1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.90 (5 Голосов)

Паломничество

Святая Земля. Впечатления паломницы Марии (сентябрь 2012)

Публикуем впечатления паломницы, присоединившейся к нашей группе, о поездке в Израиль в сентябре 2012 года по расширенной программе.

В сентябре 2012 года мне удалось впервые посетить Святую землю во время паломнической поездки. Все получилось довольно спонтанно: я поздно обратилась в паломническую службу, но одно место оказалось свободным, до самого отъезда я почти не думала о том, что скоро окажусь на Святой Земле. От самой поездки я не ожидала чего-то сверхъестественного. Хотелось прикоснуться к величайшим святыням, помолиться Спасителю, Пресвятой Богородице, всем святым о своих близких и о себе, своими глазами увидеть библейские места, лучше понять и ощутить атмосферу, в которой происходили Ветхозаветные и Евангельские события.

Огромная благодарность Паломнической службе Украинской православной церкви за организацию данной поездки, а также протоиерею Андрею Дудченко, который был руководителем нашей группы (иногда достаточно строгим), гиду матушке Людмиле из Иерусалимского Патриархата и всем, кто нас радушно принимал. Водитель-палестинец (христианин Джаад, гид и теолог по образованию — прим. ред.) виртуозно управлял автобусом даже на самых сложных дорожных виражах и серпантинах, а также дополнял нашего гида, имея богословское и историческое образование.

Впечатлений от поездки очень много. Иногда мне казалось, что слишком много, и поэтому большая их часть теряется безвозвратно в дальних уголках памяти, пролетает мимо и скатывается в горные ущелья Иудейской пустыни. Временами физическая усталость и огромное количество новой информации, воспринимаемой духовно, душевно, визуально, на слух, приводило к притуплению ощущений. Такое состояние вызывало некоторый внутренний протест и огорчение, поскольку подсознательно я ожидала, что всё на Святой Земле будет обязательно восприниматься с особенным душевным подъемом. Сейчас понимаю, что не стоило драматизировать ситуацию (“Восток – дело тонкое”). На самом деле, душевный подъем не только был, но и остался. Паломничество по местам Ветхого и Нового Заветов продолжается и, благодаря реальному паломничеству, оно более живое и глубокое.

“Спутник паломника по святым местам”, приобретенный мной в Спасо-Преображенском монастыре на горе Елеон, очень помог восстановить многие «белые пятна» (что-то прослушала, что-то не увидела, пропустила…) по возвращении в Киев. Я поняла, что за одну поездку всего не увидишь, не узнаешь и не прочувствуешь. И это нормально.

Самое главное: мы ощутили пульс Земли Иисуса, увидели, с какой любовью и заботой оберегаются святые места на протяжении многих столетий, несмотря на многочисленные войны и потрясения, происходившие и происходящие в Израиле и Палестине, почувствовали духовную связь и близость с теми, кто жил и живет на этих землях, миллионами и миллионами паломников, которые за минувшие две тысячи лет их посетили. А еще я стала более дружна с Библией. В том смысле, что мне теперь немного легче найти время для её чтения, и читается она более вдумчиво и с пониманием дела (сразу в памяти всплывает тот или иной увиденный пейзаж, ощущение, услышанный рассказ). Думаю, каждый из паломников, как солдат, прошедший войну, увез в своем сердце осколок Святой Земли, который время от времени напоминает о себе.

Какие были сложности во время поездки? Периодами было тяжеловато физически: смена климата и жара; ночная служба в Храме Гроба Господня, а с утра – пешеходная экскурсия по Иерусалиму; длительные переезды Иерусалим – Тверия, Тверия – Тель-Авив. Многие паломники говорили о своем желании больше времени уделить ключевым святыням, прежде всего храму Воскресения Христова. Но, с другой стороны, организаторы паломнической поездки и гид хотели показать нам все возможное. Думаю, гораздо меньше времени следовало тратить на посещение магазинов.

Огорчала спешка. Например, когда я стояла в очереди, чтобы приложиться к святому месту, где был распят и умер наш Спаситель, пришло время католической службы, и нас буквально стали выгонять с Голгофы. В ответ на протест нам все же разрешили приложиться к святыне, но, к сожалению, это произошло наспех, после чего мы спешно уходили по потайной лестнице. Аналогичная ситуация имела место в пещере Рождества Христова в Вифлееме. Я не успела приложиться к месту рождения Спасителя до православной литургии, поэтому после ее окончания осталась в пещере, ожидая своей очереди. Но католики начали готовиться к своей литургии, и давай нас подгонять, ведь время богослужений расписано между конфессиями по минутам. Безусловно, мне хотелось приложиться с таким святыням в более спокойной обстановке. Но все произошло так, как произошло. Не стоит делать из этого трагедию. Самое главное, что, по Божьей милости, я к ним приложилась.

Однако вывод напрашивается такой: паломник должен быть собранным, не зевать и заранее расспросить у гида, когда и как лучше подойти к святыням.

Проснувшись утром, осознаю, что я в Иерусалиме, и что это настоящее чудо! Оказалось, что наша гостиница находится на Сионской горе (на самом деле наш отель находился в Восточном Иерусалиме, к северо-востоку от Старого города — с противоположной стороны от Сиона — прим. ред.) недалеко от того места, где жила свои последние годы Пресвятая Богородица в доме св. апостола Иоанна Богослова. В десяти минутах ходьбы – Старый город, стена которого видна из окна.

