языках: на финском и русском. Что радует, внимание к просветительским курсам всегда большое, так что надежда архимандрита Сергия на распространение света Православия в Финляндии, думается, вполне обоснованная.

А архив действительно впечатляющий! Главный архивариус, игумен Кассиан, показал мне с восторгом, например, обычный отчет о посещении каким-то архимандритом Игнатием Валаамского монастыря в 1838 году. Ну, казалось бы, посетил и посетил. Ну, оставил пару заметок красивым почерком.

– Ты на подпись смотри!

– Архимандрит Игнатий.

– Дальше читай.

– Брянчанинов. Брянчанинов?!

– Он самый. Святитель Игнатий был назначен в это время благочинным монастырей Санкт-Петербургской епархии. Он способствовал расцвету духовной жизни монашества, в том числе и Валаамского монастыря. Здесь, в архиве, есть много писем святителя к братии, в которых говорится о разных сторонах духовного руководства. Кстати, вот небольшая выдержка из его записей: «Монашеская жизнь на Валааме и восточное исповедание веры христианской в стране той процветали гораздо раньше и сильнее, нежели сколько мог бы заключить путешественник при поверхностном посещении края, при кратковременном взгляде на него… Жители берегов исповедовали православную веру, заимствовав познание ее из монастыря Валаамского; по берегу до самого Кексгольма стояли храмы православные. Корелы этого берега Ладожского озера были православны, как православны теперь корелы противоположного берега, жители Олонецкой губернии…

Святитель Игнатий: «Едва ли многие знают, что в недрах Финляндии живо Православие, что оно не вновь насажденное, живет там исстари…»

Но пришло злополучное время – финны склонились к учению Лютера. На местах, где красовались православные храмы, где совершалось богослужение православное, где Божественная Литургия роднила небо с землею, – ныне стоят лютеранские кирки, оглашаемые лишь тощей проповедью холодного пастора… Едва ли многие знают, что в недрах Финляндии еще живо Православие, что оно не вновь насажденное, живет там исстари, остаток общей древней христианской религии, заменившей язычество… Религиозная участь финляндского берега, в союзе с участью Валаамского монастыря, из которого, видно, всегда текла, как из сердца, религиозная жизнь для всей страны этой, процветала и умалялась, сообразно тому, много ли или мало сообщал ей сил Валаамский монастырь.

В начале XVII столетия шведский полководец Понтус де ла Гарди, причинивший столько зла России, разорил обитель Валаамскую; церкви и кельи предал пламени, иноков – острию меча; некоторые убежали, унеся с собою мощи святых основателей монастыря. Подобной участи подвергся и левый берег Финляндии: православные храмы сожжены; священнослужители убиты или изгнаны; распространен между жителями лютеранизм, последователи которого дышали еще фанатическим пристрастием к своей лишь родившейся вере, готовившей умыться в крови Тридцатилетней войны. Достойно замечания, что селения, сохранившие православную веру, находятся не на самом берегу Ладожского озера, не на пути завоевателей, но глубже в Финляндии, за горами, за болотами – естественными оградами страны: там затаились, спаслись они от взора и религии протестантов. В это время многие финны перебежали в Россию для сохранения веры…» – святитель Игнатий рассказывает о том, что Православие в стране Суоми имеет глубокие корни, что оно естественно для ее жителей.

«Посетители монастыря помещаются в гостинице. Есть особый приют и для нищих, которыми богата эта часть Финляндии. Нищим дозволяется быть на Валааме в течение двух суток и пользоваться трапезой, нарочно приготовляемой в их приюте, а на дорогу дают каждому два куска ржаного хлеба. И для этого-то подаяния стремится за 40, за 50 верст финляндец в монастырь Валаамский!» – через полтора столетия эти слова читаются уже несколько по-другому: с уважением к «финляндцам», сумевшим превратить свой дом в достойную страну.

Архив впечатляющий: письма преподобного Германа Аляскинского, равноапостольного Николая Японского, заметки святителя Игнатия (Брянчанинова)…

О каждом, казалось бы, незначительном на первый взгляд документе, сухом отчете или о чем еще отец Кассиан может устроить целую лекцию. По истории, географии, архитектуре, картографии, а то и геополитике – про богословие и не говорю. Разворачивает старые документы – ты видишь, например, письма миссионеров, отправленных из Валаама на Аляску в 1794 году. Одно письмо содержит автограф преподобного Германа Аляскинского и священномученика Ювеналия – в этом письме идет речь о благополучном прибытии миссионеров из Иркутска в Охотск и приготовлении к плаванию на Аляску. Есть еще письмо равноапостольного Николая Японского, в котором святой просит прислать ему кого-нибудь из братии для помощи в миссионерских трудах и описывает качества, которыми должен обладать миссионер.

Книг много – глаза разбегаются. Из «Алфавитного указателя ко всем делам», охватывающего период с 1836 по 1918 год, например, вы узнаете, что данные метеорологических наблюдений иноков поступали в Академию наук; что в Валаамском монастыре находились в 1869 году георгиевские кавалеры; что в 1880 году было учреждено Финляндское православное братство; что монастырь обзавелся «гидропультами» (огнетушителями)… Есть и повествования о государственном перевороте 1917 года, о переходе из Старого Валаама в Новый и со связанными с этим препятствиями. В общем, записал меня отец Кассиан в библиотеку Ново-Валаамского монастыря и строго-настрого пригласил приезжать почаще и сидеть в монастырской библиотеке и архиве подольше.

Новый Валаам
Новый Валаам

А еще в этой обители есть черный кот – Никсу. Живет себе и в ус не дует: тут его любят. Более того: превратили его котовью персону в шутливый и добрый символ обители, напечатав открытки с его изображением. Не знаю, есть ли в финском языке пословица про кота и масленицу – судя по довольной морде Никсу, нет. Хотя, кто знает, кто знает…

От монастыря проложены несколько паломнических маршрутов – до поклонного креста на берегу озера, до женской православной обители Линтула, небольшой кружной маршрут через старое кладбище. Мне кажется, имеет смысл воспользоваться этими тихими, спокойными дорожками – на душе легче становится. Приезжайте.

С архимандритом Сергием (Райаполви)
беседовал Петр Давыдов
© 2017 ХРАМ СВЯТИТЕЛЯ ЧУДОТВОРЦА НИКОЛАЯ НА ВОДАХ. Все права защищены.