То, что Éрушалáим (так на иврите) — город трех мировых религий, понимаешь сразу: жители и паломники просыпаются под звон колоколов и призыв муэдзинов на молитву; на улицах Старого города и вдоль его стен мы встречаем хасидов, которых легко узнать по одежде, головному убору и прическе (впервые увидела мужчин-хасидов в огромных черных меховых шапках), евреев в кипах, мужчин-мусульман в длинных белых рубахах и шапках (по размерам больше еврейских кип), женщин-мусульманок в хиджабах, а также православных, католических священников и монахов, священнослужителей других христианских конфессий, многочисленные группы паломников.

Однако за пределами центральной части город практически ничем не отличается от других городов Израиля и Палестины. Люди спешат по своим делам (на работу, учебу, в магазины и на рынки, отдыхают) и, кажется, вполне привыкли к тому, что живут в самом великом городе планеты.

Паломник очень быстро начинает понимать, что Иерусалим – ровесник Евангельских событий – давно не существует. Город дважды сравнивали с землей (как и говорил Спаситель св. апостолам: от величественных строений не останется камня на камне), неоднократно застраивали и перестраивали многочисленные завоеватели. Поэтому Иерусалим времен Спасителя – это в наши дни подземный город, от построек которого почти ничего не осталось. А то, что осталось, сохранилось во многом благодаря многовековой заботе христиан, мусульман и иудеев. Над большинством святых мест стоят действующие христианские храмы. Во многих местах ведутся раскопки.

Например, чтобы попасть в дом, где родилась и жила Пресвятая Богородица, или в тюрьму, где содержали Спасителя перед казнью, необходимо спуститься под землю на 7-10 метров. Via dolorosa, по которому сегодня идут паломники, – это, в определенной степени, условный путь скорби, определенный католиками в средние века. Тем более, что, по данным православных археологов, путь Христа на Голгофу был совершенно другим. Золотые ворота — это не те ворота, через которые въезжал в город Спаситель на ослице и осленке. Ворота, которые мы видим сегодня, были построены в мусульманский период. Да и дороги, ведшей через Виффагию (древнее селение на склоне Елеонской горы) к Храму Соломона, уже давно нет. Однако нам удалось пройти под этой самой древней дорогой по не менее древнему водостоку. Мы смогли прикоснуться к камням, по которым неоднократно ходил Спаситель, Божия Матерь, св. Апостолы и многие святые.

Конечно, ты осознаешь этот момент условности: многие места, связанные с Евангельскими событиями, происходили где-то здесь, возможно, в этом самом месте, а возможно, где-то рядом. Но ведь мы паломники, а не археологи.

На месте сада за городскими стенами, на территории которого находилась гора Голгофа и пещера, купленная членом Синедриона св. Иосифом Аримафейским для своего погребения, теперь расположен Храм Гроба Господня. Первые его постройки были сделаны еще св. царицей Еленой, а наиболее монументальные — крестоносцами. Ремонтные и реставрационные работы идут постоянно в той или иной части Храма. Св. Кувуклия в ее нынешнем виде была построена англичанами в начале 19 века, а в 20 веке после землетрясения была укреплена металлическими конструкциями. От камня, которым был закрыт вход в погребальную пещеру, остался небольшой кусок (примерно 50х50 см.), который теперь лежит под стеклом в Кувуклии. Остальное разобрали паломники за прошедшие две тысячи лет.

Ближе к полуночи мы идем по старому городу к Храму Воскресения Христова. Заходим через Дамасские ворота, за которыми дежурят военные с автоматами. Может именно поэтому ночью здешние улочки кажутся тихими и спокойными? А днем здесь множество действующих торговых точек, как на обычном восточном базаре. Однако есть своя особенность: многие из них, особенно ближе к Храму, специализируются на продаже св. распятий из дерева, четок, св. икон всех размеров, наборов свечей, ладана, ароматных масел…

Ближе к полуночи открываются двери, и мы заходим во двор Храма, вымощенный камнями, а затем и в сам Храм. Первое, что мы видим, — это камень помазания, на который после снятия с креста положили тело Спасителя самые близкие ему люди (не оставившие Его в часы страданий и смерти), помазали ароматными маслами и завернули в плащаницу, подготовив к погребению. Сколько слёз было пролито здесь над телом нашего Господа! Поток этих слёз не иссяк за более чем две тысячи лет. Над камнем, закрытым в наши дни красной мраморной плитой, висят большие греческие лампады. Многие женщины выливают на камень благоухающее нардовое масло в память о Спасителе. На этом месте с ужасом понимаешь, насколько испорчена грехом наша природа человеческая. Господь воплотился в человеческом теле ради того, чтобы указать нам путь спасения, а Его не узнали, не приняли, всячески гнали и оскорбляли, мучили так, что Пресвятое тело Спасителя, после смерти положенное на камень помазания, представляло собой сплошную рану от нанесенных ему ударов.

От одного понимания того, что вот здесь, в нескольких метрах от меня, находятся св. гора Голгофа (справа от камня помазания, если стоять спиной ко входу) и св. Кувуклия с пещерой Воскресения (налево от камня помазания), душа наполняется необыкновенными ощущениями: благоговением, благодарностью, потерей временных ориентиров, а также большим сомнением, что все это происходит со мной. Может, вот на этом самом месте стояли Пресвятая Богородица и жены мироносицы во время казни Спасителя, с ужасом и скорбью смотрели на Его муки и смерть? А вот здесь, возможно, стояли римские воины, охранявшие гроб Христов, и ставшие свидетелями чуда Воскресения?

Во время ночной литургии я, по совету матушки Людмилы, стала недалеко от Кувуклии. Священники и дьяконы неоднократно заходили в неё, читая молитвы. Служба велась на греческом языке, и только некоторые возгласы читали наши священники на церковнославянском, одну или две молитвы мы пели всем миром. Людей было много (несколько сотен). В ночном храме очень темно и торжественно, освещают помещение только лампы, имитирующие громадные свечи, а также настоящие свечи перед входом в Гроб Господень и вокруг него. Причастие проходило в большем храме, вход в который находится напротив входа в Кувуклию.

С определенной периодичностью, очень быстро и уверенно, священники и дьяконы присутствующих в Храме христианских конфессий совершают каждение и обходят каждый его уголок. Паломники и туристы расступаются. Здесь действует свой чёткий порядок. Обходим все уголки Храма и мы с нашим гидом и отцом Андреем. Пытаюсь сосредоточиться и внимательно слушать. Но усталость от бессонной ночи дает о себе знать. Хочется сесть где-нибудь на скамеечке, прислониться к древней колонне и подумать, а то и подремать в тишине. Понимаю, что надо бы прийти в Храм еще раз и не спеша пройтись по нему, приложиться к святыням. Однако это невозможно, поскольку завтра утром мы покидаем Иерусалим и едем на север в Тверию.

Поразил меня рассказ гида матушки Людмилы во время нашего посещения Александровского подворья, расположенного совсем рядом з Храмом Воскресения Христова. На территории подворья архимандритом Антонином (Капустиным) были организованы раскопки и обнаружен порог Судных врат, через которые осужденных выводили на казнь за стены города. По установленному в те времена обычаю, если до пересечения заключенным порога Судных врат кто-либо вступался за него, дело могло быть пересмотрено. Если же заключенный пересекал порог, казнь приводилась в исполнение. За Спасителя тогда никто не вступился.

Во время посещения святых мест Израиля и Палестины осознаешь великий самоотверженный труд св. царицы Елены, с большими трудами нашедшей в четвертом веке места, где происходили евангельские события, и построившая в память о них десятки храмов, остатки которых сохранились до наших дней. Во время посещения русских храмов и монастырей мы каждый раз с благодарностью вспоминали архимандрита Антонина (Капустина), начальника Русской духовной миссии в Палестине, который много потрудился для того, чтобы присутствие православной России на Святой Земле стало реальностью (“И не забудет Палестина архимандрита Антонина”).

Благодаря его трудам мы чувствуем себя здесь как дома, особенно когда смотрим на силуэт церкви св. равноапостольной Марии Магдалины с золоченными куполами в Гефсиманском саду, на “Русскую свечу” (высокую колокольню Свято-Вознесенского женского монастыря на Масличной горе, которую видно издалека на подъезде к Иерусалиму), идем по ухоженным тенистым дорожкам Горненского русского женского монастыря в селении Эйн-Карем под Иерусалимом (основанном на месте, где жили святые Захария и Елисавета с сыном Иоанном, Предтечей Господним), любуемся в Хевроне засохшим (увы!) древним Мамврийским дубом и выросшим от его корня росточком…

Спаситель часто проповедовал, молился, отдыхал в Гефсиманском саду на склоне Елеонской горы, вознесся Господь тоже именно с этой горы (на месте Вознесения был старинный византийский храм, построенный св. царицей Еленой, а сейчас это место и камень с отпечатком стопы Спасителя принадлежит мусульманам). Во время поездки я узнала, почему Господь так любил эти места. На Масличной (Елеонской) горе был участок с гостиницей, называемый “Малая Галилея”, где останавливались паломники из Галилеи, приезжавшие в Иерусалим для посещения Храма. Иисус Христос был галилеянином, так же как и многие апостолы.

У подножия Елеонской горы располагается гробница Пресвятой Девы Марии. Спускаемся в очень глубокую пещеру, где было положено ее Пречистое тело. Здесь темно и много больших греческих лампад. Внутри маленькая гробница (мини-кувуклия), где под стеклом находится каменное погребальное ложе. Паломники опускают за стекло записочки со своими просьбами и именами близких, нуждающихся в помощи Богороматери. Св. апостолы несли тело Пресвятой Богородицы в Гефсиманию с Горы Сион, множество христиан сопровождало процессию. Когда иудеи пытались помещать погребальному шествию, Господь укрыл его облаком.

В этой же пещере находятся могилы родителей Пресвятой Богородицы святых Иоакима и Анны, а также св. Иосифа Обручника. В Израиле я впервые увидела икону Святого семейства, на которой изображены маленький Спаситель, Пресвятая Дева и Иосиф Обручник. Перед этой чудесной иконой верующие молятся о счастливом браке и разрешении семейных проблем. Матушка Людмила говорит, что иногда, к сожалению, забывают об огромной роли св. Иосифа, который вырастил Спасителя как родного сына, всячески оберегал Его, передал ему свои знания, жизненный опыт и профессиональные навыки плотника.

Недалеко от Гробницы Пресвятой Богородицы расположен греческий православный монастырь, построенный на месте гибели св. первомученика архидиакона Стефана. Фарисеи, разъяренные его проповедью о воскресшем Сыне Божием и святостью (лицо мученика сияло), вывели его из Храма и привели по дороге на это место, где до смерти забили святого камнями. Истекая кровью, он воскликнул «Господи! не вмени им греха сего». Остались камни, на которых был убит святой мученик, и участок старой дороги.

В Кедронской (или Иосафатовой) долине между стенами старого города и Елеонской горой расположено огромное количество захоронений, среди которых очень древние, например гробница Авессалома, сына царя Давида, восставшего против него. Есть захоронения и на Масличной горе. Я слышала о том, что быть похороненным на этой горе – большая честь для любого иудея, это удел избранных. Несколько лет назад там были перезахоронены останки Елены Варшавской, 19 летней медсестры, погибшей при освобождении Таллинна в 1944 году и похороненной на площади Тынисмяги. Когда эстонцы решили снести памятник и убрать с площади захоронения советских солдат, Израиль забрал тело Елены и с почестями похоронил её в Иерусалиме. Украина забрала останки украинца старшего сержанта Степана Хапикала, похоронив его как героя в Полтаве на Аллее славы. По словам св. пророка Иоиля, именно на этом месте, в Иосафатовой долине, произойдет страшный суд.

Со смотровой площадки на Елеонской горе Старый Иерусалим и Кедронская долина видны как на ладони: и стена Старого города, и Золотые ворота, и большой серый купол с крестом Храма Гроба Господня, и гора Сион, и огромный золотой Купол Скалы, построенный на месте Святого святых Храма Соломона (на этом самом месте горы Мориа св. праотец Авраам занес нож над своим сыном Исааком), и мечеть Аль-Акса…

Во время посещения Хеврона нам удалось побывать в пещере патриархов, почитаемых православными праотцев. «После сего Авраам похоронил Сарру, жену свою, в пещере поля в Махпеле, против Мамре, что ныне Хеврон в земле Ханаанской. Так достались Аврааму от сынов Хетовых поле и пещера, которая на нем, в собственность для погребения» (Бытие, гл. 23). Поля теперь, конечно, нет, на его месте городские постройки, а над пещерой – строение, похожее на средневековую крепость, находящуюся под военизированной охраной. Она разделена на две части: иудейскую и мусульманскую. Ощущение древности, ветхости и немного затхлости.

В мусульманской части – старая мечеть, возведенная на месте старинного византийского храма. При входе в мечеть мы снимаем обувь и облачаемся в балахоны с капюшоном (естественно, только женщины). Внутри несколько высоких надгробий, покрытых по восточной традиции бархатными покрывалами с надписями на арабском языке, некоторые из которых находятся в отдельных зарешеченных помещениях. Мы наблюдаем процесс пополнения маслом неугасимой лампады и спуска её в пещеру, нам рассказывают, где чья гробница (Авраама, Исаака, Ребекки…), просят оказать финансовую помощь мечети. Но на самом деле эти надгробия являются в определенной степени условными, поскольку хотя известно, кто из патриархов и их жен похоронен внизу в пещере, никто доподлинно не знает, где именно чья могила (соответствующие исследования не проводились). Могила Рахили, умершей в дороге во время родов, находится возле Вифлеема, сейчас к ней нет доступа православным паломникам.

Дух иудаизма я особенно ощутила именно в Махпеле. Зайдя в еврейскую часть башни, мы оказались в действующей синагоге (я – впервые). Стеллажи книг в кожаных переплётах на иврите, деревянные резные перегородки и подставки для книг. Мужчины в полосатых накидках и кипах читают священные иудейские книги, пытаясь понять, когда же народ Израиля дождется Мессию. Женщины в строгой одежде и платках молятся о своём сокровенном святым праматерям Сарре, Ребекке, Лии…, листают молитвословы. Дети наблюдают за родителями и поглощают сладости, выставленные здесь же на столе.

Несколько тысяч лет пролетели как одно мгновение над пещерой Махпела. «Прошлое – это колодец глубины несказанной. Не вернее ли будет назвать его просто бездонным?» (Томас Манн «Иосиф и его братья»).

Недалеко от пещеры располагается небольшой скверик. Там в тени олив сидит группа мужчин в кипах и внимательно слушает иудейского проповедника. Мы проходим мимо и молча с интересом смотрим друг на друга.

В Хевроне обстановка непростая. Город разделен на палестинские и израильские сектора, нередко возникают конфликты. В 1994 году иудей-фанатик совершил теракт во время молитвы мусульман в мечети над пещерой Махпела, расстрелял 29 человек и сам был убит.

Удалось нам побывать и в русском мужском монастыре Святой Троицы на месте древней библейской дубравы Мамре. После приобретения этого участка в ноябре 1868 г. архимандрит Антонин (Капустин) написал в своем дневнике: “Мамврийский дуб – русский!”. Силы дуба, возраст которого может составлять около пяти тысяч лет, под которым св. Авраам принимал трёх путников–ангелов, бывших прообразом Пресвятой Божественной Троицы, иссякли в прошлом веке. Однако росток от его корня 40-60 см. высотой, появившийся рядом с мертвым дубом, дарит нам новую надежду.

Вечнозеленые палестинские дубы не похожи на наши: листья у них маленькие и форма другая. Жёлуди обычные, но крышечка как будто с иголочками, правда, не колючими.

Возвращаясь в Вифлеем, встречаем вдоль дороги поселения кочевников-бедуинов, которые, впрочем, являются полноценными гражданами Государства Израиль и не чужды достижений цивилизации. Проезжая однажды вечером мимо одного из таких селений, мы увидели, что обитатели ветхого домишки, не имеющего по сути ни стен, ни дверей, смотрят телевизор. На привезенном сене пасутся их стада, рядом громоздятся гигантские емкости для воды. Очаровательно смотрятся бедуины, путешествующие верхом на осликах.

Рано утром, затемно, приходим в базилику Рождества Христова. По всему видно, что храм очень древний, всё в нём потемнело от древности. С чудотворной иконы (Вифлеемская) Божья Матерь с улыбкой смотрит на нас, обнимая Богомладенца. Потихоньку улетучиваются все тревоги. Рядом – вход в пещеру Рождества. Она кажется совсем небольшой, но народу в ней поместилось необычайно много. Служба проходила в самой пещере: на греческом, арабском и русском (на последнем совсем немного). Служили четыре священника грека, один араб и несколько священников из Украины (так по впечатлениям паломницы. На самом деле служил один греческий священник и трое из Украины, примерно три четверти возгласов литургии звучали на церковнославянском, на греческом же местное духовенство во главе с владыкой пели утреню перед литургией. На арабском читалось Евангелие — прим. ред.). Я стояла внизу на ступеньках и все хорошо видела и слышала. Вентилятор развевал облачение священников. «Кирие элейсон, кирие элейсон…» переплеталось с гортанными молитвами на арабском и родном русском. Очень красиво. В это минуты я ощутила: мы православные очень разные, но Господь преодолевает все различия и соединяет нас в одну Церковь Христову.

Большое впечатление произвела на меня Иудейская пустыня (Пустыня Святого града). Она притягивает внимание как магнит! Не устаешь вглядываться в коричнево-серые каменистые горы и ущелья, усыпанными пучками сухих кустарников. Говорят, весной пустыня оживает и зацветает. Как здорово было бы увидеть цветущую пустыню своими глазами!

Очень хорошо в пустынных монастырях, спрятанных в горах. Здесь нет туристов, городской суеты и коммерциализации святынь. Напротив: царят аскетизм, первозданная красота и тишина.

Один из таких монастырей, преподобного Саввы Освященного, расположен в Иудейской пустыне над горным ущельем. Преподобный Савва в 6 веке, находясь в этом монастыре, написал свои труды, которые легли в основу современного православного богослужения. Женщин в обитель не пускают, что совершенного не мешает нам во всей глубине прочувствовать атмосферу, которая вдохновляла древних отшельников на подвиги уединения и молитвы. Один из монахов, грек, терпеливо принимал у нас записочки, вынес святые мощи для поклонения, а также подарил каждому маслице и иконку, освященные на святых мощах. Монах сказал нашему отцу Андрею, что целый день он встречает паломников, не имея возможности ни на минуту отойти от входа в монастырь.

Пока мужчины находились в монастыре, мы поднялись на соседнюю гору, откуда хорошо видны монастырские здания, снаружи больше похожие на неприступную крепость, жизнь которой скрыта от посторонних глаз. Почему-то мне очень захотелось одной идти и идти по тропинке в самое сердце пустыни, чтобы помолчать и помолиться. Ох, недаром отшельники с древнейших времен облюбовали это место!

Внизу ущелья протекает и пенится Кедронский поток, по берегам которого растут деревца и кустарники: сине-зеленая ниточка цветущего оазиса с нависающими над ней суровыми скалами, как будто изрезанными и исполосованными шрамами. Так и жизнь святых подвижников, преодолевая пустыню неверия, мирской злобы и искушений, неутомимо течет и образует вокруг себя духовный оазис.

Потом мы, женщины, отдыхали в тени стен монастыря под оливами, слушая рассказы нашего гида матушки Людмилы, а мальчишка из большого чайника без устали поил нас теплым и ароматным чаем, в котором угадывались нотки каркаде и корицы. Мы чувствовали умиротворение, покой и совсем не хотелось возвращаться в Вифлеемскую гостиницу, напротив которой высится высокая бетонная стена, символ разделения и вражды израильского и палестинского народов.

Не менее впечатляющим было наше посещение Фаранской лавры преподобного Харитона Исповедника, расположенной вблизи селения Анатот (библейский Анафоф) – родины св. пророка Иеремии. Теперь это территория заповедника Эйн Прат. Во время спуска на автобусе по горному серпантину у нас не раз захватывало дух.

Мы долго шли по дну ущелья вдоль остатков потока Фара. В настоящее время это неглубокая горная речушка, образующая кое-где небольшие озерца, в которых можно окунуться, что мы с удовольствием и сделали. Это омовение очень облегчило нам обратный путь к автобусу.

Ущелье загромождено камнями, отколовшимися когда-то со скал, которые приходится обходить. Кажется, что вот сейчас из-за одного из таких камней выйдет юный Давид с пастушеским посохом и котомкой, а за ним – стадо овец, которое он привел на водопой. И зазвучат древняя восточная мелодия и пророческие псалмы.

Потом мы поднялись вверх к отвесной скале. Монастырь расположен под самой скалой и частично – на скале, поэтому часть помещений — пещерные. Именно в одну из этих пещер преподобный Харитон, много пострадавший за веру и пришедший в Святую Землю паломником, был связан и брошен разбойниками, намеревавшимися его убить. Однако вскоре он получил освобождение, поскольку вернувшиеся с очередного грабежа разбойники умерли, напившись отравленного змеей вина. На территории Фаранской лавры, древнейшей на территории Палестины, похоронен ее основатель преподобный Харитон Исповедник. В скалах ущелья в окрестностях лавры множество пещер разных размеров. Когда-то здесь подвизались тысячи монахов, пришедших в поисках уединения и за духовной поддержкой к святому, прославившемуся своей праведной жизнью и многими чудесами. А теперь вот в монастыре всего один насельник, тоже монах Харитон. В тенистой беседке он гостеприимно напоил нас чаем с лимоном, накормил пряниками и конфетами, а также рассказал о монастырской жизни в Израиле. Например, одно время заповедник хотел взыскивать с монастыря плату за пользование ведущими к нему дорогами. Однако отцу Харитону с помощью архивных документов удалось доказать, что эти дороги строили сами монахи – насельники монастыря.

Мне очень понравилось, что отец Харитон отвечал на наши вопросы очень спокойно и доступно, без “ужастиков” о скором конце света. Сказал, что сейчас у нас есть все условия для спасения своей души. Уделив нам достаточно времени и показав монастырь, отец Харитон дал понять, что теперь пришло время молитвы. Собака Умка, которой доверена почетная миссия охранять монастырь, вела себя как настоящая хозяйка: встретила и пообщалась с каждым паломником.

Оазис вдоль потока Фара – излюбленное место отдыха для евреев, которые приезжают сюда семьями на целый день, а также для туристов, ищущих прохлады. Поэтому ущелье наполняется множеством звуков: плеском воды, смехом, веселыми разговорами, криками, долетающими до монастыря.

Посетили мы и монастырь преподобного Феодосия (в горах), построенный на месте, где останавливались на ночлег волхвы с Востока, возвращавшиеся из Вифлеема в свои страны, нарушив обещание, данное царю Ироду. В 12 веке в этот монастырь приехала преподобная Евфросиния Полоцкая, совершавшая паломничество по Святой Земле. Заболев и почувствовав приближение смерти, она попросила похоронить ее в монастыре, что и произошло в 1173 году. Впоследствии тело святой перевезли в Киев.

В монастыре мы увидели гигантский виноград, созревший под палящим солнцем пустыни (виноградин такого размера я никогда в жизни не видела!). Большинство гроздьев были спрятаны в прозрачные мешочки, защищающие их от любителей фруктов. Увидев повышенное внимание нашей группы к лакомым плодам, работница монастыря срезала для нас одну большую гроздь, которую мы тут же с удовольствием слопали. Вкуснотища неописуемая!

Но вот позади Иудейская гористая пустыня, и мы въезжаем в Иорданскую долину (Иерихонскую равнину). К северу она тянется до самого Генисаретского озера и Галилеи. Впереди перпендикулярно – Иордан с зеленым оазисом вдоль берегов, за рекой – Моавитские горы в легкой дымке, расположенные на территории Иордании и обрамляющие долину с Востока. Вероятно, оттуда пришла в Вифлеем моавитянка Руфь со своей свекровью иудейкой Ноеминь. А за Иордан ушла св. Мария Египетская для сорокалетнего подвига покаяния, молитвы и строжайшего поста. Справа – Мертвое море, северные берега которого можно разглядеть, а также знаменитое ущелье Кумрана, где в середине ХХ века бедуины нашли древние свитки с книгами Ветхого Завета, спрятанные там членами религиозной секты ессеев. Слева – дорога в Галилею мимо библейского Иерихона и Горы искушений.

Недалеко от поворота на галилейскую дорогу зеленеет небольшой оазис вокруг монастыря преподобного Герасима Иорданского, принадлежащего Иерусалимскому патриархату. Здесь мы узнали трогательную историю о том, как исцеленный преподобным лев, испытывая к своему спасителю огромную благодарность и пораженный его святостью, пошел за ним в монастырь и остался там “послушником”. Причем довольно неплохим, несмотря на опасения братии. Хищник выполнял важное задание по снабжению монастыря пресной водой из Иордана в компании верблюда и ослика. После смерти преподобного Герасима лев от тоски издох на его могиле.

На подъезде к месту крещения Господня на реке Иордан минное поле, оставшееся со времен войны. Сама река в этом месте оказалось очень узкой, буквально метров пять-шесть, мутноватой и солоноватой из-за близости Мёртвого моря. Напротив – берег Иордании, и на нём – большой красивый храм с колокольней. Но переплыть туда нельзя – государственная граница. Читаем молитву, спускаемся по деревянному помосту в длинных белых рубахах, осеняем себя крестным знамением и погружаемся в святые воды иорданские, окунаясь за всех, кто нам дорог и не смог приехать в Израиль.

Заезжаем в древний Иерихон, город пальм, с которого началось завоевание народом Израиля Земли обетованной (Ханаана). Стены этого города, который осаждали израильтяне во главе с Иисусом Навином, чудесным образом рухнули. С западной стороны города высится Гора искушений. Заходящее солнце мешает разглядеть постройки греческого монастыря, прилепившиеся к скале, основанного все тем же преподобным Харитоном исповедником. К ним ведет канатная дорога. На самой вершине видны постройки русского храма, окончить которые помешала революция 1917 года. Хочется верить, что этот храм в скором времени будет достроен, и его смогут посещать многочисленные православные паломники.

Именно с этой горы, где Господь постился и молился сорок дней после Богоявления на Иордане, дьявол перенес Спасителя в Иерусалим на крышу Храма Соломона, где искушал его (а это приблизительно час — полтора езды на автобусе!). На Гору искушений мы, к сожалению, не попали.

Начинается наш путь на север. Проезжая Самарию, мы останавливаемся на месте, где св. праотец Иаков построил колодец, возле которого Иусус Христос беседовал с самарянкой Фотинией. Сейчас этот населенный пункт называется Шхем (Наблус), а во времена праотцов – Сихем, где праведный Авраам поставил жертвенник Богу. В наши дни колодец находится в нижней церкви под алтарем нового большого храма, построенного в последнее десятилетие. В правой части храма – рака с мощами св. новомученика архимандрита Филумена, охранявшего древний колодец и жестоко убитого в 1979 году фанатиками (ему крестообразно разрубили лицо). Спустившись в нижний храм, достаем прохладную и необычайно вкусную воду из тридцатипятиметрового колодца, которому несколько тысяч лет.

Удивительно, что источник воды не иссяк до наших дней. Видно, с большой любовью и заботой о многих будущих поколениях копал этот колодец святой праотец.

По сторонам дороги вдоль Иордана располагаются роскошные банановые и финиковые плантации. Как в Украине вдоль дорог растут каштаны, липы и клены, так в Израиле и Палестине оливы и финиковые пальмы. Сладкие финики, растущие гроздьями, вялятся прямо на пальмах, чаще всего защищенные сеточками от падения на землю и от птиц. Спелые желтые финики постепенно становятся темно-коричневыми, шоколадными и продаются в изобилии на местных рынках.

Через несколько часов мы останавливаемся в Магдале на берегу Генисаретского озера в русском монастыре, построенном на территории древнего селения, где родилась и жила св. Мария Магдалина. Вот тут понимаешь, каким долгим и тяжелым был путь Пресвятой Девы Марии после Благовещения из галилейского Назарета в Горнюю в окрестностях Иерусалима к своей родственнице св. Елизавете. Правда, в те времена Спаситель, Пресвятая Богородица и св. Апостолы шли в Иерусалим из Галилеи по другой дороге, более короткой – через Самарию (однако сейчас эта дорога менее безопасная, чем объездная). На территории монастыря есть источник, возникший на месте исцеления Спасителем своей любимой ученицы, которая впоследствии первая увидела Его после Воскресения. Есть также радоновый источник.

По дороге в Тверию вдоль озера расположены десятки пляжей, где загорают и купаются тысячи отдыхающих. Это один из любимых у израильтян курортов.

Генисаретское озеро с севера, запада и востока окружено горами. Этот самый крупный пресный водоем Израиля и Палестины в последнее время мелеет. Один из проектов спасения озера: опреснение воды Средиземного моря и пополнение ею водоема.

Галилейское (Генисаретское) озеро очень непредсказуемое. К вечеру тут нередко поднимается ветер и начинается волнение. Поэтому во второй половине дня моряки стараются не выходить на промысел. Но нам с погодой повезло. На деревянном корабле, построенном по образцу лодок, ходивших по озеру в библейские времена, мы прошлись по его волнам, осматривая окрестности под ласковым вечерним солнышком и легким ветерком. Капитан корабля (болгарский еврей) торжественно поднял украинский и израильский флаги, а также включил украинский гимн. И полетело над озером «Ще не вмерла Україна!…». А мы все ощутили, что таки «не вмерла!».

На востоке можно было разглядеть страну Гадаринскую, где Спаситель исцелил бесноватого, жившего в гробах, от легиона бесов, и жители которой просили Господа уйти от их города после гибели стада свиней. На северо-востоке: Голаны и гора Хермон (ее вершина зимой покрыта снегом), а за ними Сирия, охваченная гражданской войной. На причале нам повстречались молодожены, которых мы поздравили громкими аплодисментами. Меня удивило то, что невеста красовалась не в белом, а в черном платье (!). Я заметила, что евреи очень любят черный цвет.

А рыбы в озере, говорят, водится много, как и во времена апостолов. Большинство членов нашей группы пообедали “рыбкой Петра” в ресторанчике на берегу. Не забыли и окунуться. Вода была настолько теплой и мягкой, что часа два мы не выходили из озера.

Сама Галилея необычайно зеленая, плодородная и живописная благодаря обилию пресной воды. Именно в этих местах, по тем временам достаточно отдаленных от Иерусалима, Спаситель провел большую часть Своей жизни, знал здесь каждый живописный уголок и многих жителей, отсюда начал Свою проповедь. На северном берегу озера располагались Капернаум и Вифсаида, где жили святые апостолы Андрей Первозванный и Симон (Петр). Хотя Иисус был назарянином, т.е. жителем Назарета галилейского, совсем другой город, а именно Капернаум (и только он), называется в Евангелии “Его городом”. Очевидно, это связано с тем, что Спаситель, не принятый и не понятый жителями Назарета, некоторое время жил со Своей Матерью на берегу Генисаретского озера в Капернауме, где проповедовал и совершил множество чудес. На месте дома, крышу которого разобрали для того, чтобы опустить к ногам Иисуса расслабленного, в наши дни стоит церковь в честь святых Апостолов. Это прекрасный розовый храм.

К западу от озера расположены Назарет и Кана Галилейская, а также гора Фавор, на которой, согласно преданию Церкви, произошло чудо Преображения Господня. Название горы, где произошло данное чудо, в Евангелии не упоминается, сказано только, что Он взошел на высокую гору.

Гора Фавор, на которой когда-то водились хищные звери, постепенно «лысеет», а ее подножие начали застраивать местные жители. С горы открывается прекрасный вид на Назарет и плодородную Изреельскую долину, где в битве с филистимлянами погибли три сына царя Саула, а он покончил жизнь самоубийством, бросившись на меч. В этой долине, в наши дни мирно зеленеющей полями и садами, произошло немало и других кровавых сражений за Святую Землю.

В IV веке св. царица Елена построила на горе Фавор величественную базилику, к которой вели сотни ступеней. Однако базилика была разрушена мусульманскими завоевателями Палестины. В XIX веке монах Иринарх родом из Молдавии поселился здесь и задумал восстановить православный храм на месте развалин базилики или более поздних православных строений. В 1862 г. храм был освящен.

В Назарете, большая часть жителей которого – христиане, находятся два христианских храма, один из них православный – на горе, на месте источника, из которого Пресвятая Богородица и жители города пополняли запасы воды (этот источник есть и сейчас, именно здесь впервые Архангел Гавриил явился Пресвятой Деве); другой католический – на месте дома Святого семейства и Благовещения.

Наше пребывание в Израиле совпало с празднованием евреями их Нового Года Рош ха-Шана. Поэтому в гостинице «Царь Соломон» в Тверии, где мы проживали, нам пришлось поработать лифтёрами. Ссылаясь на шабат, постояльцы-евреи просили нас нажимать кнопки в лифте, поскольку сами они не могли этого делать согласно своим обычаям (в некоторых гостиницах лифты автоматически останавливаются на каждом этаже в дни шабата). В нижнем этаже гостиницы устроена синагога. Однажды вечером мы случайно попали на этот этаж и через открытые двери увидели множество мужчин-евреев в накидках и с книгами в руках, пребывающих в праздничной молитве. Большую часть ночи мужчины-евреи провели на открытой террасе гостиницы, распевая праздничные песни, а мальчишки бегали между ними. Мне очень понравилось то, как евреи праздновали Рош ха-Шана: очень радостно, по семейному, с молитвой. Когда мы вышли прогуляться на улицу, увидели большие еврейские семьи, празднующие в ресторанах и кафе, однако не встретили ни одного пьяного и дебошира.

Вообще мне лично не хватило общения с жителями Израиля и Палестины. Было бы неплохо побольше узнать об их жизни: каково это – жить на Святой Земле? Палестинцы показались мне очень открытыми, евреи немного сдержаннее, и те и другие приветливые и готовые оказать помощь в трудной ситуации. Один палестинец, торговец маленькой сувенирной лавочки в Вифлееме, напоил нас мятным чаем, сказал много хорошего о нашей стране, рассказал, что многие его знакомые и родственники учились в Украине, а некоторые женились на украинках. Рядом с нашей гостиницей мы нашли мини палестинский культурный центр, созданный на собственные средства и собственными усилиями одной палестинкой. Там мы увидели национальные костюмы и украшения палестинских женщин (как ни странно, своей вышивкой очень похожие на украинские), предметы быта. В одной лавке мы увидели, как работают стеклодувы. Палестинцы изготавливают великолепную глиняную посуду и другие изделия из глины.

По дороге из Тверии в Тель-Авив мы заехали в национальный парк на месте Кейсарии Филипповой на берегу Средиземного моря. Этот город, построенный царем Иродом, во времена Иисуса Христа служил, по сути, столицей Иудейского государства. Здесь большую часть времени жил римский наместник, приезжая в Иерусалим только в исключительных случаях, например во время мятежей. Во время раскопок в Кейсарии был найден камень, надпись на котором подтверждает, что Понтий Пилат был реальной исторической личностью. Хорошо сохранились постройки римского театра и ипподрома, а также ряд других построек римского, византийского и османского периодов. Св. апостол Павел некоторое время жил в Кейсарии, ожидая своего последнего плавания в Рим на суд кесаря.

Мне очень понравилась доброжелательность и восточное гостеприимство, с которыми нас встречали во всех монастырях и храмах. Нас угощали соком, хлебом, оливками. Почти в каждом храме и монастыре мы находили прохладную воду из источников. Многие священники греки и арабы достаточно хорошо знают и понимают русский язык, что очень облегчает общение. Наверное это связано с тем, что последние годы очень много священников и паломников из русскоязычных стран приезжает на Святую Землю. Особенно меня поразил блестящий русский язык настоятеля храма св. Николая чудотворца в Бейт-Джала.

А еще я узнала, что «спасибо» по еврейски звучит «тодá», по арабски – «шукрáн», а по-гречески очень красиво и узнаваемо – «эвхаристó».

Покидая Израиль, мы даже не могли подумать о том, что через два месяца начнется военный конфликт с Хамас. Однако хрупкость мира в этом регионе мы почувствовали очень хорошо. Дай, Боже, мира Израилю и Палестине! Пусть не иссякает поток православных паломников в Святую Землю, не прекращается святая молитва в ее городах, селениях, в пустыне и на иерусалимских холмах!

Мария, Киев, сентябрь 2012 года

Встреча с пустыней

Вот мы и встретились… А ты молчишь, пустыня.
В твоих глазницах мудрость всех времён.
Шагаю выжженными тропами твоими.
Страна лишений, твой суров закон.

О, как мне тягостно присутствие чужое!
Хочу побыть с тобой наедине.
Твоё безмолвие я как урок усвою.
Все тайны бытия откроешь мне.

Уйти в отшельники. Принять обет молчания.
Поститься. Видеть в купине нетварный свет.
Здесь всё вне времени, условны расстояния!
Один народ шёл по пустыне сорок лет.

В тени скалы привал полуденный устрою.
Взгляну на небо, горы, россыпи каменей.
Отбросив лишнее, все чувства успокою
И вот молитва льётся крепче, горячей.

И оживает древнее предание.
Священной Библии так прост и мудр мотив!
В пустыню Моисей бежит в изгнание,
В порыве гнева египтянина убив.

Ну а потом: Синай, священник модиамский,
Сепфора, дочь его… Вдруг Господа призыв:
«Иди в Египет! Выведи из рабства народ Израильский.
Донесся вопль его аж до моих вершин».

И вновь пустыня. Время вспять. Дорога.
Прекрасный юноша, понурившись, идёт.
Из зависти он в рабство продан братьями. У Бога
Иосиф, чистый сердцем, милость обретёт.

Тропою каменистой по пустыне
Бегут от гнева Ирода царя
Сын Божий, Мать Его, Пречистая Мария,
Иосиф старец, Их в пути храня.

Вот изумрудный Иордан свои потоки
Через пустыню Иудейскую несёт.
Там вдохновенно проповедуют пророки,
Предтеча Иоанн всех к покаянию зовёт.

Оставлена навек Александрия
И жизнь разгульная блудницы молодой.
Пол века плакала и каялась Мария,
В пустыне святость обретая и покой…

Мне хорошо здесь. Утихают страсти.
И притупилась скорбь души больной.
Но где-то ждут меня. И я не безучастна.
И потому мой путь лежит домой.

А ведь могла бы… Шепчет вдруг пустыня,
Бросая в спину мне горячий ком земли:
«Ты тут чужая. Здесь своя стихия.
Простые правила суровые свои».

Паломнический центр ОВЦС УПЦ

Фото из архива прот. Андрея Дудченко

http://www.kiev-orthodox.org

© 2017 ХРАМ СВЯТИТЕЛЯ ЧУДОТВОРЦА НИКОЛАЯ НА ВОДАХ. Все права защищены.